Анастасия Состина
13 мая 2019
779

Непальские приключения: гималайская жизнь на каменных ступенях или чем занимаются непальцы в горах. День 3

Тикетунга — Горепани (2860 метров)

Ночь в Тикетунге оказалась одной из самых спокойных на треке. Еще не было слишком холодно, как в верхних деревнях, и не давала знать о себе высоким пульсом и бессонницей горняшка. Так что выспались мы просто отлично. Позавтракали в общей столовой с видом на ущелье и гору в облаках, собрали вещи и отправились в путь одними из последних. Когда уходили, лодж был практически пуст, хозяйка обходила комнаты и собирала теплые одеяла на просушку. Вечером сюда явится очередная порция шумных, усталых и голодных треккеров.

Апрель и май — высокий сезон в Гималаях. Летом же в эти края придут муссоны, и три месяца почти не переставая будет лить дождь и бушевать непогода. Потом в горные ущелья снова вернется теплое сентябрьское солнце. Просушит тропы, испарит всю летнюю влагу, позволит непальцам собрать урожай. И осенью на здешних серпантинах и каменных лестницах вновь появятся вереницы туристов со всего света.

Когда мы выбрались на тропу, перейдя бурлящую реку Моди по нескольким навесным мосточкам, солнце уже осветило глубокое ущелье внизу и склоны гор. Утренняя прохлада мгновенно сменилась жарой, так что пришлось снимать ветровки и флисовые кофты. Миновали еще одну крошечную деревушку, в которой нас окружила стайка маленьких детей. Выглядели они все одинаково: старенькие застиранные вещи явно с плеча старших братьев и сестер, перепачканные рожицы, у каждого две зеленых засохших дорожки под носом от давно не леченного насморка, почти все босиком, и у всех, как у девочек, так и у мальчиков золотые серьги в ушах.

Когда мы еще только собирались в Непал, многие советовали захватить с собой сладости или какие-нибудь безделушки для детей в горных деревушках. Живут они здесь крайне бедно, много работают, помогая родителям, и подарки видят разве что от туристов и то не часто. Мы набрали с собой леденцов и свистулек. И вот пришло время раздать наши нехитрые дары. Дети приумолкли и скромно заулыбались, проговорив тихое «Намасте!». При виде конфет, глазенки загорелись, и начался радостный дележ. Самый маленький мальчик, получив сладости, посмотрел на нас, как на божеств, сложил ладошки вместе, наклонил голову и скромно сказал: «Сенк ю!». В тот момент я очень пожалела, что взяла мало конфет.

Распрощавшись с малышами, отправились дальше, но долго еще слышны были из-за поворота, за которым скрылась деревушка, звуки свистульки и радостный смех.

А нам предстоял подъем по очень крутой каменной лестнице. Из деревни за нами увязалась местная собака — чернявая, пушистая, при этом по-тибетски гордая дворняга. Она ловко карабкалась по высоким ступеням, лихо опережала нас, а потом останавливалась и с некоторой долей презрения наблюдала, как мы пыхтя и сопя ползем наверх.

Довольно часто мы делали остановки, чтобы попить воды, сфотографировать что-то, пропустить нагруженных мулов или купить мандаринов. Тропа была довольно людной, но это нисколько не напрягало. Все без исключения здоровались друг с другом, улыбаясь и роняя на ходу ставшее привычным «Намасте!». Это была словно бы игра, в которую радостно играли туристы со всего мира. Изредка по акценту можно было понять, что перед тобой соотечественник. Его «Намасте» звучало как-то знакомо. И тогда мы пристально смотрели друг на друга и повторяли уже по-русски «Здравствуйте!». Дальше следовал всеобщий смех и вопросы, откуда, куда, были ли уже в ABC, как погода. От таких вот встреченных нами на тропе ребят мы и узнали, что в базовом лагере Аннапурны недавно сошла лавина и снесла все постройки. Очень много снега, а потому люди идут туда в легких кошках (которых у нас не было). А некоторые и совсем не отваживаются подниматься выше поселка Дюрали на 3200. Так как этот путь объявлен лавиноопасным. Эти новости меня немного настораживали. Но пока здесь светило солнце, было тепло и были мандарины, о снеге, высоте, холоде и лавинах думать совсем не хотелось.

Так мы и поднимались не спеша всё выше и выше, по пути замечая, насколько трудолюбивый народ — непальцы. Женщины пахали на волах свои небольшие террасные плантации, пололи мотыгами грядки, собирали бананы, старухи вместе с девочками, сидя на циновках, перебирали и сушили фасоль, чечевицу, кукурузу, мальчишки погоняли мулов, сопровождая перевозку грузов из одной деревни в другую, мужчины без конца что-то строили, ремонтировали, подлатывали. А дедушки возились с младенцами. Да-да. Например, в Чомронге мы видели смешного непальского дедушку, который без конца нянчил своего маленького внука, пеленал его, что-то рассказывал и пел ему на непали, баюкал в колыбельке, растянутой между столбиками лоджа. И, насколько я поняла, в Непале совершенно нет никаких предубеждений относительно мужской и женской работы. Здесь и мужчины спокойно стирают белье, моют посуду, готовят и ткут. И это у них получается прекрасно. Возможно потому, что они получают от этого удовольствие и всегда улыбаются. Никакого эго, мир и любовь.

Около 11 часов мы вскарабкались наконец в красивую, согретую солнцем деревушку, где перекусили спелыми бананами и выпили по стаканчику свежевыжатого яблочно-мандаринового сока. Шкурки от банана скормили большой, покорной буйволице, конечно, с разрешения ее хозяйки, которая и угощала нас соком.

Здесь же попробовали необычный горный мед диких пчел. Сборы этого меда, который к слову считается галлюциногенным, — многовековая традиция. Его добывают в окрестностях деревни Тало Чипла. При этом сборщиками меда могут быть только представители этнической непальской группы гурунгов. Дважды в год — весной и осенью, — вооружившись самодельными бамбуковыми лестницами и надев на себя несколько слоев одежды, они отправляются к высоким скалам неподалеку от поселка. С этих скал свисают огромные ульи диких горных пчел, которые делают свой мед из галлюциногенной пыльцы цветущих рододендронов. У подножиях этих скал гурунги разжигают костры, чтобы дым мог ослабить пчел. Затем по лестницам они поднимаются почти к самым ульям, чуть ниже крепят пустые корзины на веревках и начинают сбивать ульи с сотами вниз. Так, чтобы они падали прямо в корзины. Конечно, после такой «охоты» все они возвращаются серьезно искусанными, но с добычей. Случаются и трагические истории, когда плохо закрепленные лестницы падают в пропасть, а сборщики погибают. Но в последнее время такое происходит очень редко.

На вкус этот необычный мед похож на алкогольный напиток. По консистенции он почти жидкий. Я попробовала его совсем чуть-чуть, но после этой дегустации у меня еще долго кружилась голова.

После меда у всех разыгрался аппетит, да и время было уже обеденное. А потому мы остановились на привал в одном из деревенских лоджей. На улице похолодало, солнце скрылось за облаками, и чтобы согреться мы заказали целый термос масалы на четверых. Это была, пожалуй, самая вкусная масала, которую я пробовала в Непале. Горячий черный чай индийского сорта ассам, молоко, гвоздика, корица и другие специи. И ложка сахара — масалу всегда чем-то подслащивают. Этот напиток не просто согревает, но и в действительности придает силы. Хотя поначалу я и побаивалась его специфического состава.

И вот мы уже шагаем дальше. До поселка Горепани, где мы должны заночевать, остается несколько часов ходу. Эта часть пути проходит через густой замшелый лес. Здесь огромные рододендроновые деревья с розовыми цветами. Их толстые, скрученные корни пробиваются из земли, образуя причудливые живые ступени. Когда идешь по ним, чувствуешь себя каким-то заблудившимся в древнем лесу хоббитом.

Даже огромные валуны, лежащие у дороги, здесь покрыты зеленым, густым мхом. Отовсюду капает, сочится влага. Тропа уводит то круто вверх, то ныряет куда-то совсем вниз, к многочисленным водопадам и шатким деревянным мостикам, увешанным молитвенными флагами.

Эти разноцветные флажки - «кони ветра» (на них часто изображают лошадей) — испещрены буддийскими священными текстами - мантрами. Считается, что ветер, треплющий флаги «читает» мантры, а потому место, где они развешаны наполняется чистой энергией. Цвет флажка символизирует определенный символ года. Так, например, желтый флаг — символ Тигра, Лошади и Собаки, а синий — Мыши, Дракона и Обезьяны. Буддисты считают, что любой человек, независимо от его вероисповедания, может развешивать молитвенные флажки. Это хорошее, доброе дело, которое сулит счастье. При этом нужно писать свое имя на флажке того цвета, под знаком которого ты родился.

Эта часть тропы была довольно малолюдна. Здесь уже не встречались солнечные деревушки, собаки с колокольчиками на шеях и колонки с молочно-белой ледниковой водой. Солнце здесь заслоняли выросшие над головой высоченные скалы и густые кроны деревьев. Стало довольно холодно, так что пришлось снова достать из рюкзаков теплые вещи. Вскоре мы добрались до очередного чек-пойнта у поселка Горепани. Этот чек-пойнт представлял из себя простой деревянный стол посреди дороги и хмурого человека, одетого в пуховую куртку, теплые штаны и шлепанцы. Кстати, в таком виде расхаживали почему-то почти все местные жители. Зарегистрировав наши карточки треккеров и пермиты, мы направились в лодж. Последние метры каменной лестницы дались с трудом. К тому же стало так холодно, что изо рта вылетали облачка пара, и мы решили, что как только бросим вещи, пойдем и купим себе по разноцветной непальской шапке из теплой, колючей шерсти гималайских яков.

Около 6ти вечера мы наконец ввалились в наш лодж. Там пахло теплом и дровами. Посреди общей комнаты потрескивал огонь в большой печке, над ней сушились всевозможные носки, штаны, куртки и прочая одежда, а вокруг на скамейках, застеленных разноцветными коврами, сидели непальцы-носильщики и замерзшие на маршруте треккеры. Здесь было так уютно, что даже не хотелось идти в нашу комнату. Там напротив царил дикий холод. А потому хотелось усесться у теплой печки, не спеша опустошить чашку горячей масалы и дремать под тихий разноязыкий говор, прокручивая в голове картинки сегодняшнего дня.

Но прежде чем погрузиться в сонное забытье, нам все-таки пришлось принять очень холодный, бодрящий душ, купить-таки шапки и перебрать вещи: достать фонари, теплые куртки и перчатки, заправить термосы. Завтра ранний подъем и ровно в 4 утра выход на гору Пун Хилл (3210 метров). А там прекрасный рассвет с видом на подсвеченные солнцем вершины восьмитысячников. Но тогда, сидя в общей комнате, уплетая острый Дал Бат и болтая с друзьями, я еще не предполагала, что этот подъем обернется для меня настоящим испытанием.


Непальские приключения. День 1: https://www.moya-planeta.ru/reports/view/nepalskie_prikljucheniya_ot_katmandu_do_annapurny_den_1_46182/

Непальские приключения. День 2: https://www.moya-planeta.ru/reports/view/pro_nosilshhikov_konoplju_i_beshenye_nepalskie_dorogi_den_2_46186/
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
06:00
Люди и звери. Самые странные союзы. Фильм второй
06:55
Тайные города. Амстердам
07:50
Планета вкусов. Кулинарное путешествие по Берлину
06:00
Недетские вопросы. Пусто ли в пустыне?
06:30
Недетские вопросы. Звериные народы
07:00
Альбатрос и хохлатый пингвин
Есть в этом что-то волшебное: уезжаешь одним человеком, а возвращаешься совершенно другимКейт Дуглас Уигген