Непальские приключения. Чем выше, тем страшнее или горная романтика не для всех. День 7

Дюрали — MBC (Базовый лагерь горы Мачхапучхре, 3700)

Ночь в Дюрали была «незабываемой». Холод проникал сквозь каменные стены, вползал в нашу комнатушку через маленькие окна, заставлял сжиматься калачиком даже в теплом спальном мешке и одежде. Сердце стучало быстро и неровно, то и дело подкатывала тошнота, а любое простое действие, например попытка перевернуться на другой бок, оканчивалось одышкой. Я чувствовала себя внезапно постаревшей и больной. И всю эту длинную ночь до самого рассвета представляла в подробностях как я скажу Виктору, что не могу, что нет сил, что я слабак, а потом соберу вещи и пойду вниз.

Когда около 6-ти сработал будильник, я уже не спала. Или ещё не спала, это как посмотреть. Тем не менее надо было вставать и принимать решение. Я кое-как выбралась из спальника, оделась и отправилась к уличному умывальнику. Погода снаружи была не такая противная, как вчера. Дождь давно прекратился, сквозь клочья белых облаков проглядывало солнце, и его лучи, отраженные от заснеженных скал, заставляли жмуриться и невольно улыбаться. Пока я ждала своей очереди, чтобы умыться, слушала, как шумит река в глубине ущелья, болтала с Эльвирой, пересказывая ей свои ночные страдания, я поняла, что не сдамся на полпути и пойду вверх.

Завтрак в меня естественно не влез. И я давилась привезенным из дома протеиновым батончиком. Вообще полезная штука в таких случаях. Но в следующий раз я, пожалуй, возьму с собой концентрированный протеиновый коктейль. Разводишь водой, выпиваешь и получаешь все необходимые калории без мучений.

Народ вокруг уже активно собирался. Кто-то надевал гамаши, кто-то доставал кошки, кто-то укладывал в рюкзак влажные после вчерашнего дождевики. Я с трудом затолкала спальник в компрессионный мешок, вылила из термоса ледяной чай, зашнуровала мокрые ботинки, отдышалась после всего этого и села ждать друзей, внутренне ужасаясь своему решению идти дальше. От одного вида тропы меня начинало мутить.

Ситуация усугублялась тем, что идти предстояло быстро и почти без остановок. Участок пути от Дюрали до MBC был признан лавиноопасным, а потому преодолеть его стоило до того, как станет жарко и начнет таять снег на склонах. Как только мы вышли из Дюрали, и каменная лестница закончилась, путь нам преградили соответствующие знаки, предупреждающие об опасности. Трагедии в Гималаях случаются не редко, даже на таких казалось бы небольших высотах. В 2014 году, например, в треккинге вокруг Аннапурны во время бури на перевале Торонг Ла погибло 29 человек. Погода в этих заоблачных краях нестабильна, случаются камнепады, землетрясения, сходят сели и лавины, горняшка косит порой даже самых подготовленных. Одним словом, «романтика» не для всех.

За пугающими знаками начиналась утоптанная в грязном рыхлом снегу тропа, которая петляла вдоль бурлящего речного потока и терялась на дне внушительного каньона. С двух сторон ее окружали высоченные скалы с заваленными снегом кулуарами.

Масштабы поражали воображение. Хотя насладиться всей этой красотой в полной мере лично мне мешало паршивое самочувствие. Я вяло переставляла ноги, уткнувшись взглядом в тропу, изредка пропуская идущих вниз треккеров. Поразительно, но некоторые из них шли в носках, на которые каким-то образом были нацеплены кошки. Мы на такие подвиги не решились и топтали тропу в обычных треккинговых ботинках. Я своей обувью осталась очень довольна, мои Мамуты с вибрамовской подошвой выдержали все эти непростые переходы по снегу и при этом почти не скользили на крутых склонах. Как писал еще в 1951 году в своей книге «Аннапурна» Морис Эрцог «подмётки Вибрам держат хорошо». И с тех пор ровным счетом ничего не изменилось. Это бесплатная реклама, если что.

Пока мы шли по дну ущелья, перебираясь по шатким мостикам странной конструкции с одного берега на другой, было терпимо. Но как только тропа круто ушла вверх, я поняла, что задыхаюсь. Виктор шел рядом и всячески намекал, что если мне хочется блевать, то стесняться не стоит. Я эту ценную рекомендацию отвергла и, сжав зубы, поползла дальше. Когда мы дошли до узкого участка — справа пропасть, слева крутой склон, - по которому очевидно только вчера прошлась лавина, я поняла, что не одной мне так паршиво от высоты. Вдоль тропинки, с которой некуда было деться, повсюду были следы человеческой жизнедеятельности: экскременты, следы рвоты и прочие прелести. Бывавшие на Эльбрусе сравнили это место с легендарной Косой полкой, которая по их словам выглядела примерно также.

Этот переход казался мне бесконечным. В какой-то момент я оглянулась назад и замерла потрясенная. Прямо за нами, буквально протискиваясь между черными скалами, ползло огромное белое облако. Зрелище было жуткое. И я инстинктивно пошла быстрее, как-то не хотелось, чтобы это облако нас настигло. Однако через несколько минут оно все-таки налетело на идущих ощутимым порывом ледяного ветра, так что пришлось быстро надевать шапку и натягивать капюшон. Потом ветер поутих, но облако никуда не делось, и остаток пути мы двигались в неприятном тумане.

Тропа всё шла и шла вверх, и не было ей ни конца ни края. За каждым поворотом, за каждым склоном мне мерещились аккуратные каменные домики базового лагеря Мачхапучхре. Но каждый раз это было что угодно, только не они. И вот когда силы мои почти иссякли, я смогла различить табличку с надписью MBC. Радости не было предела. Так что я сумела даже торжественно попозировать для фотокарточки. И проследовать к нашему лоджу, где также торжественно я упала на какое-то подобие кровати и радостно лежала минут десять приходя в себя и выпуская облачка пара изо рта.

В MBC было всего только два или три небольших лоджа. Вообще удивительно, что в принципе существовало такое понятие как базовый лагерь Мачхапучхре, потому что эта гора у непальцев считается священным домом бога Шивы и любые альпинистские восхождения на нее запрещены. Только один раз в 1957 году была организована экспедиция, в ходе которой два британских альпиниста поднялись по северному склону Рыбьего хвоста. Но до вершины они не дошли около 50-ти метров, так как обещали непальцам, что эта гора останется непокоренной. С тех пор никто не повторял этих попыток, потому что здешнее правительство не выдает соответствующих разрешений. И раздвоенная вершина Мачхапучхре остается одним из немногих мест в Гималаях, куда не ступала нога альпиниста.

Когда я смогла, наконец, двигаться, я выпила спасительную шипучую витаминку, которой снабдил меня Виктор, сняла мокрые ботинки, закинулась мексидолом и ушла греться в столовую. В отличие от нашей тюремной камеры на четверых, где было что-то около нуля градусов, общая комната лоджа встречала добрым теплом из кухни. Хотя все равно, чтобы не замерзнуть, приходилось сидеть в куртке, шапке и флисовых перчатках.

Здесь на деревянных нарах вокруг большого стола уже собралось некоторое количество носильщиков и треккеров, в том числе и наши знакомые из Бангкока. Нам предстояло провести в этом месте остаток дня, а рано утром совершить еще один последний марш-бросок к базовому лагерю Аннапурны — конечной цели нашего маршрута.

В тот момент, когда я села за стол и посмотрела на часы, которые показывали начало 12го, я подумала, что завтра никуда не пойду и точка. Достаточно того, что я забралась на 3700 и даже смотреть не могу ни на какую еду. Но до вечера, а тем более до утра, было еще далеко. Так что времени, чтобы передумать, у меня было предостаточно.

В общей комнате я сразу расслабилась. За дальним концом стола сидела команда треккеров, кажется, из Индии. Их гидом был красивый молодой непалец по имени Лама. Он выделялся на фоне остальных чем-то неуловимым: манерой говорить, походкой, какой-то внутренней одухотворенной силой и свободой. А когда он вдруг запел какую-то дивную непальскую песню, ритмично барабаня по столу, это вообще вызвало всеобщий восторг и восхищение. Позже за ужином, Лама показывал нам, как правильно «в непальском стиле» есть дал бат руками. И между делом рассказал также, что у него свое собственное туристическое агентство, и в следующем году он поведет на Эверест коммерческую экспедицию. Лама говорил об этом так непринужденно, так просто и естественно, чем окончательно влюбил в себя всех присутствующих в комнате девушек и женщин.

Отогревшись и наслушавшись песен красивого Ламы, я заполучила пароль от вай-фай, написала сообщения родным и мельком глянула в окно. Облако, которое сопровождало нас полдороги, тем временем тоже забралось в MBC и принесло с собой снег. Это обстоятельство слегка тревожило. Много снега в горах - паршиво, потому что, во-первых, заметет тропу, а во-вторых, опять-таки лавины. Так что мы периодически поглядывали в окна, заклиная снег прекратиться. Но он всё шел и шел. Порой мы с тревогой замечали, как по кулуарам над MBC сходят небольшие лавины. Молча переглядывались и продолжали заниматься своими делами.

Близилось время обеда. Нужно было что-то съесть. Человеческая еда в меня не лезла, потому я заказала лимонный чай и «Твикс», который значился в меню. Только шоколадки и спасали меня от голодной смерти. Добрый Амрит, который записал мой заказ, спустя некоторое время принес мне чашку с чаем и два сникерса. Мы долго смотрели друг на друга непонимающими взглядами, потом до меня дошло, что слово «twix” Амрит понял, как пару шоколадок.

На этом тема сладостей не исчерпала себя. Ребята усмотрели в меню еще один гималайский хит, придуманный специально для туристов — сникерс-ролл. Это чудо кулинарии готовится следующим образом: берется шоколадный батончик, посыпается корицей, закатывается в тесто и запекается. Получается нечто вроде пирожка с шоколадной начинкой.

Вообще тема физиологических процессов от поглощения пищи до выведения жидкостей в тот день стояла очень остро. Моя гипоксия была связана в первую очередь с тошнотой и отсутствием аппетита, а вот у некоторых недостаток кислорода выразился в проблемах с выведением жидкости. Это частая история в горах. Для такого случая в нашей аптечке был предусмотрен Диакарб - мочегонное средство, которое восстанавливает нормальную работу почек. По дороге в MBC мы видели двух китаянок, которые об этом средстве, видимо, не знали. Они были невероятно опухшими, с гигантскими мешками под глазами и выглядели прямо таки устрашающе.

Поэтому на высоте выше трех тысяч нужно обязательно следить за всеми возникающими в организме неполадками: от головной боли до внезапно появившегося кашля. В горах обостряются все хронические заболевания, о которых человек на равнине порой даже не догадывается. В редких случаях развивается отек мозга или легких, что в здешних условиях может привести к смерти. Единственный способ выжить — резко сбросить высоту. На крайний случай у каждого треккера с собой должен быть шприц и ампула с дексаметазоном. Потому что вертолет в эти края не всегда долетает быстро, а порой из-за плохой погоды не долетает совсем. В этом мы смогли убедиться лично.

Около трех часов дня, когда все, кто хотел подняться в MBC, уже поднялись, а те, кто хотел спуститься, давно ушли, мы увидели в окно две медленно бредущие по склону точки. Видимость была плохая, по-прежнему шел снег. Но через некоторое время удалось разглядеть идущих. Это был непальский портер с большим рюкзаком и пожилая женщина, которой явно было плохо. Когда она зашла в столовую, ее буквально трясло от холода. Ее усадили поближе к кухне, сняли мокрую одежду и обувь, укрыли теплым одеялом и дали чаю. Но, судя по всему, ей нужна была именно медицинская помощь. И тогда знакомый нам уже Лама достал аптечку и отвел женщину в комнату, чтобы сделать укол. Я не знаю, как она провела эту ночь в ожидании помощи. Но по счастью следующий день выдался солнечным и рано утром ее эвакуировали на вертолете в Катманду.

Потому у каждого треккера должна быть в наличии страховка с возможностью эвакуации вертолетом. В последнее годы особо наглые туристы, которым лень возвращаться в Покхару пешком, сильно злоупотребляли этим способом передвижения в горах. Из-за чего страховые компании взвинтили цены на свои услуги, и из-за чего иногда страдают люди, которым действительно требуется помощь. Одним словом, к страховке в горах стоит отнестись серьезно, потому что никто не может сказать наверняка, чем кончится ваше путешествие.

После обеда я решила все-таки попытаться уснуть. В спальник ложилась в куртке и шапке и, честно говоря, перчатки тоже не хотелось снимать. На этот раз комната у нас была на четверых. Других в MBC просто нет. И чтобы не замерзнуть ночью, мы сразу сдвинули все кровати вместе и состегнули спальные мешки. На этом огромном «ложе» я и пыталась поспать днем. Хотя, конечно, мне это не особо удалось. Я долго ворочалась с боку на бок, пытаясь согреться, думала о завтрашнем дне, боролась со своим малодушием, в итоге вылезла из спальника и вернулась обратно в столовую, к теплу и людям.

Народу в общей комнате к этому времени прибавилось. Кто-то «пропадал» в телефоне, кто-то читал или слушал музыку, кто-то играл в карты и разговаривал. Периодически из кухни выбегал озадаченный повар и сдвигал смеющихся портеров с нагретых мест, чтобы достать из ящика, который располагался под нарами, немного картошки на ужин. Почему-то эта процедура всех очень веселила. Ближе к вечеру в столовую пришли три пожилых немца, которые шумно о чем-то беседовали и совершенно спокойно распивали местное пиво «Эверест» и коньяк «Кукри». Все поглядывали на них с удивлением, к алкоголю кроме них никто не притрагивался.

За окном стемнело, народ теснее расселся вокруг стола, чтобы поужинать. Я давилась вареными яйцами и очень завидовала своим ребятам, аппетит у них был отменный. И чем темнее становилось за окном, тем больше я волновалась. За прошедший день в MBC я хоть немного, но отдохнула, а значит накопила достаточно сил, чтобы двигаться дальше. И потому просто не имею права отсиживаться здесь, пока остальные идут в ABC. Да и в конце концов ведь я же мечтала об этом путешествии, прочла тонну книг про Аннапурну и Гималаи. И очень хотела увидеть своими глазами и гору, и легендарный базовый лагерь, и мемориал погибшим альпинистам, моему герою Анатолию Букрееву. И как после этого я могу сдаться.

Виктор очень много говорил в этот вечер. Говорил правильные вещи про преодоление и достижение целей. Но я чувствовала, как внутри меня копошится кто-то слабый и мелкий и убеждает меня, как тепло мне будет утром поспать подольше, и не придется через боль и мучения никуда идти, мерзнуть, задыхаться, в очередной раз ощущать свою жалкую слабость. Я боялась давать однозначный ответ, боялась, что не справлюсь, не дойду, стану обузой для ребят, что им придется ждать меня, слишком тяжело мне всё это давалось. Но когда мы вернулись в комнату, молча подготовила рюкзак: заправила термос, достала налобный фонарь, завела будильник и приготовилась к решающей ночи.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Новости