«Моя Планета»

Будни полярной авиации

Фотоархив летчика Виктора Шкарупина и рассказ, написанный его сыном
Этот материал начался с простого письма в редакцию. Посмотрев старые черно-белые фотографии, мы решили, что они заслуживают того, чтобы их увидело как можно больше людей. И это может стать началом хорошей традиции, когда семейные архивы, в которых наши родители, деды и прадеды водружают флаги на вершины, покоряют целину, строят БАМ и приручают хищников, становятся достоянием многих.

Присылайте в редакцию свои истории. А сейчас показываем вам архив летчика полярной авиации и рассказ, написанный его сыном.
По телеканалу «Россия 1» некоторое время назад транслировался фильм, посвященный 200-летию открытия Антарктиды. В сюжете говорилось о найденной в Арктике кинопленке, отснятой на двух противоположных полюсах планеты. Это удивительное событие помогло мне вспомнить разговор с отцом.

Мой отец, Шкарупин Виктор Степанович, окончил летное училище в конце Второй мировой войны и долгое время проработал в отряде полярной авиации. В 1974–1975 годах участвовал в Антарктической экспедиции в качестве командира летного отряда. Это было его второе путешествие в Антарктику. Первый раз он там побывал на пять лет раньше. В память об этом остались отснятые им фотографии и 8-миллиметровые кинопленки.
Во время одной из этих экспедиций он познакомился с человеком, который снимал на «настоящую» (как выразился отец) кинокамеру. Так оно и есть, если ее сравнить с нашим «Кварцем». Познакомившись, они договорились позже встретиться. Отец хотел посмотреть пленки. Он и сам попал в кадр за рулем какого-то транспортного средства. Вот он мне и рассказал, что встретиться-то они встретились, но дальше дело не пошло.

Желание отца скомпоновать фильм так и не осуществилось. На это у него постоянно не хватало времени. А потом это время закончилось…
Работа в отряде полярной авиации имела свою специфику. Не было регулярных рейсов. После тренировок и подготовки на базе — работа в экспедиции. Я навсегда запомнил запах морозной свежести, которую отец приносил, возвращаясь домой.
Однажды я узнал нечто, непонятное мне, откровенно говоря, и сейчас. В далеком шестьдесят каком-то году в ведомственном пионерском лагере я сказал одному мальчику, что у меня папа — летчик полярной авиации». На что он ответил, что его папа — космонавт. Поскольку его папа при этом присутствовал, парень у него спросил, что я имею в виду. Над ответом его отца я думаю до сих пор. Мой отец говорил нам: «Мы возим науку» (которая изучает ледовый покров Северного Ледовитого океана). Ну и, конечно, возили они многое другое в местах, где других транспортных средств не было и в помине. А тут прозвучало: «Мы летаем, а они нас прикрывают». Мой сверстник, кажется, понял смысл сказанного, а я — дистанцию до доступного.

В принципе, это не плохо, просто заставляет удивляться особенностям работы, в которой неизвестного больше, чем регламентированного, и восхищаться способностью людей жить в условиях, где взаимовыручка и поддержка, опыт и самообладание приоритетнее штатного расписания и регалий.
Поскольку речь пошла о вещах не приземленных, предлагаю посмотреть несколько фотографий и решить (как бы для себя), какой из них содержит изображение «неопознанного летающего объекта» (это шутка).
Текст: Андрей Шкарупин

»
Понравилось? Поделитесь с друзьями!

»
А также читайте дальше!