Непальские приключения: деревня гурунгов и возвращение в цивилизацию. день 10.

Джину — Гандрук (1940)

Утро в Джину выдалось хмурым. Наше горное путешествие заканчивалось, и все мы испытывали чувство легкой грусти по этому поводу. Сегодня нам предстоял последний пеший переход до деревни Гандрук. В паре километров от нее нас подхватит джип и увезет в Покхару. А там — шум, пыль и цивилизация, если это слово вообще можно применить к чему-то непальскому. В любом случае такой горной тишины, приветливых улыбок и прозрачности воздуха там уже не будет.

Мы молча позавтракали, собрали рюкзаки и начали спуск к одному из самых длинных подвесных мостов в Гималаях. Увешанный разноцветными флажками, он растянулся над ущельем, по дну которого бежал стремительный приток реки Моди — Кимронг Кхола. Длина этого моста достигала 287 метров. А у входа на эту с виду прочную переправу была установлена привычная табличка с требованием пропустить мулов.

К слову, мулы здесь проходили довольно часто, а потому мост был кое-где перепачкан отходами жизнедеятельности этих животных. И где-то на середине мы встретили непальскую женщину с подростком, которые как раз и занимались наведением порядка. Женщина острой палочкой выковыривала из стыков экскременты, затем небольшим веником сбрасывала их вниз. Такое вот нехитрое дежурство по мосту.

Поначалу мы бодро шагали в ногу, но ближе к концу поняли, что так делать не стоит, потому что переправа начала опасно раскачиваться вверх-вниз. Так что нам пришлось замедлиться и идти в разном темпе.

На противоположном склоне ущелья мы наткнулись на импровизированную будочку, сколоченную из фанеры. Там юная девушка предлагала путникам освежиться кока-колой, всевозможными соками и даже местным коньяком Кукри. Я решила попробовать манговый сок из пакета. Но он оказался не самым вкусным, впрочем, как и любой другой пакетированный сок.

От моста тропа взяла вверх, каменные ступени сменились утоптанной земляной тропой. За очередным склоном мы наткнулись на небольшую каменную хижину, из которой навстречу нам выскочила маленькая, бедно одетая девочка. Родителей нигде не было видно. Возможно были заняты хозяйством. Девочка мяла в руках игрушку и смотрела на нас исподлобья, изредка вытирая нос грязным рукавом. Мы по привычке вручили ей несколько конфет и услышали радостное «сенкю».

От этой маленькой хижины на тропе открывался просто удивительный вид на заснеженный массив Аннапурны. И я на секунду позавидовала малышке, которая каждый день созерцает такую красоту. Конечно, жизнь здесь тяжелая, но мне кажется намного тяжелее жить в том же Катманду, где не продохнуть от пыли и выхлопных газов, где вместо каменных аккуратных домиков — грязные, разваленные бетонные коробки, кишащие насекомыми и где нет этих чистых снежных вершин, которые делают человека чуточку лучше.

В этом живописном месте мы попрощались с нашей прекрасной Аннапурной. Поблагодарили за то, что она благосклонно показалась нам в это безоблачное утро, потому что обычно к этому часу плотные облака закрывают ее вершину. И загадали для себя еще одну встречу, может через год, а может через пять. Да в общем не так важно когда, ведь теперь эта гора была для нас чем-то большим, чем просто название на карте или в путеводителе.

Мы окончательно расслабились и шагали по тихой тропе, впитывая все звуки и запахи, любуясь цветами на склонах и слушая пение птиц. Но тут дорога вдруг резко закончилась. Путь нам преградили огромные валуны и булыжники, которыми была завалена тропа. Похоже, после недавнего ливня где-то наверху подмыло склон и случился внушительный камнепад. Вот почему местные жители отказываются ходить по горным тропам в дождь. Если бы кто-то пересекал этот участок накануне, от него бы и мокрого места не осталось. Нам пришлось подняться выше по склону, чтобы обойти развороченную тропу.

Вскоре мы вышли на широкую дорогу, явно раскатанную бульдозерами. Амрит рассказал, что здесь уже давно строят полноценное шоссе для машин. Так что многие бьют тревогу, потому что трек к Аннапурне постепенно умирает. Если здесь построят трассу, уютные горные деревушки исчезнут с лица земли. И многовековой жизненный уклад умрет вместе с ними. Амрит и Сунил, видя наше замешательство, свернули с дороги и тайными тропами повели нас к Гандруку. Это был непростой маршрут, но он был в тысячу раз лучше раскатанной унылой дороги, по которой изредка пылили мотоциклы.

Мы шли по сгнившим бревнам, перекинутым через быстрые ручьи,

проходили мимо покосившихся крестьянских домишек, где нас неизменно встречали и провожали местные лохматые дворняги, останавливались у горных источников, чтобы выпить ледниковой воды. Спустя пару часов и два привала мы добрались до селения под названием Гандрук.

Эта деревня считается крупнейшим в регионе поселением гурунгов — народа, имеющего тибето-бирманские корни.

Вся она словно многоэтажный каменный замок лепится к склонам горы и сплошь состоит из лестниц и узеньких улиц, по которым то и дело снуют деловитые мулы и стайки шумных детей.

Здесь выращивают ту самую траву с одноименным названием гандрук, и растет она очень странно — по вертикали. Чтобы собрать нехитрый урожай, женщинам приходится брать мотыгу и карабкаться вниз по каменной стене. Потом эту травку мелко режут и сушат на разложенных простынях.

Гандрук действительно оказался большой деревней. Дома здесь можно было назвать зажиточными. Многие из них были построены явно не вчера, их отличала тонкая резьба по дереву.

Была в Гандруке и своя ступа с молитвенными барабанами, которые мы вдоволь покрутили, обойдя буддийское святилище по часовой стрелке.

В этой деревушке мы решили сделать короткий привал на чай, но в итоге он затянулся, потому что в хитросплетениях улиц мы наткнулись на небольшой музей непальского быта. И это было действительно неожиданно. На входе нас встретила веселая старушка, которая слупила с нас по 75 рупий и позволила осмотреть экспозицию.

Музей располагался в очень старом каменном доме, обмазанном глиной. Это было то самое традиционное непальское жилье, о котором я так много читала.

В доме было два этажа, на первом обычно держали скот, а вот второй этаж считался жилым. Там вокруг очага на широких лавках, застеленных ткаными покрывалами, собирались все домашние. В этом доме все было точно также, однако в виду его ветхости вход на второй этаж был закрыт и все экспонаты были расставлены на первом этаже. В основном это был сельскохозяйственный инвентарь и всевозможная утварь для приготовления пищи.

Встречалось и оружие, и черепа животных, которые хранили в домах на удачу.

И необычного вида ульи, которые делались из выдолбленных бревен. Их подвешивали к балкам дома на входе, и вскоре внутри поселялась колония диких пчел. Кстати, эти ульи у местных в ходу и сегодня. Был в музее и небольшой буддийский алтарь, украшенный к новому году разноцветными гирляндами.

Мы довольно быстро осмотрели нехитрую экспозицию и не удержались от покупки сувениров. Особенно меня восхитили блокноты из настоящей рисовой бумаги, сделанной вручную по старинным технологиям. Несмотря на всю ценность подобных вещей, стоили они смешных денег.

Когда мы возвращались из музея к лоджу, где оставили вещи, навстречу нам выбежали местные детишки. Кто-то из туристов подарил им воздушные шарики, и теперь малыши радостно наливали в них воду и всячески забавлялись. За веселую фотосессию они получили от нас очередную порцию конфет.

Деревушка оказалась настолько интересной, что хотелось задержаться здесь подольше. Я бы вообще переночевала в Гандруке, если бы нас не поджимало время. Мы медленно пили свой чай из лемонграсса, смотрели на облака, проплывающие мимо, любовались целой армией солнечных батарей, смотревшихся на фоне гималайских гор довольно странно.

Потом мы разглядывали крошечных щенков, недавно родившихся у местной дворняги, покупали траву гандрук, дотошно выспрашивая рецепт ее приготовления. В общем не торопились. И когда пришло время уходить, мы даже немного заблудились, разминувшись с Амритом и Сунилом.

Но в итоге всё же выбрались на тропу. Она казалась даже слишком оживленной. И спустя примерно час мы вышли на широкую пыльную дорогу, где уже сновали взад и вперед вездесущие джипы. Наше горное путешествие закончилось. Забросив вещи на крышу машины и кое-как разместившись внутри, мы молча отправились в Покхару.

В этот курортный город на озере Фева мы прибыли на закате.

Заселившись в обычную гостиницу, бросили вещи и даже не приняв душ отправились в ресторан — хотели угостить ужином наших новых друзей Амрита и Сунила и отблагодарить их за помощь. И это был, пожалуй, один из лучших ужинов в моей жизни. Деревенская кухня лишь поначалу показалась нам экзотичной и интересной, но к 5му дню она, мягко говоря, приелась. А учитывая, что во время похода мы потеряли довольно много калорий, нам очень хотелось мяса или рыбы, свежих салатов и настоящего кофе.

И тут мы, конечно, отыгрались по полной, заказав стейки и рыбу из озера на гриле, побольше овощей и местного вина. Да-да, в Непале тоже делают вино. И официант из дорогого (по местным меркам) ресторана самолично сбегал куда-то на угол в магазин к знакомым и принес нам бутылку красного полусладкого. Лично мне это вино пришлось по вкусу. Конечно, оно не было изысканным и тонким. Оно было похоже скорее на простое, но добротное домашнее вино. И в этом заключалась его несомненная прелесть. На десерт мы уничтожили по большой чашке кофе и по тарелке брауни. А потом послушали национальной музыки и даже увидели пару зажигательных танцев.

После ужина мы еще долго прощались с нашими ребятами, обменивались контактами, скидывали фотографии. И, конечно, обещали писать друг другу. Что в общем-то мы и делаем до сих пор. Амрит и Сунил успешно сдали экзамены на гидов в университете Катманду и скоро начнут водить самостоятельные группы к своим любимым вершинам — Аннапурне и Манаслу.

Поздно вечером, после удивительно теплого душа в цивилизации, я свалилась на мягкую чистую постель и провалилась в сон. Этот сон был о высоких горах, где рождается золотое солнце и становятся реальностью даже самые дерзкие мечты.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Новости