Крым. Олива. Вилла Штирлица

Крым в жизнь человека-легенды, писателя, публициста, сценариста, создателя знаменитого Исаева/Штирлица вошёл в 1956 году. В Ялте он начал писать первую книгу об Исаеве "Пароль не нужен". В Крыму родились книги "ТАСС уполномочен заявить". "Петровка, 38", "Огарёва, 6". В 1983 году писатель решил обосноваться здесь более прочно, тем более, что начиная с первых осенних холодов у него поднималась температура и не проходила до весны. Был куплен участок земли в посёлке Олива (бывшая Мухалатка) и начато строительство дачи. По задумке Юлиана Семёновича, дача должна была полностью походить на берлинский дом Штирлица, каким мы видим его в фильме "Семнадцать мгновений весны. Задумка удалась, и дача получила название "Вилла Штирлица".

Музеем "Вилла" стала в 2000 году. Так решила нынешняя владелица дома Ольга Юлиановна, младшая дочь писателя. Выйдя замуж за француза ливанского происхождения, она ещё при жизни отца уехала в Париж, но каждое лето с семьёй приезжает в Оливу. Чтобы попасть на "Виллу", нужно на автобусе "Ялта- Севастополь" или маршрутке "Ялта-Фарос" доехать до остановки "Олива". Затем около километра подниматься в гору по дороге через лесопарк и посёлок, по пути вдыхая в себя терпкий целебный аромат можжевельника.

Я оказалась в доме-музее в сентябре 2017 года. Ольга Юлиановна уже уехала, а забота о гостях музея лежала на смотрителе Андрее Евсееве.

Знакомство с "Виллой" началось в кабинете писателя. По фотографиям на стенах и стеллажах прослеживалась история многочисленных путешествий Семёнова. Сначала, после окончания в 1954 году Института Востоковедения, как специалиста по Афганистану и переводчика с пушуту в советстких дипмиссиях на территории Восточной Азии. Затем в качестве зарубежного спецкора "Литературной газеты".

Учась в институте, Юлиан Семёнович познакомился с будущим министром иностранных дел и руководителем российской разведки Е. М. Примаковым, а некоторые его друзья-однокурсники стали сотрудниками контрразведки и периодически консультировали писателя в работе над романами о разведслужбе. Отсюда и родился миф о Семёнове, как агенте КГБ. Андрей рассказал по даному поводу следующее. На самом деле Семёнов  сторонился данной организации и работал в архивах, открытых для  писателей и журналистов. А встречи с чиновниками госбезопасности нужны были для получения допуска в архив. Кроме того, все записи при выходе из архивных помещений проверялись и "неположенное" изымалось. Ситуация изменилась с приходом на должность Председателя КГБ Ю. В. Андропова. Ему нравилось творчество писателя и было неприятно видеть в книгах "искромсанные" сотрудникми архивов материалы. Андропов взял Семёнова под своё покровительство, встречался с ним, позволял звонить. Но он же и предупреждал: "Многие знания, многие печали, выдумывайте лучше, ройтесь в архивах". Только один раз Юлиана Семёновича допустили в архив КГБ во время работы над романом "ТАСС уполномочен заявить". Писателя хватило на один час, после чего он вернул секретарю тома документов и со словами: "Я всё проглядел... остальное выдумаю" выскочил из помещения. С другой стороны, любивший пошутить Семёнов на некорректный вопрос, правда ли, что он полковник КГБ, отвечал, что он уже не полковник, а генерал КГБ.

Среди фотографий большое количество связанных с работой по розыску похищенных в годы войны в Советском Союзе и вывезенных в Германию культурных ценностей. Вместе с исследователем-искусствоведом, немецким бароном, имевшим русские корни,  Э. Фальц фон Фейном был учреждён Международный комитет "За честное отношение к русскому искусству". Комитет занимался поиском Янтарной комнаты, решил вопрос о перевозе в Россию и перезахоронении праха великого Шаляпина. А в романе "Аукцион" Семёнов описал историю возвращения в Ливадийский дворец "засветившегося" на аукционе персидского ковра, подареного шахом российскому императору в честь 300-летия правления Романовых и исчезнувшего в годы революции. Это событие есть и на фотографиях в кабинете.

Куда только не заводили поиски Семёнова. Ему даже удалось попасть в закрытые колонии нацистских преступников в Латинской Америке. Впрочем, как рассказал смотритель музея, хорошо знавший Семёнова, и в поисках, и в репортёрской работе ему помогал жизненный принцип "Я всегда добьюсь, чего хочу".

Возле окна кабинета стоял рабочий стол с печатной машинкой, рядом лежали журнал "Детектив и политика" и газета "Совершенно секретно".

Главным редактором журнала Семёнов стал после избрания в 1986 году Президентом международной ассоциации детективного и политического романа. Газету он основал и начал выпускать в 1989 году параллельно с одноименной телепередачей. Концепция газеты была абсолютно новой для того времени: давать информацию, изначально предназначенную только для источника и поучателя. И газета, и её главный редактор Семёнов вызвали у многих "важных" людей очень негативную реакцию. Ещё больше негатива "полилось", когда начались переговоры с медиамагнатом  Р. Мердоком о его финансовой поддержке и помощи в продвижении издания на международный уровень. Тогда же был отравлен и умер первый заместитель главреда, его друг А. Плешаков. У самого Семёнова произошёл инсульт, и даже лечение у лучших нейрологов в австрийской клинике не вернули ему здоровье и творческую активность. Этот инсульт предсказала Юлиану Семёновичу в середине 80-х годов здесь же, на "Вилле Штирлица", цыганка Маргарет, жена итальянского коллеги-журналиста и в прошлом близкая подруга кубинского лидера Фиделя Кастро. "Просто лопнет сосудик", - сказала Маргарет и "утешила", что всё произойдёт очень быстро. Но она ошиблась со сроками: "быстро уйти" не получилось. Семёнов с 1990 по 1993 год перенёс три инсульта, став практически беспомощным инвалидом. Заканчивая грустную тему, добавлю, что после смерти, согласно распоряжению писателя, его прах развеяли над Чёрным морем, а по желанию супруги в Москве на Новодевичьем кладбище установили памятник-кенотаф.

На следующих снимках - фрагменты экспозиции кабинета и комнаты отдыха: фотографии, книги, сувениры, в том числе осколок американского военного самолёта. Самолёт в присутствии Юлиана Семёновича подбили вьетнамские партизаны и вручили ему часть трофея.

Осмотрев первый этаж, мы поднялись на второй, в библиотеку. На стеллажах библиотеки - книги самого Семёнова, подшивки журналов и газет, где он работал: "Огонёк", "Москва", "Смена", "Правда", "Литературная газета", "Совершенно секретно".

Среди других авторов - большое число томов Э. Хемингуэя. Оказывается, бороду Юлиан Семёнович отпустил, желая быть похожим на знаменитого американца, чьё творчество и брутальность очень уважал и ценил. Ещё было намерение по примеру Хемингуэя писать по 500 страниц в день. Но затея не удалась, и было решено ограничиться ежедневными десятью страницами. 

 На протяжении всей экскурсии меня не покидало чувство, что сейчас откроется дверь, и появится сам Семёнов, шумный и весёлый.  Я сказала об этом Андрею, а он показал на лежавшую на столе записку, где первый хозяин "Виллы Штирлица" от руки  написал: "Я скоро вернусь".

 

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.