Экспаты о России и русских: сириец Ахмад Хабиб

Карлсон — да, холодец — нет. Любит гулять по Красной площади. Самым русским местом считает Троице-Сергиеву лавру. Выпускник РУДН.  
экспаты о россии

Ахмад Хабиб

33 года, живет в России 14 лет

 

Чтобы понять русского человека, достаточно посмотреть кино и почитать книги. Вот мультфильмы «Иван Царевич и Серый волк» и цикл «Три богатыря». Они подтверждают, что русские очень эмоциональные, добрые и упорные.

А сказки Сутеева и мультфильм «Малыш и Карлсон» — это же восторг! Сутеевские истории настолько позитивные, что можно читать и перечитывать, смотреть и пересматривать. Наверное, уже скоро буду знакомить с ними Еву — это моя дочка.

Откуда такое знание фольклора? Мой дядя долго жил в СССР, и в детстве его рассказы про далекую северную страну были для меня все равно что сказка на ночь. Дядя много интересовался культурой СССР, его историей, показывал мне советские мультфильмы, спектакли, ставил классическую музыку.

Когда я говорю, что родом из Сирии, все думают, что я беженец. На самом деле я покинул родной город, когда в стране еще не было ни тотальной бедности, ни террористов.

В 2006 году я поступил в РУДН на медицинский факультет. Время окончания совпало с волнениями в Сирии, и я остался в России. Бюджетное место в ординатуру найти не получилось, поэтому я прошел дополнительные курсы и сейчас работаю массажистом.

Слышал мнение, что массаж возник на Востоке, в те времена, когда европейцы еще не знали о личной гигиене и банной культуре. Очень этому удивился. В Сирии, например, больше распространен баночный массаж. Специалистов, разминающих тело другого человека руками, намного меньше, чем в России.

К русским сирийцы относятся даже лучше, чем к жителям соседних стран. Недавно русский язык ввели в школьную программу, и мои племянники уже начали его изучать. Он им даже нравится. Они понимают, что в будущем это знание может пригодиться.

Моя семья, к счастью, пережила войну, но вернуться к прежней жизни сложно: многие города разрушены, экономика вроде бы начала подъем, но кругом страшная бедность, а уровень безработицы по-прежнему высокий. Привыкнуть к тому, что больше не надо бояться взрывов, непросто. Да тут еще пандемия…

Сравнивать Хаму и Москву — все равно что говорить в одном контексте о Сахаре и Антарктиде. Москва — огромный город, где много достопримечательностей, а еще больше постоянно спешащих куда-то людей. Хама — небольшой старинный городок, поселения там существовали еще в эпоху неолита. Хама славится своими огромными водяными колесами — нориа. Их диаметр достигает 20 м. Раньше нориа использовались для полива садов, а сегодня выполняют роль туристической достопримечательности. Сохранилось их более двух десятков, и даже сейчас они могли бы выполнять свою работу.

Приехав в Москву, первое время я общался на английском. Русский учил в течение десяти месяцев на подготовительном факультете университета. Не скажу, что это далось слишком трудно. Может, дело в огромной мотивации? Сложнее пришлось на первых курсах меда, когда нам стали преподавать множество предметов — и все на русском. Мне казалось, что мозг просто взорвется от избытка информации! Но как у вас говорят? Терпение и труд все перетрут. Верно? Сейчас я уже достаточно свободно владею русским, также неплохо знаю английский и испанский. Арабский — мой родной язык.

Смешные и странные случаи бывали. Через месяц после переезда познакомился с русской девушкой, и она спросила, нравится ли мне. Я не знал, что значит «нравиться». По интонации предположил, что это примерно то же самое, что и «мешать». Поэтому ответил отрицательно. Девушка сильно обиделась и ушла. Я долго думал почему...

Сирийский закон не запрещает многоженство, но сейчас оно является большой редкостью. Жен надо содержать, а куда проще кормить и одевать одну женщину, чем десяток. Многоженство зависит от религии и региона. У моего отца одна жена, и они живут вместе уже 45 лет. Сирийцы обычно знакомятся на работе или в университете, хотя последнее время среди молодежи популярность приобретают сайты знакомств.

Мы с Оксаной тоже познакомились по интернету. А потом начали общаться вживую и поняли, что, несмотря на разные менталитеты, симпатичны друг другу. Свадьбу сыграли в русских традициях, из которых мне больше всего запомнился каравай. Главным отличием сирийской свадьбы от русской является то, что у нас принято приглашать на торжество намного больше людей, чем здесь. Но русские тоже очень гостеприимны.

«Что это такое: один пирог и восемь свечей. Лучше так: восемь пирогов и одна свечка, а?» Я хоть и не сладкоежка, но очень понимаю Карлсона. И не представляю, как можно смотреть эту историю без смеха. Это как раз история о широте души. Наверное, потому что там постоянно идет речь то о пирогах, то о конфетах или варенье, а в России сладости — синоним слова «гостеприимство». По негласным правилам гость должен обязательно принести что-то к чаю, а хозяин — поставить на стол печенье или конфеты.

Очень люблю, когда супруга готовит борщ, солянку и оливье. К остальным блюдам равнодушен. Кроме рыбной икры и холодца. Брр. На мой взгляд, желе должно быть сладким. И точка.

Восточные сладости в России не похожи на настоящие, те, которые делают в Азии. Да и от арабского кофе здесь только название. В Сирии этот напиток намного ароматнее.

Всем достопримечательностям предпочитаю отдых с семьей. Люблю центр города, Красную площадь. Вообще идти куда глаза глядят... Красота!

Русский дух, на мой взгляд, сильнее всего ощущается в Сергиевом Посаде. Заходишь в Троице-Сергиевую лавру, сверкающую золотыми куполами в лучах солнца, и на душе становится спокойно и хорошо... Старинные церкви впечатляют, а служба умиротворяет.

Помимо Сергиева Посада я был в Анапе, Крыму и заметил, что люди там добрее, чем в Москве. Наверное, потому что тепло, много солнца и есть море. Жаль только, что оно цветет...

Вопрос, где жить, постоянно меня мучает. В России хорошо. Иногда мне кажется, что я здесь родился и вырос. Большинство моих друзей — русские. Но здесь мне вряд ли удастся решить проблему с жильем. Пока мы снимаем комнату в коммунальной квартире, но она настолько крохотная, что надо думать, как быть дальше, а вариантов я пока не вижу.

В Сирии, кстати, такие маленькие квартиры вовсе не строят. Иметь десять детей раньше было нормой. Сейчас рождается меньше, но не один-два, как здесь.

Родных не хватает, конечно, жаль, что пока удается общаться лишь по интернету. На родину за это время я рискнул слетать только однажды. Все-таки обстановка там пока нестабильная.

Жена познакомилась с моими родителями, мы поездили по региону. В Хаме я показал ей водяные колеса и дворец Азема — прекрасный образец поздней исламской архитектуры. Мы побывали в Тартусе — это второй по величине портовый город в Сирии после Латакии. Искупались в Средиземном море. Мне нравится, что оно очень соленое, а пляж в городе песчаный. Единственное неудобство — столбик термометра показывал далеко за +40 °C. Посетили Дамаск, посмотрели, что осталось от древнего города. Там же заглянули на Сук аль-Хамидия — крупнейший розничный рынок Сирии, побывали в православном кафедральном соборе Святой Девы Марии, построенном еще во II веке, и, конечно же, попробовали вкуснейшее мороженое из знаменитого магазина «Багдаш».

Экспаты о России и русских: англичанин Бен O’Коннор

Ливан по-русски

Гарем и его секреты

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.