Первые испытатели вакцин: как это было раньше

Оспа, бешенство, чума, полиомиелит. Вакцины от этих болезней когда-то тоже испытали на себе люди. Причины рисковать у всех были разными.

Натуральная оспа: Екатерина II, 39 лет

В 10 часов вечера 23 октября 1768 года в покои российской императрицы тайно доставили шестилетнего кадета Сашу Маркова, больного оспой. Английский врач Томас Димсдейл через прокол перенес с его руки на кожу императрицы зараженную лимфу, после чего Екатерина II уехала в Царское Село.

Смертность от натуральной оспы составляла 50%, а выживших болезнь обезображивала навсегда. Оспенные отметины остались в том числе на лице супруга Екатерины Петра III, переболевшего оспой незадолго до свадьбы.

Определенным образом обезопасить себя в XVIII веке можно было лишь с помощью вариоляции, когда в содержимом пустул больного смачивали кусочек ткани, а затем прикладывали последний к порезу на руке здорового человека. Инфекция попадала в кровь, и человек заражался. Как правило, болезнь переносилась в легкой форме и способствовала выработке иммунитета. Но бывали и летальные случаи. Императрица рисковала.

Для введения вакцины она пригласила в Санкт-Петербург англичанина Томаса Димсдейла, считавшегося лучшим в своем деле. А на случай своей смерти распорядилась держать наготове упряжку почтовых лошадей, чтобы врач мог срочно покинуть страну, избежав самосуда.

Первые несколько дней болезнь никак не проявляла себя, но потом начались озноб, жар, набухли подчелюстные железы, появились оспины, которые лопались, темнели и исчезали. Екатерина II потеряла аппетит и испытывала сильную головную боль. Все это время Димсдейл наблюдал за течением болезни, но максимум, что он мог сделать, — выписать глауберову соль от головной боли, полоскание смородиновым морсом оспин, легкую пищу и обильное питье.

К счастью, через неделю императрица выздоровела. Поправился и Саша Марков. Он получил дворянство и фамилию Оспенный. А доктор — баронский титул, звание лейб-медика и пожизненную пенсию в размере ₤500 в год. Для сравнения, лондонский торговец в то время зарабатывал около ₤35 в год, а, к примеру, хорошая лошадь стоила ₤4.

Бешенство: Йозеф Майстер, 9 лет

Фото: EAST NEWS

Рано утром 4 июля 1885 года французский пекарь по фамилии Майстер отправил девятилетнего сына в соседнюю деревню за дрожжами из местной пивоварни. Но там произошло несчастье: мальчика покусала собака. Местные жители промыли раны водой из деревенского колодца и дали монетку, чтобы охлаждать с ее помощью места от укусов. Однако собака оказалась бешеной.

Вскоре на улицах Парижа появилась обезумевшая от горя женщина, которая буквально волочила за собой сына. Это был тот самый покусанный мальчик — Йозеф Майстер. Сельский врач посоветовал ей обратиться к Луи Пастеру — знаменитому тогда микробиологу и химику, который занимался разработкой вакцины против бешенства. В надежде обмануть смерть мать приехала с сыном в Париж, и в одной из больниц им повезло.

У Луи Пастера не было медицинской лицензии, и ранее он не пробовал свою вакцину на людях, но выбор был невелик: если ничего не сделать, мальчик умрет наверняка, а прививка давала хоть какой-то шанс на выздоровление. Проконсультировавшись с коллегами-учеными, Пастер решил рискнуть. 6 июля 1885 года Майстеру ввели спинномозговую жидкость от зараженного бешенством кролика.

Три недели ученый с тревогой наблюдал за состоянием мальчика. К его безмерной радости и облегчению родителей, юный Йозеф полностью поправился.

Вакцина получила всеобщее признание и спасла не одну жизнь, а Йозеф Майстер в дальнейшем стал смотрителем в Пастеровском институте.

Бубонная чума: Ага-хан III, 20 лет

1896 год. Индия. Мумбай. Не успели индийцы вздохнуть после эпидемии холеры, как страну настигла бубонная чума. Правительство Британии, чьей колонией тогда являлась Индия, обратилась за помощью к российскому иммунологу, бактериологу Владимиру Хавкину. К тому времени он уже наладил в стране производство вакцины против холеры. Вдруг поможет и с новой эпидемией?

Хавкин, живший и работавший тогда в Индии, действительно изобрел вакцину от бубонной чумы всего за три месяца, но индийцы встретили ее с недоверием. Даже когда 10 января 1897 года иммунолог прилюдно ввел себе под кожу четвертую дозу чумного яда — 10 мл раствора токсина, — это убедило не всех. Нужен был другой пример для подражания. Им стал 20-летний имам мусульманской шиитской общины исмаилитов Ага-хан III.

Юный имам был всесторонне образован: знал пять языков и разбирался в науках. Он смог оценить возможности вакцины по статьям в зарубежных медицинских журналах и лично обратился к Хавкину, предложив свою помощь. К марту 1897 года число погибших в городе составляло уже 20 000 человек. Медлить было нельзя.

Вместо небольшого помещения, выделенного властями, Ага-хан предоставил русскому ученому свой особняк для лаборатории и все необходимое для исследований. А главное, на глазах у других сделал прививку, позаботившись о том, чтобы эта новость распространилась как можно дальше и как можно быстрее.

Примеру имама последовали сначала мусульмане, а затем представители других конфессий. Бубонная чума была побеждена. В 1897 году королева Виктория наградила Хавкина одним из высших орденов Британской империи — орденом Индийской империи.

Полиомиелит: Елена Смородинцева, 5 лет

1956 год. Пятилетняя Лена Смородинцева съедает печенье. Казалось бы, ничего необычного. Однако сладость пропитана живой вакциной от полиомиелита. Один из ее создателей, профессор Анатолий Смородинцев, решил испытать свое детище на внучке.

Даже в середине XX века полиомиелит оставался страшным бедствием по всему миру. Надежда победить его появилась, когда американским вирусологам Джонасу Солку и Альберту Сейбину удалось продвинуться в создании вакцины. Но убитая (инактивированная) вакцина Солка была дорогой, а живой вакцины Сейбина люди боялись. Тем более, работа над созданием последней только шла.

Сейбин согласился предоставить свои штаммы советским ученым, и те за два года доработали живую вакцину от полиомиелита. Первыми ее опробовали сотрудники отдела вирусологии Института экспериментальной медицины, в том числе Анатолий Смородинцев. Но заболевание поражало в основном детей, и надо было проверить разработку на ребенке. Сама эта мысль вызывала у ученых шок, и тогда Смородинцев предложил поставить эксперимент на собственной внучке.

Ее отец Александр Смородинцев, тоже принимавший участие в создании вакцины, дал согласие. Мать, понимая опасность заболевания, скрепя сердце, доверила судьбу ребенка мужу и свекру.

Чтобы сделать процесс вакцинации максимально комфортным для девочки, препарат решили накапать на печенье. Когда Лена его съела, в семье Смородинцевых наступили тревожные дни.

Каждое утро девочку обследовали сразу несколько специалистов, опасаясь малейшей температуры или насморка. Они понимали: внешне хорошее самочувствие ничего не означает, так как болезнь развивается стремительно, а если прорвется в спинной мозг — это приговор. Лекарства от полиомиелита нет.

Все ждали одного — появления в крови ребенка антител, означающих, что организм пережил болезнь в неопасной форме. И через две недели они появились! День, когда это случилось, стал в семье настоящим праздником.

После этого вакциной начали прививать других детей.

Эбола: Рут Аткинс, 45 лет

Испытывают вакцины на людях и сейчас. Правда, волонтеры знают о риске, а взамен часто получают денежное вознаграждение. Так было и в 2014 году, когда Дженнеровский институт в Оксфорде объявил о поиске добровольцев для испытания вакцины от Эболы.

Британка Рут Аткинс узнала об этом, когда возвращалась с работы домой. Включив в машине радио, она услышала выступление директора Дженнеровского института Адриана Хилла. Он рассказывал об испытаниях вакцины и необходимости проверить ее на добровольцах. Приехав домой, женщина отправила в институт электронное письмо, в котором изъявила желание стать волонтером.

Ранее Рут Аткинс работала медсестрой в Национальной службе здравоохранения Великобритании и понимала, на что идет. Не остановило ее ни наличие двух детей-подростков, ни беспокойство их за жизнь матери. Женщина заявила, что хочет внести свой вклад в разрешение ситуации в Западной Африке — настолько ее ужасает эпидемия Эболы.

Медицинский осмотр показал, что со здоровьем у британки все в порядке, и 17 сентября ее вакцинировали. За состоянием женщины пристально наблюдали врачи: в течение первой недели — ежедневно, следующие полгода — еженедельно.

Дальнейшая судьба Рут Аткинс неизвестна, но в 2019 году испытания вакцины начались в Африке.

Болезни, которые изменили мир

Нулевые пациенты: три истории о людях, ставших точкой отсчета смертельных эпидемий

Изобретения, убившие своих создателей

Читайте также
Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.