Станислав Березкин
5 сентября 2014
1946

Форталеза – Ча Лонг Бей: три четверти длины экватора на надувном катамаране. Гуд бай, Атлантика

Сантьяго де Куба – Монтиго-Бей



Низкая облачность, слабо освещаемая вечерним солнцем, накрыла маяк эль Морро и Кастильо де ла Рока. Язык первого в этом сезоне, и потому еще слабого, североатлантического циклона прорвался через гребень Малых Антил и догнал нас на закате. В течение трех часов ветер усилился до свежего и отошел от юга к юго-восток-востоку. Короткая и жесткая карибская волна выросла до 2 – 2.5 метров и начала методично подталкивать нас к очищению желудков. Периодически налетали пенные гребни высотой больше трех метров. В такие моменты казалось, что крен уже критический, но в следующую секунду катамаран со скрипом в суставах выпрямлялся и продолжал лететь на юго-запад со скоростью больше 8 узлов. Авторулевой с трудом справлялся с курсом. Передвигаться по палубе приходилось на четвереньках. Отстегнуть страховку никто не решался. Жизнь в палатке становилась невыносимой от качки и грохота. Около трех часов ночи раздался звук, как будто по нержавеющей детали набора сильно ударили кувалдой. Позже, на пути в Мексику, мы часто слышали этот звук – так рвались кницы из 4-миллиметровой листовой нержавеющей стали, соединявшие продольные и поперечные детали рамы. В эту ночь мы этого еще не обнаружили. Утром море немного успокоилось, но аппетит и бодрость не появились. Все с нетерпением ожидали берега, уж очень из нас выдолбило все силы.
После полудня, подходя к гавани, мы немного промахнулись мимо фарватера, понадеявшись на малую осадку. Как оказалось, зря. Море здесь настолько прозрачно, что определить глубину на глаз совершенно невозможно. И мы с размаху вылетели рулями на коралловый риф. Правый руль поднялся почти горизонтально и заклинил в коробке. Толкаясь трехметровым шестом, мы снялись с рифа и вслед за катером зашли в гавань Монтиго-Бей.


Jamaica – no problem!





Три дня без визы – без проблем. Потом нужен шенген. Но больше нам здесь и не надо – только запастись водой, провизией и силами, да осмотреть и отремонтировать лодку. Для ремонта приходится вытащиться на пляж в заливе. На пляже небольшая свалка, но выбора у нас нет. Лопнувшие кницы по рафтерски обвязываем закрутками. С рулем все в порядке – только выбоина от удара на передней кромке. Стопор – шплинт диаметром 10 миллиметров из нержавейки – согнулся в букву U. Сначала я пытаюсь применить «болгарку», чтобы его извлечь, но Олег, крякнув, разгибает руками коробку, и шплинт выпадает в воду, к счастью, на небольшой глубине. После недолгой работы молотком выпрямленный шплинт встает на место, правда, туже, чем раньше. Ремонт окончен, ставим катамаран к причалу, можно знакомиться со страной. No problem!
Монтиго-Бей – пестрый город. Правда, до самого города мы добрались лишь в темноте, и вся его пестрота скрылась за тропической ночью и за толпой бомжей. Гораздо интереснее оказалось посмотреть на старую фабрику по изготовлению рома. От нее хорошо сохранились лишь труба и водяное колесо. Масштабный самогонный аппарат площадью около 300 квадратных метров. Без учета емкостей. Ром, который нам удалось там купить, был дешевый и не очень хорошего качества. Но: «пусть будет крепок ром ямайский – все остальное ерунда».



Монтиго-Бей – Джорджтаун






Покидали мы Ямайку вечером 27 мая, уже после заката. На этот раз шли строго по фарватеру, помня о кораллах. Расслабились только в миле от берега, когда глубина превысила 100 метров и линия рифов была в кабельтове за кормой. Ползком в штиле за ночь прошли 30 миль, Ямайка светила нам вслед до полуночи. Следующие сутки прошли в упражнениях с парусами – ветер менял направление, постоянно шквалило и часто поливало дождем. В полдень 29 мая мы увидели Большой Кайман – низкий и широкий атолл. На подходе к нему нас встретило огромное стадо дельфинов. Никогда до и никогда после такого их количества в одном месте мы не встречали. Это было завораживающее зрелище – несколько минут море вокруг катамарана было покрыто фыркающими коричневыми телами, белые носы дельфинов, всплывавших группами, были похожи на пенные гребни, шум стоял такой, будто сотня детей купается в одной купалке пионерлагеря. Исчезло стадо так же неожиданно, как и появилось. В несколько секунд затихли вздохи и всплески, и катамаран бесшумно заскользил уже по почти зеркальному морю.
Огибая остров, мы потеряли капитанские шорты – их сдуло с гика, на котором они сушились. К Джорджтауну подошли уже около полуночи. Береговые службы оставили нас ночевать на муринге в открытой гавани. К счастью, ветер был слабый восточный, и остров заслонял нас от волны. Утром пришли на оформление к карантинному причалу. Но так как у нас не было британских виз, возникли сложности. Джек долго говорил с офицерами иммиграции, после чего они согласились оставить нас на острове на два дня для ремонта, забрав в залог наши паспорта. Нас отправили в лагуну, где находился большой яхт-клуб. К вечеру мы, наконец, добрались до его причала. Марина находилась на ремонте, не было питьевой воды и электричества. Но у нас, к счастью, все было с собой. Нас навестили итальянцы. После осмотра нашей лодки и рассказов о нашем маршруте единственное, что они смогли сказать, было: «You have a big steel balls!…», после чего угостили нас пивом.
Ночью из мангров нас настигла настоящая кара господня – тучи мелких и очень злобных комаров. Пытка комарами продолжалась до рассвета. С рассвета до наступления жары удалось немного поспать. А потом нам, злым и уставшим, пришлось браться за ремонт. Проведя ревизию набора, выявили еще три сломанных кницы, перевязав их скрутками. Но главная неприятность ждала нас на мачте. Верхняя заделка штага, попав в паз закрутки стакселя, два месяца крутила штаг, и девятнадцать прядей троса сломались одна за одной. Последняя лопнула, похоже, во время выхода с Ямайки, потому что стаксель стал закручиваться очень туго. Для начала решили сделать все по-заводскому. Нашли яхтенного магазина и мастерской, вызвали такси и через полчаса были на месте. Но нужных нам тросов и заделок не оказалось. Купив скотч для ремонта парусов, рванули обратно - до заката оставалось немного, а сумерек в тропиках не бывает. Разделали трос, обжали ремонтной законцовкой, перевернули, вдели в обтекатель штага, и уже за полчаса до заката штаг с закруткой с помощью Джека, поднятого на грота-фале, встал на место.
Следующую ночь мы провели на рейде на одном из пляжей Джорджтауна. Вечером был салют в честь 50-летия правления Елизаветы II. А ночью, после салюта, мы взяли курс на Канкун.



Джорджтаун – Канкун




Все три дня погода по-прежнему не отличалась постоянством. Когда до ближайшей мексиканской территории – острова Мухерес – оставалось около 40 миль, она испортилась окончательно. С левого борта в нас уперлось течение, отражающееся от никарагуанских берегов и стремящиеся в пролив между Юкатаном и Кубой в Мексиканский залив. Несколько часов мы тащились со скоростью 2 узла, несмотря на 30-узловый ветер. Затем катамаран рванулся вперед и на скорости около 6 узлов врезался в двухметровую беспорядочную толчею над банкой Эрроухэд. Через час раздался знакомый звук рвущейся стали и левая передняя нога пирамиды на пару сантиметров съехала вперед.


К тому времени банку мы уже прошли, волнение улеглось, но со стороны Канкуна неожиданно обрушился мощный шквал. Крутить скрутку пришлось под свист 35-узлового ветра и под дождем, в котором с кормы не было видно носа лодки. После шквала, обогнув Мухерес, пришлось осторожно красться между рядов кораллов, предварительно расшплинтовав рули. Когда, наконец, удалось попасть в фарватер, встречный ветер снова усилился до 27 узлов, мы крались по направлению к Амада Марин, еле удерживая катамаран носом против ветра. Прилично дуло и в гавани, так, что нам с трудом удалось зашвартоваться между двумя громадными моторными яхтами. В Амада нас ждал сюрприз. Хозяин потребовал, чтобы мы оформляли приход через агента, услуги которого выливались в круглую сумму. В ответ на наш отказ прозвучало короткое: «Get out!», и охрана начала усердно подталкивать нас к выходу. Но мы уже знали, что примерно в трех милях к югу находится марина Асиенда дель Мар и быстро, под мотором, направились туда. Там нас встретили куда более радушно, а главное, что более дешево.

Наш 4000-мильный карибский тур подошел к концу. Впереди был Тихий океан, огромный и ужасный…


Текст: Станислав Березкин
Фото: Евгений Ташкин, Станислав Березкин, Евгений Ковалевский
Комментарии
Галина Боинчану
6 сентября 2014, в 19:35

Очень интересно!

Екатерина Козлова
22 сентября 2014, в 15:22

Вы просто безбашенные люди!) Не знаю, как передать свой восторг!) Продолжайте в том же духе)))

Станислав Березкин
22 сентября 2014, в 21:14

Если продолжать писать - с удовольствием, продолжать путешествовать - с еще бОльшим удовольствием :)

Екатерина Козлова
22 сентября 2014, в 21:55

И то, и другое, конечно)))

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
06:00
Люди воды. Байкал
06:55
Люди воды. Поморы
07:50
Вокруг света с Ману Фиделем. Лос-Анджелес
06:00
Дикий кабан. Возвращение
07:00
Звериный репортёр
07:25
Звериный репортёр
Не бывает таких путешествий, что не меняли бы тебя хотя бы отчастиСтивен Кинг