Артем Никитин
4 июня 2017
4189

Записки мотоциклиста. Холодные подземелья Аджимушкая




Рассказ о своем мотопутешествии в Беларусь я начал с российских дорог. Беларусь - чудесная страна, рассказ о ней поделен на две части: первые впечатления о Республике и то, какими мне запомнились города Витебск, Минск и Могилев. Отдельная глава посвящена Брестской крепости. Когда Белорусская части пути была пройдена, я вернулся в Россию и неожиданно повернул к Черному морю - отрезок пути от Смоленска до Анапы. Темой следующей части рассказа стал недельный вояж по Крыму - Полуострову Свободы.




Я уже упоминал об Аджимушкайских каменоломнях в предыдущей части, сейчас хотел бы раскрыть эту историю подробнее.

С мая по октябрь 1942 года в заброшенных штольнях каменоломни оборонялась почти дивизия русских солдат, прикрывавшая отход основных сил в Тамань. Остатки различных полков и батальонов оказались отрезанными от моря и заняли оборону в обширных галереях. Протяженность переходов возможно оценить лишь примерно, около двадцати двух километров с десятком выходов на поверхность. В коридорах высота потолков от полутора до двух метров. Толщина сводов над штольнями от всего пары до шестнадцати метров, в самых глубоких галереях располагались штабы и госпитальные палаты. В общей сложности гарнизон каменоломен насчитывал, по разным оценкам, от одиннадцати до пятнадцати тысяч человек и большое количество гражданских.


Сейчас в Аджимушкае работает музей, цена билета – двести рублей, поодиночке в музей не пускают, только группами с гидом, который рассказывает всю историю обороны и послевоенных раскопок. Я пристроился к группе туристов, приехавших на автобусе, и мы спустились в штольни. Узкие галереи, низкие потолки, все черные от дыма огня. Гид рассказала, что первые несколько дней в шахтах было освещение от генератора трактора, но немцы по звуку определили, где он стоит, пробурили шурф над ним и подорвали в нем авиабомбу, чем вызвали обвал.



Больше десяти тысяч человек в абсолютно темном и холодном каменном мешке… Источниками света служили куски покрышек, обмотка полевки (тонкий провод для полевого телефона), лампадки из сплющенных гильз, заправленных маслом. При этом тусклом свете чинили и смазывали оружие, на сегодня найдено две оружейные мастерские, обустроенные солдатами, при свете лучин проводили операции раненым, готовили еду в котлах, разрабатывали планы обороны в штабах батальонов. В коридорах светом не пользовались, ориентировались по протянутым полевкам или шнуркам. На перекрестках была целая система узелков-знаков, указывавших направление, понятная только бойцам.



Хоть в проходах каменоломни до войны и находился склад продовольствия, но основным продуктом на хранении был сахар, а вот запасов еды почти не было. Катастрофически не хватало боеприпасов, не было воды.


Еду и патроны добывали в бою, осуществляя дерзкие вылазки по ночам, выходя через еле заметные расселины и трещины в скале. Но этого было мало, люди голодали, питаясь одним сахаром, от которого еще больше хотелось пить, а воды не было. Тяжелее всех приходилось раненным, страдавшим от обезвоживания, и детям.

Гид рассказала про медсестру, которая, надев косынку с красным крестом и белый передник, вышла с ведром из штольни и под прицелом немецких пулеметов набрала воды из единственного колодца и вернулась назад. Немцы не стали стрелять по молодой девушке с красным крестом на лбу, тогда она вышла второй раз и принесла еще одно ведро… В третий раз девушку уже встретили огнем из пулемета, а потом обвязали гранатами и закинули тело обратно в штольню, а в колодец сбросили двигатель от грузовика, застрявший на середине.




Защитники завязывали у входа перестрелку с немцами, а в это время другая группа пробивалась через скалу несколькими метрами ниже к колодцу. Бой был необходим для того, чтобы враг не услышал, как умирающие от жажды люди скребут подкоп. Так, ценой многих жизней был прорыт узкий лаз в колодец ниже застрявшего двигателя, и проблема с водой на некоторое время была решена.

Когда немцы узнали о подкопе, то закидали колодец трупами, отравив воду, а потом еще и подорвали. Когда колодец был перекрыт, все оставшиеся в строю защитники были поделены на три батальона, и каждый стал пробивать в скале себе свой собственный колодец. Если немцы по звуку ударов находили место колодца, то подрывали свод над ним, тогда работу приходилось начинать заново в другом месте.



Противник не оставлял попыток взять каменоломни штурмом, но защитники, устраивая засады и минируя подходы, отражали нападения. Видя безуспешность штурмов, немецкое командование приняло решение взорвать каменоломни, бурились шурфы и стокилограммовыми авиабомбами подрывались своды. В результате вся сеть галерей была разделена завалами на несколько частей, многие защитники погибли, но гарнизон не сдавался. Тогда фашисты предприняли еще более жестокие меры, в штольни как можно глубже, загоняли танки кормой вперед и выхлопными газами травили находящихся внутри людей. А щели и выходы поменьше закидывали дымовыми и газовыми гранатами. В результате этой атаки погибло около половины людей, укрывавшихся в пещерах, тела стаскивали в тупиковые штольни и обрушали своды над импровизированными братскими могилами. В одной из таких могил поисковики в 70-х годах нашли много детских костей, теперь все приходящие в музей оставляют у почерневших стен плюшевые игрушки, поминая таким образом погибших безвинных детей.

Но и с газовыми атаками оставшиеся в живых научились бороться, тупиковые коридоры с естественными сквозняками перегораживали стенками, а оставшиеся узкие проходы завешивали мокрыми одеялами или плащ-палатками.

Мы, вслед за экскурсоводом, переходили от одной тускло освещенной галереи к другой, то и дело в сторону уходили штольни, в глубине которых терялся свет моего фонаря. Чем дальше мы отходили от входа, тем холоднее становилось, хоть на поверхности +25, в самых дальних коридорах постоянная температура, круглый год держится в районе 7-10 градусов тепла. Не могу себе представить, как почти без света и тепла люди выживали в этих коридорах почти пять месяцев, как сохранили мужество, чтоб не сдаваться, и рассудок, чтоб продолжать борьбу.



Часть гарнизона сумела прорваться из окружения, немногие даже сумели дойти до партизан в горах, но большинство погибли во время боев у выходов, во время газовых атак или умерли от голода и ран, некоторых захватили в плен во время последнего штурма. Пленили полуживых людей-скелетов, истерзанных собаками, почти ослепших. Ни одного знамени части, ни одного сейфа с документами врагом захвачено не было. Зная, что живыми не уйти, оставшиеся командиры спрятали все документы, наградные листы, списки личного состава и знамена в сейфах в тупиковых коридорах и обвалили своды. Основной задачей поисковых отрядов и стал поиск этих сейфов, именно они смогут пролить свет на многие неизвестные подробности обороны, установить имена всех, кто до последнего удерживал позиции.




Я вышел на поверхность, лестница из холодной ночи подземелья к теплу сентябрьского дня казалась дорогой из ада в рай. Сколько еще бойцов лежит под тоннами камня и песка в этих каменоломнях? Солдат, оставшихся верными присяге и сражавшимися до последнего вздоха.

Следующая глава - заключительная, в ней я расскажу о пути домой, дороге через полстраны: от Анапы до Екатеринбурга.

#мотопутешествие #путешествие #travel #moto #Крым #Crimea #ЧерноеМоре #BlackSea #Аджимушкай #ХрабрыйЧайник
Комментарии
Макс Большаков
7 июня 2017, в 08:09

Хороший рассказ, спасибо.
И фотографии замечательные.

Артем Никитин
7 июня 2017, в 21:14

Спасибо!

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
20:00
Один день в городе. Люксембург
20:30
Рекорды моей планеты. Самые гигантские плоды
21:00
Австралийский пожар. Спасение коалы
20:10
Звёзды и полосы
21:10
Дикий кабан. Возвращение
22:05
Звериный репортёр
Если ты не знаешь куда идешь, любая дорога подойдетЛьюис Кэролл