Евгения Шмелева
25 октября 2013
18630

Города, разделенные границей

Кроме печально известного Берлина, в мире немало других населенных пунктов, жители которых оказались по разные стороны границы. Колючая проволока, проходные пункты, пограничные столбы — полоса отчуждения между государствами в некоторых местах пролегла через огороды, центральные улицы и даже жилые дома. Иногда это выглядит смешно, но по большей части трагично. «Моя Планета» расскажет об особенностях жизни в разделенных городах.

Селменцы, Словакия — Украина

В 1945 году в селе Селменцы красноармейцы проложили государственную границу между СССР и Чехословакией прямо через главную улицу, сады и огороды жителей. При этом у некоторых сельчан дом остался в одной стране, а колодец и сарайчик — за границей. Пара домов, которые мешали прокладывать полосу заграждения, и вовсе попали под снос. С 1947 года жителей разделили еще основательней: трехметровым глухим забором. Чтобы общаться, сельчане шли на хитрость: бросали друг другу письма через забор, а новости сообщали пением на венгерском языке, которого не понимали пограничники: копая огород, они в песнях сообщали о рождении детей, смерти родственников или предстоящих свадьбах.

Пограничники не пропускали даже членов одной семьи: например, в документальном фильме «Граница» рассказывается печальная история о семилетней девочке, которая в момент разделения села находилась у бабушки и так и осталась расти у нее. Ее мать следила за жизнью дочери через колючую проволоку: она видела ее в свадебном платье и с новорожденным ребенком на руках, но не могла подойти. Когда же мать умерла, дочь могла лишь посмотреть на гроб издали.

Впрочем, иногда жителям разрешали посещать друг друга: пешая тропа открывалась ненадолго в хрущевскую и горбачевскую оттепели и в 2005 году, когда члены Конгресса по правам Человека пытались убедить власти Украины и Словакии открыть границу для местных. Однако со вступлением Словакии в Шенгенскую зону в 2008 году граница стала жестче: жителям украинской деревни Малые Селменцы требуется виза, чтобы навестить родственников в словакском селе Вельке Селменцы. Недавно здесь был обнаружен старый подземный туннель, соединяющий разделенные части деревни, по которому контрабандисты переправляли табачные изделия из Украины в Словакию. Местные жители считают границу своей закарпатской Берлинской стеной, которая, в отличие от оригинала, не пала до сих пор.

Никосия, Греция — Турция

Если в других разделенных городах ситуация довольно мирная, то в столице Кипра Никосия уживаются два непримиримых врага: на юге — греки, образовавшие Республику Кипр и исповедующие православие, на севере — турки-мусульмане, провозгласившие себя в 1983 году Турецкой Республикой Северного Кипра. Мир в городе, как и во всем Кипре, вот уже почти 40 лет поддерживают войска ООН, создавшие разделительную «зеленую линию» между противниками. Впервые турки атаковали Никосию еще в 1570 году: осада переросла в захват города, были убиты тысячи местных жителей, христианские храмы перестроены в мечети. С прибытием на остров англичан конфликтов стало меньше. Однако в 1963 году произошла очередная кровавая распря, встал вопрос о разделении Никосии на две части: турецкую Лефкошу и греческую Лефкосию. В 1974 году на Кипре пришли к власти радикалы, мечтавшие присоединить остров к Греции. Чтобы этого не допустить, турки ввели войска. Высадка армии и этническая чистка, произведенная турками на Севере, привели к фактическому разделению Кипра на две части: причем Турецкую Республику официально международное право до сих пор не признает.

«Зеленая линия», образуемая войсками ООН, в Никосии проходит прямо по цитадели, через Старый город и главную торговую улицу Ледра. Цитадель разделена поровну: пять бастионов — у греков, пять — у турок, один контролируют миротворцы. Граница обозначена бетонным забором или самодельным заграждением из бочек из-под горючего, разрисована с обеих сторон национально-патриотической символикой — турецкой и греческой.

Андрей Кашуков Чтобы попасть на турецкую часть, надо пройти контрольно-пропускной пункт, разделяющий обе зоны, и заплатить за это удовольствие €25 — за эту сумму на легковую машину выдается пропуск сроком на месяц. Более длительные «абонементы» стоят дороже. При въезде на турецкую часть первое, что бросается в глаза, — это нищета. Обветшавшие здания, меньше машин и магазинов, раздолбанные местами дороги, от которых мы уже отвыкли.

Максим Беспалов На Кипр нас привела моя страсть к границам и заброшенным местам. А этого там навалом! В Европе полно городов и сел, разделенных границей, но Никосия — самый интересный из них. Ведь этот город является столицей сразу двух стран…  Вот она — граница!

Следующие полчаса исследуем этот забор, переходя от одной забаррикадированной улочке к другой. Вообще пограничная недвижимость считается в Лефкоше неликвидной. Всюду, куда мы ни подавались, было либо запустение, либо какие-то мастерские. Посовещавшись, решили идти прямо, через стены старого города, хоть туристическая карта там и заканчивалась… Внезапно оказываемся у пропускного пункта Ledra Hotel. Долгое время здесь находился единственный пограничный переход между двумя частями Кипра. А в самом отеле с 1974 года расположена штаб-квартира миротворческих сил ООН. Еще за неделю до путешествия мы с Фомкой обсуждали возможность попытки попасть на греческую половину острова…

На турецком пропускном пункте нам поулыбались и выдали-таки вкладыш в паспорт, который не дали в аэропорту, поставив штамп о выезде уже в него.

— Только грекам его не показывайте,  — посоветовал пограничник.

И вот мы на нейтральной полосе, в буферной зоне.

Оказывается, тут совсем не страшно.

Входим в ворота, разделяющие зоны влияния греков и турок, оглядываемся.

«Осторожно! Вы въезжаете на оккупированную Турцией территорию!» — выложено мелкой плиткой на каменном заборе.

Подходим к греческому посту. Греки-киприоты не признают разделение острова и границу на нем, а потому с их стороны на переходах находятся не погранпункты, а полицейские посты. При входе здесь просто проверяют паспорт, а при выходе вообще не останавливают.

— У нас тут такое дело,  — несмело начинаем мы разговор. – Можно нам пройти к вам без визы?

— Как это без визы? — удивляется греческий полицейский. — А ну покажите свои паспорта!

Он листает наши документы, находит в них штампы с Эрджана и неодобрительно машет головой.

— Вот эти штампы! Вы же прилетели в Эрджан, а этот аэропорт никто не признает! Извините, мы не можем вас пустить! Штампы!

— А у меня открытая шенгенская виза есть, — подает голос Фомка.

— А! Виза! Ну с ней вы можете пройти! Она «бьет» штамп из Эрджана. А вас — обращается к нам со Стормом — мы пустить не можем, извините.

Я отдаю Фомке свой фотоаппарат с просьбой сделать пару кадров на той стороне. Фомка уходит куда-то в глубину Евросоюза...

Валга / Валка, Эстония — Латвия

Валка в Латвии и Валга в Эстонии — города-близнецы с зеркальными гербами, которых сейчас отделяет друг от друга лишь неглубокая сухая канавка и едва заметные и пограничные столбы. До 1920 года это был единый город Валкъ, бывший когда-то частью Российской империи в составе Лифляндской губернии. Еще пять лет назад Валгу и Валку разделяла невысокая ограда — граница проходила прямо по центру города, по улицам и даже по забору детского садика, и, чтобы попасть из одной части в другую, туристам требовалась виза. Впрочем, для жителей разделенного города больших неудобств не было: как члены Евросоюза, они могли проходить через КПП несколько раз в день, так как порой работали в одной части города, а жили в другой.

В 2008 году Эстония и Латвия вошли в Шенгенскую зону, границы в городе были сняты, таможенный пункт остался пустовать, а власти принялись развивать программу латвийско-эстонского соседства. Официально в городе два языка, однако значительная часть населения говорит по-русски, с 2003 года издается русскоязычная газета «Валкъ», чья цель «через газету объединять жителей приграничных районов Латвии и Эстонии, давать нужную, необходимую друг другу информацию». С января 2014 года, когда Латвия перейдет на евро, сработает еще один объединяющий фактор: единая валюта.

Ольга Федотова, коренная жительница Валги (Эстония) Я родилась в Валке в Латвии, когда вышла замуж, мы перебрались жить в Эстонию к мужу, поэтому могу сравнить. Со времен СССР здесь все перемешалось: много смешанных семей, которые разделила граница. На КПП — огромные очереди, проверка сумок, печати в паспорта, в общем, кошмар. Существовал закон, по которому, не имея вида на жительство, можно было находиться  в другом государстве только 180 дней, и у некоторых было так: семья в Латвии, работа в Эстонии, 180 дней отходил и потом выбирай: или семья, или работа. Одни продавали жилье в одном месте и покупали в другом, кто-то просто перебегал границу в неположенном месте. У нас есть еще граждане и неграждане, так вот неграждане еще ко всему прочему регулярно меняли паспорта, так как их заштамповывали на границе. Гражданам печати не ставили. С Евросоюзом границы убрали, все вздохнули с облегчением. Ходим свободно и сколько хотим. Когда какие-то большие праздники, ярмарки, дни города, принимают участие оба государства. В Эстонии уровень жизни выше во всех сферах, они ближе к Западу, а в Латвии — на порядок ниже, больше бардака и коррупции, там до сих пор дают взятки полиции, в Эстонии этого нет. Вот вам пример: у нас речка протекает по двум городам, ее берег благоустроили: сделали дорожки для велосипедов, роликов, дорожки для прогулки, пляж, детские площадки, скамеечки. В Эстонии благоустроили 5 км — по евростандартам, а в Латвии сделали от силы 500 м: и то дорожки деревянные и ничего особенного. Огромная разница! Так все латыши ходят к нам отдыхать, кататься на великах, роликах, зимой — на лыжах, тоже вроде как для двух городов затевалось, а в Валке ничего не сделано.

Люди уже знают, где что можно купить подешевле: что-то дешевле в Эстонии, покупают там, что-то в Латвии (например, зубной врач раза в три дешевле), так все и ходят… Но в целом в Шенгене особо разделение не чувствуется, то есть не чувствуется граница; есть языковой барьер, но выручает разговорный русский и у молодежи — английский.

Идея проложить границу через дома принадлежит предприимчивым рестораторам: когда в поздний час по Нидерландскому закону следовало закрыть заведение, они пересаживали клиентов за столик в бельгийскую часть, где не существовало такого запрета

Барле, Бельгия — Нидерланды

Наверное, самое причудливое разделение города произошло между Бельгией и Нидерландами: городок Барле оказался порезанным на мелкие кусочки, принадлежащие двум странам, граница проходит не по рекам или полю, а прямо по велосипедным дорожкам, улицам, домам и ресторанам; иногда поделенными оказываются входная дверь или витрина магазина. Можно за полчаса прогулки пересечь границу 50 раз. Бельгийская часть, называемая коммуной Барле-Хертог, представляет собой 24 участка: самый маленький размером с огород — 26 соток, из них 20 окружены территорией Нидерландов, а три примыкают к бельгийской границе. Нидерландская часть — община Барле-Нассау: в том числе это семь анклавов, расположенных внутри бельгийской территории. Такое удивительное деление города произошло в результате торговли землей и переделов между фламандскими феодалами в 1200–1650-х годах. Идея проложить границу через дома принадлежит предприимчивым рестораторам: когда в поздний час по нидерландскому закону следовало закрыть заведение, они пересаживали клиентов за столик в бельгийскую часть, где не существовало такого запрета.

Кафе, расположенное в двух государствах одновременно, есть в городе и теперь. Некоторые «разрезанные» дома стали жилыми: в итоге хозяин спит в Бельгии, а готовит и ест на кухне в Нидерландах. Принадлежность дома к той или иной стране, как правило, определяется по тому, в каком государстве находится входная дверь. Разделенные здания имеют два адреса и две таблички с разными флагами. Государственная граница обозначена в Барле не везде, а только в центре города: местами выложена крестами из белой плитки, местами — металлическими шайбами. В остальной части можно узнать, где вы, лишь по GPRS. В городе — две мэрии, по улицам ездят два мусоровоза: бельгийский и нидерландский, работают две национальные телефонные компании, однако жителям разрешено звонить друг другу не по международному, а по местному тарифу. Впрочем, жителям это разделение никак не мешает, они спокойно ходят туда-сюда, общаются на разных языках, едят бельгийский шоколад и голландский сыр и пользуются другими преимуществами жизни на границе: например, еще недавно бензин в Бельгии стоил дешевле, и в Барле-Хертоге стояли очереди. Туда же отправлялись нидерландцы по воскресеньям, когда в Барле-Нассау все рестораны были закрыты.

Блогер Андрей Сапунов составил рейтинг самых интересных разделенных городов на основе опыта своих путешествий

1-е место. Нарва (Эстония) — Ивангород (Россия)

Вид двух частей еще недавно фактически единого города, разделенных пограничной рекой, с двумя вплотную стоящими и смотрящими друг на друга грозными крепостями, напоминающими о существовавшей на этом месте границы еще многие сотни лет назад, — что может быть очаровательнее и милее? Забравшись в Нарве на холм со смотровой площадкой, откуда прекрасно просматривались крепости и пограничный мост, по которому ходили туда-сюда люди из одного геополитического образования в другое, я сидел, наверное, с полтора часа, сидел, наблюдал за этой картиной мироустройства и радовался, что наконец доехал до такого необычного места.

2-е место. Згожелец (Польша) — Герлиц (Германия)

Когда-то единый немецкий город, ныне разделенный на большую немецкую часть и малую польскую. Города соединяет два моста, по которым так и хочется ходить вновь и вновь. Один мост пешеходный, а другой — автомобильный, у которого еще сохранились здания таможен, ныне недействующих. Этот город не был разбомблен в войну, так что его центр со старинными красивыми зданиями вплотную подходит к пограничной речке. Всего несколько шагов в одну сторону — начинается немецкоязычный мир, все начинают говорить по-немецки, несколько шагов в другую — и уже вокруг одни польские слова. Никакой переходной зоны между языками нет, что сильно удивляет. Границы физической уж не осталось, а граница языковая видна необычайно четко.

Разное здесь все — и архитектура, и люди. И даже магазины в Польше работают до 10–11 вечера, а в сонной Германии — до 6–7.

3-е место. Могилев-Подольский (Украина) — Атаки (Молдавия)

Городки соединяет автомобильный мост через Днестр, по которому можно пройти пешком. Могилев — Европа, хоть и раздолбанная, а Атаки — настоящая Азия с грязью и толпами цыган (именно здесь один из центров цыганского населения в СССР). Контраст огромен.

Комментарии
Андрей Старинин
25 октября 2013, в 12:24

Интересная подборка!!! Много нового узнал.

Aigerim Mukusheva
25 октября 2013, в 18:10

"а Атаки — настоящая Азия" И Молдава, и Украина в Европе, как город может быть в Азии?

Виталий Романчук
24 апреля 2014, в 21:08

Согласен , если город грязный и много чёрнобровых, нельзя место назвать Азией,  я был в Шанхае чище даже чем во многих еврогородах .

Александр Мыльников
20 марта 2017, в 21:50

Отличная статья, возьму некоторые города на заметку!

iulia kolesnik
26 марта 2017, в 11:34

Я была в Гёрлице, когда было разделение, погранпост. Удивительно было, что пост посреди города, прям в парке. А перешли через границу- а там Польша, как-будто родные все)) в том же парке и в том же городе.
Была на границе Могилев-Атаки. Можно сказать, что граница проходит через мост река Днестр. Это два разных города, два разных государства. Никак не один и тот же город, как например Гёрлиц.

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
14:55
Альбатрос и хохлатый пингвин
15:55
Мечтатели. Алтай. Земной Марс
16:45
Мечтатели. Байконур. Портал в космос
14:25
Великая американская оттепель. Весенние трудности
15:20
В дикой природе. Индия. Раджан. Во главе семейства
16:15
Звериный репортёр
Не бывает таких путешествий, что не меняли бы тебя хотя бы отчастиСтивен Кинг