Есть ли народы, которые не верят в загробную жизнь?

Отвечает Павел Костылев
старший преподаватель кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

В этом отношении наиболее известен народ охотников и собирателей пираха, проживающий в Бразилии. Они не в состоянии мыслить о вещах, находящихся за пределами их восприятия, так как в языке пираха отсутствует рекурсия. Соответственно, о том, что будет после смерти, они не задумываются.

С другой стороны, представлениям о загробной жизни культурно противостоит комплекс представлений о переселении душ, реинкарнации, перевоплощении. В первую очередь это касается буддизма и индуизма. С точки зрения представителей этих религий после смерти физического тела элементы, составляющие живое существо (не только человека), попадают в определенное промежуточное пространство. На санскрите оно называется Антарабхава, на тибетском — Бардо. После блужданий по этому пространству они переходят в новое состояние, то есть. воплощение. Итоговая священная цель как индуизма, так и буддизма — прекратить бесконечно перевоплощаться, достигнув единства с Абсолютом (в индуистской версии) либо же перейдя в неописуемое состояние нирваны.

Отдельные элементы учений о перевоплощении поддерживались некоторыми античными мыслителями. Пифагор, по свидетельству историка философии Диогена Лаэртского, помнил свои прошлые жизни, а Эмпедокл и вовсе утверждал: «Некогда я уже был мальчиком и девочкой, кустом, птицей и выныривающей из моря немой рыбой».

Наконец, особой спецификой отличается даосизм. Согласно классическому даосизму, после смерти человека его «души» растворяются в мировой энергии. Избежать такого растворения и добиться бессмертия необходимо средствами «внутренней алхимии», включающей медитацию, правильное дыхание и контроль над внутренней энергией ци.

Оставить комментарий
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.