«Моя Планета»
Ида Лаура Пфейффер:
вопреки традициям времени
История женщины,
которая совершила несколько
кругосветных путешествий «случайно»
Путешествовать Ида мечтала с детства. Но для нее, девочки из традиционной австрийской семьи, это была неосуществимая идея. Ей полагалось выйти замуж и заниматься созданием домашнего уюта. Движимая чувством долга и родительскими наставлениями, так она и поступила в 1820 году.
Ида вырастила двоих сыновей, похоронила мужа и, только когда дети стали жить отдельно, вспомнила о своих юношеских мечтах.

Ей уже исполнилось 45, и по тем временам она считалась старухой. Кроме того, у нее не было денег. А правила приличия гласили, что она не может путешествовать одна. Привыкшая к более чем скромной жизни Ида презрела второй пункт и, сказав домашним, что отправляется в паломничество, села на корабль в Иерусалим. Правда, когда она оказалась на Святой земле, религиозное рвение ее быстро покинуло. Свое первое путешествие «старушка» спланировала от одной религиозной достопримечательности до другой — так было прилично. Однако маршрут получился уж очень запутанный: Ида отсутствовала девять месяцев, посетила Палестину, Египет, Италию. Домой, в Вену, ей пришлось вернуться, потому что любящие дети забили тревогу.
«Они носят короткие черные юбки, красные лифы, белые сорочки с длинными рукавами, короткие и узкие фартуки двух цветов, красные чулки и туфли на толстой деревянной подошве».
Теперь Ида знала, что такое путешествие, и ей снова хотелось в дорогу. Женщина получила хорошее образование и каждый день своего пути подробно записывала впечатления и собственные рассуждения. По совету друга семьи она отредактировала свои записи и отправила в редакцию под вымышленным именем. Заметки отличались неприкрытой честностью, меткими наблюдениями и даже новыми этнографическими сведениями — пожилую женщину совсем не стеснялись, и ей удавалось увидеть то, что доступно немногим путешественникам. Работу приняли к публикации, и Ида получила свой первый гонорар. Деньги она потратила, чтобы отправиться путешествовать по Скандинавии.
В Копенгагене она поражалась разнообразию транспортных средств и их обилию — от колясок до фаэтонов. В Стокгольме удивлялась портовым женщинам-носильщицам. Тем никогда не хватает работы.

Впечатления контрастны — из королевского дворца Ида отправилась на железные рудники.
Рейкьявик, вид на Кафедральный Собор
Но особенно женщину поразила Исландия. Она была совсем не похожа на ту Исландию, о которой путешественница читала в книгах. Ида ожидала встретить бесплодную пустыню без всякой растительности, а вместо этого ее взгляду предстали зеленые бархатные холмы, земляные хижины с крышами, покрытыми дерном, и гигантские лавовые массы, обросшие мхом и лишайниками. Землянки обнаружились даже в самом Рейкьявике, хотя люди побогаче жили в двухэтажных деревянных домах из нескольких комнат с датской мебелью красного дерева, коврами, английскими гравюрами на стенах и безделушками в стеклянных шкафчиках.
«Исландия — это слой снега и льда, покрывающий огонь, пар и кипяток».
В Исландии Ида узнала, как добывается утиный пух, присутствовала на рыбалке, овладевая тонкостями ловли лосося, и даже побывала на исландских похоронах. Она штурмовала склоны вулканов, любовалась гейзерами и водопадами.
Сыновья недоумевали: их мать, такая серьезная и ответственная фрау, вдруг совершает столь эпатажные поступки. Возможно, между ними даже состоялся серьезный разговор. Но Ида разрешила себе быть свободной. Как-то раз сказала семье, что отправляется к соседке выпить чаю, а пропала на два года.

Совершать кругосветную экспедицию Ида не планировала, она просто хотела сэкономить деньги. Путешественница садилась только на те корабли, где ей удавалось уговорить провезти ее бесплатно или сделать хорошую скидку на билет. Куда при этом следовал корабль, было совершенно неважно. Главное, чтобы в этом месте Ида еще не была. Так женщина первой из белых людей жила в племени охотников за головами на Борнео и останавливалась в хижинах каннибалов Суматры.
Ида никогда не возвращалась из путешествий с пустыми руками. Многие из привезенных сувениров позже имели большое значение для ученых-этнографов.
Между делом Ида посетила Бразилию, Чили, Китай, Индию, Южную Африку, Австралию и другие страны.
«Очарование весны можно оценить только тогда, когда оно сменяет суровые сюжеты зимы».
Бразилия оставила у нее двоякое впечатление. Да, растительность здесь поражает воображение, а почва плодородна, но яркие краски спустя время начинают утомлять, глаз хочет покоя. Кроме того, там было полно всякой нечисти — от комаров до песчаных блох, а муравьи обладали поистине гигантскими размерами. Спасти от них свой паек можно, лишь поставив в миску с водой, а одежду и белье нужно держать в закрытых жестяных контейнерах. Еда Иде тоже не нравилась: молоко водянистое, а мясо сухое.
«Непонятно, как они при таком чудовищном уродстве не просто обходятся без палки, а даже бегают вокруг весьма живо».
В Поднебесной ее поразили прически местных жителей. Мужчины брили головы, за исключением небольшого участка на затылке, где волосы были аккуратно подстрижены и сплетены в косицу. Чем толще и длиннее коса, тем больше гордился ею владелец. Во время работы он обвивал косу вокруг шеи, но, войдя в комнату, снова спускал ее за спину.

Женщины же зачесывали волосы от лба назад и укладывали в причудливые жгуты. Прическа настолько сложна, что потом не расплетается неделю. Еще больше Иду шокировали ступни китайских женщин.
Ида бывала везде и живо интересовалась происходящим вокруг. Но в Ираке жертвой любопытства стала она сама: местные женщины столпились возле дома, где она квартировала, в попытках разглядеть странное создание. Одна даже попыталась стянуть с головы Иды тюрбан. Тогда путешественница разозлилась окончательно, очертила вокруг дома круг и вечером сообщила хозяину-арабу, что если тот не приструнит женщин, в том числе свою жену, то она опозорит его, уйдя от него в другой дом.

В Персии все было более-менее благополучно, а в России Иду похитили, приняв за шпионку. Правда, потом вернули. Как раз шла Кавказская война и русские были подозрительны.
В общей сложности деятельная австрийка преодолела 200 000 км по морю и около 30 000 км пешком — просто шла от поселения к поселению. Второе кругосветное путешествие заняло уже четыре года.

Дети смирились, публика ждала новых книг, бесплатно стали возить чаще. Ида никогда не могла предсказать, где окажется на следующей неделе, поэтому и ее маршруты складывались случайно. Если ей предлагали что-то задаром, она обязательно соглашалась: охотилась на тигров, ела тараканов, становилась жертвой блох в туземной хижине. Она могла спать на камнях, на палубе или на спине у слона. Когда аборигены предлагали ей свое угощение, она никогда не спрашивала, из чего готовили это мясное рагу. Многие современники удивлялись ее выносливости и… дурному характеру.
Каждый раз, возвращаясь домой, Ида издавала книги. Ее произведения «Женщина едет вокруг света» и «Мое второе кругосветное путешествие» перевели на семь иностранных языков. Идеи, которые она высказывала, были довольно революционными.

Например, она не слишком осуждала каннибализм, считала, что в гаремах женщины счастливы, что арабы не столько кровожадны, сколько ленивы, и откровенно критиковала другие народы. Удивительно, но отчаянной путешественнице нигде не нравилось!

Она одинаково ругала мадагаскарцев, индусов и всех, кто встречался на ее пути. Говорила, что китайцы не дружат с мылом, таитяне порочны, русские грубы. По ее наблюдениям, в любом уголке мира жили хуже, чем в ее благословенной Вене.

Именно туда она и отправилась умирать, когда в 61 год заболела тропической лихорадкой. После смерти Иды осталось множество этнографических заметок, на которые впоследствии ссылались в своих исследованиях ученые мужи.
Несгибаемую Иду Пфейффер путешествия никак не изменили. Она придирчиво осмотрела десятки стран и, поджав губы, сообщила, что ей это не подходит. Позже биографы будут теряться в догадках: зачем было исследовать мир, если так хотелось сидеть дома?

»
Понравилось? Поделитесь с друзьями!

»
А также читайте дальше!