Михаил Пустовой
27 апреля 2020
16711
8

Десять секретов российской Лапландии

Почему саамы не жили в чумах, из-за чего не собирали грибы и как относились к межнациональным бракам. И существовала ли на самом деле Гиперборея.

Лапландия — это труднопроходимые пространства из болот и камня, посреди которых изредка встречались поселения малопонятных жителям Черноземья саамов. Здесь царила долгая зима и бродили олени. Примерно так выглядел до индустриализации край, который занимает сегодня значительную часть Мурманской области. Традиции саамского народа остаются малоизвестными, а его прошлое обросло мифами. Расскажем о некоторых.

Где искать Лапландию в России?

Саамы — небольшой европейский этнос, не знавший государства, городов, внутренних войн и живший природой: рыбой, охотой и оленями. В наше время культурным преемником Лапландии стал Ловозерский район Мурманской области. Там и обитает большинство российских лапландцев (1000 человек) и потомков смешанных браков, которые считают себя саамами. А также община коми-ижемцев, чье влияние на рубеже XIX–XX веков изменило уклад саамов. Здесь, как и раньше, развито оленеводство, а рыбу ловят не ради развлечения, а чтобы прокормить свои семьи. И еще там находятся Ловозерские горы, имеющие краеугольное значение в саамской мифологии. 

Историческая Лапландия канула в Лету из-за коллективизации, закрытии малых поселений и политики ассимиляции в годы СССР. По саамскому ареалу ударила милитаризация области и затопление ряда погостов из-за постройки гидроэлектростанций. Саамы теперь не живут по берегам знаменитого озера Имандра, а на месте погоста Иокангский находится закрытый городок подводников Островной. (О сознательно уничтоженных человеком городах планеты читайте наш материал.)

В каких чумах жили лапландцы? 

Кувакса главное жилище саамов

Если искать аутентичные достопримечательности в Мурманской области, то сразу полезет реклама турбаз — посидеть у костра в «настоящем саамском чуме». Изображение «чума» имеется на модном, от «Студии Артемия Лебедева», логотипе туристической зоны Хибины. Парадокс в том, что у саамов (как и чукчей) чумов… не было. («Традиционные жилища мира».)

Главное жилище саамов называлось куваксой, оно строилось из деревянных шестов и шкур оленей или мешковины. Большой шалаш из березовых стволов, обложенных дерном и мхом, именовали вежей. Ее возводили на несколько дней. Внутри — обязательный очаг, который беспощадно дымит. По-настоящему капитальным жильем была тупа — полуземлянка-полусруб. 

Единственное, что связывает саамов и чум, — однокоренное слово «чумработник», введенное советской властью для оленеводов. Впрочем, журналисты, коммерсанты и туристы упорно называют чумом любую саамскую постройку — хоть вежу, хоть куваксу.

Гостеприимный гетеризм и межнациональные браки

Саамские женщины

Не секрет, что некоторые народы не видели ничего зазорного в том, чтобы замужняя дама пригрела пришлого человека. В Арктике путешественники сталкивались с пикантной практикой гостевого гетеризма среди алеутов, чукчей и эскимосов. Из-за этого небылицы о сексуальной ненасытности северных народов живы по сей день. Но была ли у саамов, известных своим гендерным равноправием, такая традиция? 

Источники дают разные картины интимной стороны саамской жизни. Известно, что некоторые девушки в давние времена встречались с карельскими купцами, чтобы родить ребенка, внося разнообразие в генетику малочисленного народа. Но в записках путешественников XIX века и советских геологов ничего о гостевом гетеризме не говорится. Впрочем, супружеские измены прощались благоверным, это факт. 

Любопытно, что этнограф В. Немирович-Данченко в 1870-х годах констатировал: смешанные браки затрагивали только поморок и зажиточных лопарей. Саамы считали, что русские мужчины жестокие; для лапландца было немыслимым бить жену. У озера Имандра известно место, где погибла от мороза опозоренная лапландка, после того как ее бросил русский промышленник.

Когда в котелке нет еды: саамы и грибы

Грибы очень тяжелы для переваривания из-за большого количества в них хитина, который хоть и полезен, но не усваивается организмом человека

Прокормить себя на Севере непросто — еда здесь однообразная: оленина, дичь и рыба да ягода летом. Дефицит соли в прошлые века не давал делать зимние запасы. И в пищу шла даже перетертая в порошок сосновая кора, а голод был частым спутником саамской реальности. (Кстати, некоторые блюда, придуманные не от хорошей жизни, готовят до сих пор: «Голодные рецепты».) Удивительно, но в изобилии растущие в Лапландии грибы саамы добавлять в тарелку не стремились, расценивая их как бестолковую пищу. Откуда такой предрассудок? Причина проста: желудки лопарей, привыкшие к мясу и рыбе, не выдерживали трудноперевариваемые дары природы. Что до современных саамов — грибы вошли в их рацион, который кардинально изменился за последнюю сотню лет.

Если от грибов саамы воздерживались по объективным причинам, то игнорирование мидий и морских водорослей объяснить трудно. Даже в самые голодные годы на Севере не употребляли вкусных моллюсков.

Как саамы навек украсили Лапландию

Нет ничего красивее звонкой и меткой саамской топонимики. Коргосуол — остров, у берегов которого есть подводные камни; Чинглесъявр — глубокое озеро; Тайбола — низина, окруженная горами и озерами. Каждая река, озеро и вершина носит свое уникальное название в зависимости от промыслового значения. В отличие от, например, Алтая, в Лапландии одним и тем же именем не назовут пять разных озер. Мурманские лингвисты подсчитали, что саамская топонимика в разы богаче русской. Для обозначения элементов рельефа у лапландцев есть более 40 определений, а для рек и озер — свыше полусотни (у русских менее 20). 

Но вот устное народное творчество коренного народа Лапландии весьма монотонное. Сюжеты саамских сказок повторяют друг друга и заранее предсказуемые. Например, сказание о медведе, который взял у старика поочередно в жены трех дочерей и оторвал всем головы, кроме последней девицы, которая его перехитрила.

Там, где нет болота: тундра

На северных территориях России ягель использовали при выпечке хлеба, для сохранения свежести продукта

Бытует мнение, что тундры — это бескрайние заболоченные равнины, посреди которых встречаются островки хвойных лесов и березовое криволесье. Действительно, все так, особенно на севере сибирской части Ямала. Но в нашей Лапландии исторически тундры — это лишенные леса горы и каменистые возвышенности, покрытые ягелем. Их называли «тунтури» и использовали для зимнего выпаса оленей, благо сильный ветер не давал снегу похоронить под собой ягельники. Впрочем, в наши дни жители городов мурманской области называют тундрами все подряд: болотистые низины, сопки и даже тайгу.

Гиперборея, туристы и геологи

Ловозерские горы — сердце Лапландии. В центре массива лежит живописное озеро Сейдъявр, известное своими меланхоличными туманами. В былые годы здесь было несколько саамских стоянок, но теперь только редкие егеря, рыболовы и толпы туристов появляются в практически не затронутых антропогенным вторжением местах. И те, кто пытается доказать, что в Луяврурте (это саамская топонимика) тысячи лет назад существовала Гиперборейская держава. Десятки деятелей заявляют, что отыскали пирамиды, обсерватории, дороги и прочие доантичные артефакты. И даже видели следы снежного человека, а банальную гибель от мороза группы туристов в Чивруайском ущелье (1973 год) списывают на месть мистических сил. О чем даже пишут книги. 

В саамских преданиях нет намеков на то, что до них в регионе кто-то жил. Когда, по мнению некоторых, здравствовала Гиперборея, горы и низины почему-то покрывал толстый ледник. То, что «исследователи» выдают за колодцы «обсерватории», — это следы геологоразведки лопаритового месторождения 1930-х годов на горе Нинчурт: вертикальное опробование, шурфы и канавы. Автор «Моей Планеты», осмотрев некоторые «доказательства цивилизации», не увидел ничего, кроме обычных останцев и камней.

Впрочем, гиды, водящие туристов по Ловозерским тундрам, продолжают намекать на присутствие в горах артефактов. И мурманские СМИ сегодня на полном серьезе уверяют, что Гиперборея была на месте депрессивного городка Ковдора. 

От кого прятались в Ловозере?

Сегодня Ловозеро — отдаленный, но доступный городок российской Лапландии. И ее столица, впервые упомянутая в хрониках еще в XVI веке. Но даже в XIX веке Ловозерский погост был медвежьим углом. Местная легенда гласит, что, когда финляндская экспедиция Вильгельма Рамзая 1887 года достигла погоста, его жители в панике убежали от ученых, приняв их за шведов, и… спрятались в озере. Рамзай — величайший специалист по этнографии Лапландии, но его научные труды не переведены на русский язык.  

Ловозеро соединили с Большой землей в 1935 году, проложив по болотам и тайге автомобильный тракт к поселению. Тогда началось промышленное освоение местных гор. Советские геологи застали, как они выразились, «петровскую культуру» — женщин в сарафанах и в кокошках, украшенных жемчугом. С тех пор Ловозеро сильно изменилось, превратилось в село, а позже — в де-факто городок с типичной советской застройкой. 

Промышленность в Лапландии: Ревда, комбинат и бичи

Очаровательная и добрая Лапландия бесповоротно поменялась в 1920–1930-е годы. В Ловозерском погосте образовалась геологическая база, а неподалеку построили городок Ревда. Вокруг возникла россыпь рабочих поселков и лагерей ГУЛАГа. Причиной стали минералы Ловозерских гор. В ту пору планировалось даже тянуть железнодорожную ветку к Сейдъявру, чтобы вывозить лопаритовую руду, и это могло убить озеро. Но в итоге добычу стали вести на окраинах массива. И это уберегло Луяврурт от печальной участи опустошенных горнодобывающими компаниями Хибин. 

Сегодня Ревда и Ловозеро — достаточно спокойные городки. Но первые десятилетия становления Аллуайвского комбината были лихими временами. Значительную часть рабочих на комбинат вербовали из бродяг и уголовников. Воровство, убийства и пьянство процветали. Парадоксально, но геологи, исследовавшие Луяврурт, верили, что несут в эти края цивилизацию и счастье. Впрочем, Ловозерский район так и остался царством природы. 

Кто придумал легенду о «лопарской крови»?

Экзотики в Лапландии хватает. Среди гостей края популярны сувениры, украшенные красивым горным минералом эвдиалитом. Цвета у него то, что надо: оттенки красного, вишневого, розового и желто-бурого. Эвдиалит именуют «лопарской кровью», а продавцы расскажут, что название связано с историей саамов, которые погибли, защищаясь от набегов финских (как легендарный Куйва, чье имя носит мифологизированная скала у Сейдъявра) и шведских разбойников. Кровь саамов залила горные породы, превратив их в эвдиалит. Придется разочаровать — живучая легенда нисходит к академику А. Ферсману, отцу промышленного освоения Хибин и Ловозерских гор. Как отмечают исследователи В. Лихачев и И. Йохна, эвдиалит прозвали «лопарской кровью» не саамы, а геологи и рабочие рудников в 1930-е годы. Но вот в то, что кровь людей меняет цвет камней, — в это саамы верили.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
Не люди создают путешествия, а путешествия создают людейДжон Стейнбек