Анастасия Клепова
30 января 2016
17811

Москва — Торжок: тайны русской глухомани

Если вовремя свернуть с дороги Москва — Санкт-Петербург, можно зацепить колесом булыжник, о который цеплялась карета Александра Сергеевича Пушкина. Или попасть на место съемки «Ночного дозора». Мы отправились в двухдневное путешествие из столицы в Торжок с проектом «Территория Русь». Тот самый случай, когда не нужно выбирать между приключением и просвещением.

Время русской хандры

— Унылая пора! — произносит капитан экспедиции Марко Зечевич, то и дело включая и выключая дворники. Он худощав, голубоглаз и бородат. За окном машины дождь или, пожалуй, снег — не поймешь, хмуро и ветрено. Но Марко не унывает.

— Такая погода для нашего приключения просто идеальна! Грязи сколько угодно. Так что будет интересно!

Однажды Марко задумал объединить познавательный и приключенческий туризм, для чего проложил несколько автомобильных маршрутов по России разной степени сложности. Они проходят по фирменной русской распутице через интересные в архитектурном и историческом смысле места, до которых обычным туристам добраться нелегко. По одному из этих маршрутов мы сегодня и едем.

Ранняя бесснежная зима — время русской хандры, действительно, самое желанное время для любителей внедорожных путешествий. Придется изрядно вихлять, утопая колесами в зыбкой грязи, помогать друг другу выбраться, решать, к какому дереву протянуть спасительную лебедку. И слушать хруст льда, чуть подернувшего за ночь лесные лужи.

Пушкин приходит Марко на ум с самого начала неслучайно. Нам предстоит пройти автоколонной из Москвы в Торжок — не столько по трассе, сколько по полям, бревенчатым мостам и коротким участкам старой дороги Москва — Санкт-Петербург. По ней-то и ездил великий русский поэт, ругая на чем свет стоит состояние дорог, губернаторов и «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева.

Единожды проложенные дороги редко меняют свои направления. Асфальт появляется прямо поверх старых трактов, кроме мест, где новая дорога срезает лишние углы и объезды. Дорога Москва — Санкт-Петербург — исключение, потому что новое шоссе проложили чуть в стороне от старой грунтовки, которая теперь, конечно, основательно заросла и путь к ней нелегок.

— Ребята, подъезжаем к первому объекту — Иосифо-Волоцкому монастырю, — женским голосом оживают рации, установленные в каждом автомобиле колонны. На связи культуролог Евгения Коханова, она отвечает за образовательную часть приключения.

— Это головокружительно красивая и значительная в историческом смысле обитель. Вот она, справа показалась, смотрите!

У надвратной церкви Святых Петра и Павла, усыпанной муравлеными изразцами, притулился ларек. Мы застаем привоз сыров — их как раз выгружают из открытого багажника машины. Силами одной только братии, численность которой, к слову, невелика — человек 15 всего, спрос на фермерскую продукцию не удовлетворить. У машины итальянский госномер. Должно быть, поставки идут с итальянской фермы в селе Медное, что неподалеку.

Незваные радисты

Съезжаем с трассы сначала в ухабистую колею, дальше — в болота и поля татарника. Кругом все посыпано инеем, оттого пейзажи в своем минимализме походят на морские. Впереди — река, а над ней — мост из положенных рядом друг с другом бревен. Ехать по нему нужно осторожно и по очереди, пользуясь подсказками товарищей. Они машут руками с противоположного берега: «Чуть правее! Теперь прямо! Еще правее!»

Рация неожиданно добавляет ситуации драматизма: вдруг из нее доносится непродолжительный треск, а сразу за ним — неразборчивая мужская речь на английском языке. Слова торжественны, тон строгий. Кажется, этот монолог произносится в огромном зале. Прислушавшись, мы понимаем, что рация поймала проповедь священника. Отличный саундтрек для опасного участка пути, ничего не скажешь!

Снова треск. И вот уже священника сменяет веселая русская речь:

— Ты что купил к водке? А я говорю: горох — лучшая закуска!

Тем временем бревенчатый мост остается позади, начинается лес.

Еловые ветки утыкаются в ветровое стекло, цепляют боковые зеркала и размазывают комочки грязи, налетевшие из-под колес. Лес расступается, мы спускаемся к реке Тверце по крутому склону. Поскользнувшись на нем, рискуешь искупаться.

Вдоль реки тянется старинный, проложенный при Петре I бечевник — дорога, по которой шли лошади, тянувшие за канаты барки с товарами вниз по течению. Вернуть барки против течения было уже нельзя, поэтому они служили лотками для продажи тех же самых товаров, а потом распродавались на доски. Бечевник на Тверце — это несколько валунных мостов, прочных настолько, что простоят до апокалипсиса, едва заметная колея и даже пара мощеных участков.

Мост из «Ночного дозора»

Хрустальное от мороза утро позволяет налюбоваться купеческим величием Торжка. Два ярчайших его свидетельства связаны с двумя фамилиями: Пушкин, Львов, и оба покрыты патиной.

За произведением, связанным с Александром Сергеевичем, мы идем в музей при фабрике «Торжокские золотошвеи». Золотное шитье — городской художественный промысел, известный с XIII века. Здесь издревле оборачивали тончайшей золотой проволокой проволоку попроще и вышивали получившимися нитями узоры и сюжеты. Торжокское золотное шитье, в отличие от строгановского, богато сотней разновидностей швов — для достижения разных визуальных эффектов. Так, литой шов создает впечатление, что это никакой не шов, а цельная золотая пластина — главки церквей, расшитые в такой манере, закругляются и сверкают в точности как настоящие.

В музее есть множество головокружительных работ, но самая впечатляющая из них — панно с изображением пушкинского путешествия из Москвы в Петербург. Вокруг сюжета с каретой скрупулёзно и очень детально вышиты десятки сценок из его сказок.

Архитектор Николай Львов — вторая после Александра Сергеевича звезда нашего маршрута, поскольку земли вокруг его родового гнезда, то есть Торжок и окрестности, буквально усыпаны новаторскими для его XVIII века архитектурными изобретениями. За главным шедевром Львова поднимаемся на колокольню Надвратного храма Новоторжского Борисоглебского монастыря — оттуда во всей красе виден собор Бориса и Глеба.

Совсем недалеко от Торжка находится архитектурно-этнографический музей под открытым небом «Василево» — один из самых неизбалованных туристами музеев деревянного зодчества России. Он располагается на территории усадьбы, спроектированной Николаем Львовым для своего дальнего родственника. На территории есть впечатляющий 100-метровый валунный мост. Думаю, рты гостей усадьбы, как и рот Тимура Бекмамбетова, снявшего здесь сцену борьбы добра и зла из «Ночного дозора», были широко открыты от изумления при виде этого моста. Огромные валуны наваливаются друг на друга, образуя пять арок разных размеров. Сооружение кажется исполинским, хмуро-средневековым. Словно бы когда-то оно связывало с внешним миром древний город-крепость.

Еще один автобросок — и мы уже стоим напротив огромной пирамиды. За два дня путешествия это уже третья пирамида на нашем пути. Первая встретилась еще на Новорижском шоссе — архитектора Голода, человека, увлеченного эзотерикой и установившего в 90-е немало зданий-пирамид по всей стране. Верхушка второй — Львовской — виднелась неподалеку от Василева. Теперь мы гуляем вокруг той, что построена Львовым на территории собственной усадьбы в селе Никольское над ледником — погребом для хранения продуктов, куда зимой складывали лед, не таявший под землей и в теплое время. Пирамида сооружена из мрамора и обычных булыжников с берега реки. Кстати, из таких булыжников местные жители и сегодня строят сараи: бесплатный и добротный стройматериал. Дело в том, что Львов даже хозяйственные постройки делал красивыми, чтобы не было нужды прятать их на территории. Так, он строил скотные дворы с шестиколонными портиками и палладианские дровяные сараи. Жаль, что ничего из этого не сохранилось, кроме ледников-пирамид.

Пока мы рассматриваем гризальную роспись внутри, снаружи на нас неистово шипят гуси. Тревожно выглядываем наружу. Кажется, окружить не успели, значит, пора ехать.

Мистическое краеведение

К руине церкви Петра и Павла села Переслегино мы добираемся по темноте. Ставим машины так, чтобы мощные фары подсветили строение со всех сторон, что позволило бы его рассмотреть.

— Угадайте, кто архитектор, — шутит по рации гид. Кажется, стиль Львова мы узнаем теперь даже безлунной ночью.

Забираемся внутрь. Ход на звонницы ведет по узкой лестнице, сильно засыпанной песком — некоторые ступени приходится перешагивать, чтобы не поскользнуться на горках песка. Стоя на самом верху, замечаю тайные окошки внешнего купола церкви — Львов любил прятать места входа света в свои строения. По задумке архитектора, свет поступает через них во второй, внутренний купол, отражается от него и достигает основного объема уже рассеянным.

Собираемся ехать дальше, но вдруг из темноты выходит мужчина: калоши, ушанка, борода. С ним две собаки. Разговор начинается неожиданно.

— Вы насколько хорошо знаете архитектора Львова? — спрашивает мужчина вкрадчиво. — Меня, кстати, Евгением зовут.

— Два дня уж смотрим на его творения, — не без гордости отвечаем мы, на что Евгений довольно улыбается.

— Тогда вы должны были уже почувствовать сами, что его строения — это не просто архитектура, а сгустки энергии.

После этих слов стараюсь незаметно принюхаться к дыханию собеседника — не пьян ли?

— Если внутри любой его пирамиды большой группой людей исполнить синусоидный речитатив, можно создать буквально энергетический вихрь!

Евгений оказывается кем-то вроде краеведа-мистика. Он демонстрирует богатые знания истории родного края, замешанные с информацией из эзотерических книг. И хоть мысли Евгения через одну граничат с абсурдом (кстати, он все-таки совсем не пьет), встреча с ним идеально дополняет образ архитектора Львова в моей голове.

Обескураженные встречей, мы рассаживаемся по машинам, чтобы оказаться дома через несколько часов. По инерции размышления застревают в метафизических категориях. Кажется, за пределами асфальтированной дороги лежит огромная, непознанная страна. Усеянная пирамидами, омываемая хаотичными радиоволнами, населенная краеведами-мистиками территория. Скорее всего, так и есть.

О том, как принять участие во внедорожных экспедициях проекта «Территория Русь», можно узнать на сайте проекта territory-rus.ru.

Комментарии
Виктория Сухомлинова
31 января 2016, в 11:53

Очень красивый слог, такое переплетение документального с художественным - очень оживляет репортаж) Буду с интересом следить за Вашими публикациями )

Анастасия Клепова
31 января 2016, в 21:04

Виктория, спасибо!

Ябелс Тан
1 февраля 2016, в 13:44

ПирамидАРТ впечатляет!

Павел Тютьнев
1 февраля 2016, в 19:16

На досуге отобедай
У Пожарского в Торжке
Жареных котлет отведай
И отправься налегке
А.С. Пушкин

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
12:50
Россия. Гений места. Кавказские Минеральные Воды
13:45
Один день в городе. Нижний Новгород
14:10
Один день в городе. Пусан
12:25
Спасение детёнышей шимпанзе. Переломный момент
13:25
Звериный репортёр
13:55
Звериный репортёр
Тот, кто живет, видит много. Тот, кто путешествует, видит большеАрабская пословица