25 сентября 2019
32848
5

Экспаты о России и русских: иорданец Юсуф Аль-Батайнех 

О Театре Вахтангова, Старом Арбате, русских сугробах, дружбе, картошке с грибами и ресторанном бизнесе в России
Юсуф Аль-Батайнех
48 лет, ресторатор, бизнесмен, живет в России 31 год

Я приехал учиться в 1988 году еще в СССР. Попал в жесткое время перестройки, сухого закона и талонов на всякое разное. Учился сначала в Минске, затем в Ростове, получив специальность журналиста-международника. Кроме арабского и русского знаю еще и английский с испанским.

Когда после учебы приехал в Москву, жил на Старом Арбате. И в Театре Вахтангова меня знали все: от гардеробщицы до художественного руководителя. И конечно, актеры. Ходил каждую неделю. Всем была удивительна такая любовь араба к русскому театру.

Москва зимой © dimbar76

Старый Арбат в моей памяти вообще занимает особое место. Этот колорит больше нигде не встретить. И особенно в 90-е: стена Виктора Цоя, всякие музыканты, гадалки, чудаковатые художники и продавцы сувениров.

Поначалу здешний климат и природа стали для меня шоком. Я-то думал, что +10 °С и дождь — лютая зима и холод собачий. Прилетел в Москву в октябре, а не как все — в конце августа. Была уже глубокая осень. Еще не снег, но и теплом не пахло. Удивительный вид желтых листьев по сторонам дороги из Шереметьева запомнился навсегда. И эти огромные каменные буквы «МОСКВА», которые читались мною как «МОСКБА» — по-английски. Долго не мог понять, почему так написано.

Потом началась зима, и я впервые увидел столько снега! Он шел и шел. Сугробы становились все больше и больше. Удивительно было, что люди идут по своим делам. Кто-то гуляет, а кто-то умудряется еще и бегать по утрам, как будто так и надо. (Когда в Иордании выпадает снег, жизнь останавливается: отменяются работа и школа, по дорогам ездят только машины экстренных служб, люди запасаются продуктами заранее, чтобы пережить три-четыре дня снегопада дома. — Прим. авт.). Морозы — отдельная тема, особенно когда ветер поднимался. Думал тогда, что пальцы вот-вот отвалятся.

Но скажу честно, весна и лето компенсируют весь ужас холодов. Столько разных растений я до этого никогда не видел. Флора и фауна в Иордании намного беднее по сравнению с Россией. Еще больше, чем зелень, удивило количество всяких разных водоемов: рек, ручейков, озер, прудов и т. д. Столько воды везде, а люди так спокойно на это смотрят. Будто не видят и не ценят, в каком раю они живут.

Старый Арбат, стена Виктора Цоя © Антон Денисов

Любовью к русскому языку и литературе я заразился с первых занятий в университете. С тех пор прочитал, наверное, большую часть русской классики и немного советской. Любимые поэты — Есенин и Ахматова. Их знаю наизусть.

Еще с уважением отношусь к писателям-юмористам: великому Жванецкому, неповторимому Задорнову и многим другим. По возможности всегда ходил и хожу на живые концерты.

Остаться в России мне показалось естественным решением. В Иордании я бы со скуки помер! Там меня ждала накатанная схема: мне бы помогли дом построить, затем его обставить, дальше искали бы мне жену… Носил бы джишдаш (длинное мужское платье, сейчас в основном его носят мужчины старшего возраста. — Прим. авт.), курил кальян, принимал целыми днями родственников и гостей, пришедших без звонка. Брр!

А в России столько интересного и столько можно было сделать! Начало 90-х — время больших возможностей. Чем я только не занимался! Пробовал торговать. Легендарный Черкизовский рынок стал тогда почти родным домом. А как-то знакомые кубинцы позвали в ресторан работать. Это оказалось моим.

Начинал с приготовления шаурмы. У меня была точка на ВДНХ. Там и с первой женой познакомился — она с подружками ко мне поесть приходила. Свадьбу сыграли в арабском ресторане, но по чисто русским традициям: с выкупом невесты и другими атрибутами. Через год родился сын Амир. Но с его мамой не сложилось — через три года мы развелись. Сейчас Амиру 17. Он — моя гордость. Живет свободно, на два дома. Ездит со мной в Иорданию на отдых.

© Юсуф Аль-Батайнех

В 2002 году меня позвали на работу в бюро военного атташе при посольстве Иордании. Проработал девять лет помощником и переводчиком военного атташе. Обрел колоссальный опыт, общался с разными людьми, участвовал в интересных мероприятиях. Бывал с высокопоставленными лицами России и Иордании. Довелось поработать даже с королем Абдаллой II. Работа была престижной, но не денежной. А мне хотелось хорошо жить и хорошо зарабатывать. Уволился, но какое-то время втихаря работал днем в посольстве, а вечером — поваром в ресторане. Ни там ни там не знали о моей двойной жизни.

Со второй женой познакомился в интернете. Она удивительная женщина — любящая, мудрая, заботливая и очень терпеливая. А иначе не смогла бы выносить мой скверный характер. У жены есть дочь от первого брака, и я вырастил ее как свою. Всегда мечтал о дочке, и Бог мне ее послал: умницу и красавицу.

В 2013 году решил открыть свой ресторан. Это была самая заветная мечта. Но я зря решил, что 90-е прошли… Увы. Некоторым не нравилось, что в маленьком подмосковном городе мой ресторан забит посетителями. Что только со мной не делали: и поджигали, и ломали вытяжку на крыше, и перерезали провода, и забивали тряпками канализацию. Даже подкупали жильцов-соседей, чтобы те подавали жалобы. Когда дошло до физического воздействия, пришлось закрыться.

Три года назад решил с семьей ехать в Иорданию на ПМЖ. С детьми оказалось непросто. Арабского они не знали, иорданских традиций — тоже. Это был бы для них ад. В общем, оставили их русским бабушкам, чтобы приезжали раз в три месяца к нам. Я открыл кафе в Аммане и честно пытался влиться в иорданскую действительность. Но не смог: все не так, все не такие, все меня бесило.

Иордания, пустыня Вади-Рам © Alexey Pevnev / Shutterstock.com

Через год сдался и вернулся домой — в Россию. Я оказался, как в том фильме, чужим среди своих, своим среди чужих. Сейчас у меня компания по консалтингу и запуску проектов в ресторанном бизнесе. Нам с женой надоело жить в квартире, мы продали ее и купили дачу, которую перестраиваем в жилой дом. Живем на природе, в тишине.

Россию вдоль и поперек я точно проехал. Даже на Байкале бывал два раза: зимой и летом. Все города не перечислить. Только за последний месяц я раз пять ездил в Саратов, а также в Белгород, Курск, Орел, Рязань. Мне посчастливилось побывать во всех столицах бывшего Советского Союза. Я очень горжусь этим и с теплотой вспоминаю то время.

Русские умеют дружить — и дружат крепко. У меня все друзья русские. Из арабов только один. С арабами вообще общаюсь только по необходимости и кратковременно. Не нарочно, конечно, но так получается. Я очень сильно интегрирован в российское общество.

Привычки и традиции? Да я их не замечаю, так как сам им следую. Когда в Иордании пробовал пожить, все надо мной подшучивали из-за моих привычек. Каких? Например, выходить курить на улицу или балкон (иорданцы обычно курят прямо в гостиной. — Прим. авт.). Или есть рис вилкой — ведь тут все едят ложкой или руками. А еще всех раздражало, что я здоровался всего один раз в день, а не каждый раз, как выходил и возвращался в комнату.

Русскую еду я люблю. Например, пельмени и вареники с творогом, жареную картошку с грибами и малиновый компот. А еще сырники и блинчики с разной начинкой. И да, я готовлю все это сам. Я же шеф-повар. А жене говорю, что женщина на кухне только продукты портит. Ну, может, не все. Но есть продукты, которые не терпят женских рук: все виды мяса и рыбы, рис, паста и все такое. Это должен готовить мужчина, передавая свою заботу и энергию добытчика в еду.

Россия, озеро Байкал © Katvic

Что для меня Россия? Родина, конечно. И не вторая, а наравне с Иорданией. Всему, что я в жизни знаю, я научился здесь. Все, что я в жизни имею, находится здесь. И все, что мне дорого — моя семья, — тоже здесь. Я считаю себя русским. И всегда говорю, что русский — это не национальность, а состояние души.

Комментарии
Ольга-Технолог
26 сентября, в 09:24

Замечательное интервью))) И да: русский - это состояние души, особый менталитет

Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...
Сложно осознать, насколько прекрасно путешествие до тех пор, пока не положишь голову на старую, знакомую подушкуЛин Ютан