Факультет Слизерин, или Уроки зельеварения — 2

О самых необычных способах лечения и уникальных рецептах прошлого. Не пытайтесь повторить — опасно для жизни!

Раскаленное железо от геморроя, мышиные хвосты от зубной боли, порошок из свиных мозгов, ржавчины и трупов — от ран. Кто еще недоволен современной медициной? Добро пожаловать во тьму веков! Первая часть.

Италия и Франция: огонь, смола и кипящее масло 

В средневековой Европе огнестрельные раны лечили при помощи кипящего масла или смолы, которыми поливали пораженное место. А иногда раны попросту прижигали раскаленным железом. Это делалось для того, чтобы избежать распространения «порохового яда» по всему организму (порох тогда считался токсичным веществом). В целительных свойствах подобного лечения был совершенно уверен такой «зубр» медицины, как итальянский врач Джованни де Виго. Правило действовало до тех пор, пока знаменитый французский эскулап Амбруаз Паре, работавший на пару-тройку десятилетий позже, не придумал закладывать в раны смесь из яичного желтка, розового масла и скипидара. Это не особо способствовало заживлению, но по крайней мере не мешало организму самому справиться с болезнью.

США. Лоботомия 

Пациентов с нежелательными психическими отклонениями еще в начале XX века подвергали лоботомии — операции, при которой одна из долей мозга иссекается или разъединяется с другими областями. Придумал ее в 1935 году португальский психиатр Эгаш Мониш, а в 1949-м даже получил за это Нобелевскую премию. Несмотря на крайне сомнительные результаты: пациент превращался в овощ с интеллектом кошки (а некоторые и просто умирали) — операции проводили по всему миру. Но особенного размаха процедура достигла в США. Процедура совершенствовалась: в 1945 году американский врач по имени Уолтер Фримен даже придумал проводить лоботомию через глазницы, чтобы не сверлить череп пациента. Инструмент для такой операции напоминал нож для колки льда (а первые операции и проводились с его помощью, поэтому ее так и прозвали: «лоботомия топориком для льда»). В СССР процедуру запретили в 1950 году, в США — только в 1970-е.

Индия. Прививки от оспы

В Древней Индии лечили подобное подобным. Прежде всего это касается оспы. Вот какой текст V века приписывают легендарному и обожествленному эскулапу Дханвантари: «Возьми с помощью хирургического ножа оспенную материю либо с вымени коровы, либо с руки уже зараженного человека, между локтем и плечом, сделай прокол на руке другого человека до крови, а когда гной войдет с кровью внутрь тела, обнаружится лихорадка». Процедура опасная, зато ее можно назвать одним из первых аналогов вакцинации.

Греция, Китай, Египет. Плесень

В Древней Греции и Китае раны лечили при помощи заплесневелого хлеба. Тем же самым промышляли и в Египте, где прикладывали пшеничный хлеб с плесенью к гнойникам на голове. Считалось, что боги, насылающие болезнь, должны непременно оценить такое «угощение» и убраться восвояси.

Литва. Навоз 

Врачеватели средневековой Литвы выписывали пациентам от боли в горле отвар из сушеного собачьего или волчьего помета (а конскими фекалиями лечили цингу). Впрочем, ничего удивительного — знаменитый немецкий медик XVII века Кристиан Франц Пауллини даже написал о пользе экскрементов животных целую книгу «Дополнительная лечебная аптека испражнений».

Россия. Мышьяк и баня

Русь спасла баня. Инфекционными заболеваниями и эпидемиями на нашей земле страдали меньше, чем в «неумытой» Европе. Нелепицы, впрочем, хватало и здесь. В травнике-лечебнике «Благопрохладный цветник вертоград здравия» 1534 года, к примеру, можно прочитать о том, как лекари (их называли лечцы) использовали мышьяк для кожных заболеваний, сопровождавшихся разрастанием рогового слоя. В ход также шли киноварь и ртуть. При помощи этих же снадобий избавлялись от вшей и блох. Насекомые были повержены — нередко вместе с их хозяином. Но наши предки о чем-то таком догадывались. Вот только масштабы этих догадок были не те — они считали, что побочным эффектом применения ртути является стоматит (всего-то!).

Англия. Божьи коровки

С XVII по XIX век главным лекарством против зубной боли в Туманном Альбионе были божьи коровки. Даже у королей. Медики при дворе раздавливали живое насекомое пальцами и натирали этим больной зуб монаршей особы.

Испания, Франция, Голландия. Помощь святого 

В XIII веке примерно половина святых считалась патронами разного рода болячек. Хочешь выздороветь — помолись главному. Так, франкский историк и по совместительству епископ Григорий Турский описывает, как однажды, почувствовав сильную головную боль, он пошел и помолился у гробницы святого. Боль прошла. Но епископа это не удовлетворило, и он на всякий случай сделал себе модное тогда во всей Европе кровопускание. Голова после этой процедуры заболела снова. Из чего епископ сделал многозначительный вывод: «Не следует прибегать к земным средствам тому, кто раз уже имел счастье испытать врачевание небесными средствами».

Для профилактики болезней использовали многочисленные амулеты. Многие из них были христианскими и представляли собой медные или железные пластины со строчками из молитв, с именами ангелов, ладанки со святыми мощами, флакончики с водой из священной реки Иордан и т. д.

Вся Европа. Датские капли

О каплях датского короля писал еще Булат Окуджава:

«В раннем детстве верил я,

что от всех болезней

капель датского короля

не найти полезней.

И с тех пор горит во мне

огонек той веры...

Капли датского короля

пейте, кавалеры!»

Капли датского короля, они же датские капли, они же капли короля, действительно пришли из Дании, изобретены неким Рингельманом примерно в XVII веке. По факту это отхаркивающее средство, состоящее из лакрицы (солодки), анисового масла, укропной воды (настоя семян укропа) и нашатырного спирта. Из Дании средство попало в Германию, а потом и в Россию, где и применялось повсеместно. Неудивительно, что народный поэт был с этим средством хорошо знаком.

Капли даже не раз удостаивались упоминания в литературе:

— «Когда я кашляю, она [мама] дает мне лакрицу или капли датского короля, и я поэтому очень люблю кашлять» (И. Л. Толстой «Мои воспоминания»).

— «…ему [провизору] снится, будто все в городе кашляют и непрерывно покупают у него капли датского короля» (А. П. Чехов «Аптекарша»).

Загрузка...
Участники клуба
Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовалиМарк Твен