Моя Планета
7 июня 2015
14723

Приключения канадца в России. Часть пятая

Гвейну Гамильтону 35 лет, по профессии он — преподаватель английского языка. В Монреале у него маленькая школа, где он учит английскому выходцев из бывшего СССР. Гвейн стал учителем, чтобы осуществить мечту — съездить в Россию. Эта его мечта исполнилась — он жил в Москве целых шесть лет: с 2001 по 2007 год. Теперь он мечтает вернуться в Россию снова.

Свои впечатления о России Гвейн описал в книге «Моя жизнь с русскими. Или Свой среди чужих», фрагменты которой мы публикуем на «Моей Планете». Четвертую часть читайте здесь.

С кем поведешься

Это был лагерь для детей военнослужащих. Солдаты тоже присутствовали. Бывало, идет какой-то солдатик с автоматом, подбегают дети толпой и просят, чтобы дали пострелять. И дети стреляют в воздух. Нас тоже позвали и дали шанс. Все по-настоящему, стреляешь — и плечу больновато, такая отдача у ружья.

Местные реагировали на иностранцев по-разному. Дети, отдыхающие в лагере, радостно кричали, что все слова им понятны по-английски. Обычно, правда, использовали только одно общеизвестное — на букву «ф». Вроде рады были нас видеть и хотели нас приветствовать.

Взрослые, работающие на кухне, сначала невнятно реагировали, потом решительно возненавидели. Мы это сами обострили нечаянно. Ведь впервые знакомились с русской кухней вживую. Много чего там видели впервые. Вещи, которые впоследствии я дико полюбил и без которых жить уже не могу. Но тогда это все было впервые. И на глаз странно, и на вкус непонято, и в кишочках сидеть спокойно не хотело. Гречка, везде лук, и огурчики, и укроп будь здоров. Даже чай непонятно готовили. Я очень просил, чтоб мне принесли для чая молоко, но меня сначала не поняли и принесли какой-то молочный продукт по имени «кефирчик». Мой друг, англичанин, очень переживал без своего чая с молоком и решил, что раз молочный продукт, можно пробовать. Плеснули в чай. На вкус интересно, но не то. А когда наконец окружающие поняли, что мы хотели с молоком сделать, запретили: «Не-е-ет, что вы, совсем что ли? Это некрасиво».

Ты странно по-русски говоришь, с каким-то кавказким акцентом. Еще и материшься, как солдат

Огурчики и помидорчики в сметане с укропом, гречка или макарошки с котлетами, чай с лимончиком. Классно. Вижу эту еду во сне теперь, когда окружен гамбургерами. А тогда это было трудное испытание: что с этим делать? где булочки и кетчуп?! Был, конечно, черный хлеб на столе всегда, и мы с ним делали себе гамбургеры, но это не то.

Солдаты нас приняли радушно. Давали покурить. Очень любезно со мной обменивались сигаретами. За мои скучные «Мальборо» дали какие-то классно-вонючие без фильтра. И научили говорить по-русски. Благодаря им я впервые начал лепить какие-то фразы.

Каждый день мы приходили в столовую и присаживались. Вскоре приходили два солдатика, чья работа была нас обслуживать. С ними еда. Солдатики приносили еду, подавали и садились за стол. Смотрели на нас. Аппетиту это не помогало. Волновались мы: они так сидят здесь, потому что не доедаем?

Через пару дней немного расслабились. Научились есть котлеты без булок и под призором. Начали и с солдатиками разговаривать. Оказывается, они тоже хотели разговаривать. Научили нас говорить по-русски, как настоящие мужики. И попросили научить их говорить по-английски, как настоящие мужики. Короче, классно.

С ними мы дружили и, как в настоящей дружбе, начали просить об одолжениях. Попросили, чтоб еду нормальную приносили.

Любовь до слез

— Ви што, — говорят. — еда афигитильная. Солдати так не кушают нигде.

И мы, в свою очередь, пытались принести им подарочки: сигареты и так далее, — но они отказывались их принять. Душевные такие ребята. Мои первые русские друзья. Я так горд был, каждое утро просыпался с чувством своей собственной значимости — у меня настоящие русские друзья. Я уверен был, что теперь все у меня в жизни получится.

Когда воротился в Москву, на меня люди начали совсем странно смотреть. Спросил, как куда-то проехать, отвечают: «Сам найдешь дорогу». Я не мог понять. Спросил у знакомой канадки, она хорошо говорила по-русски, хорошо понимала аборигенов.

— Да, — говорит, — ты странно по-русски говоришь, с каким-то кавказским акцентом. Еще и материшься, как солдат.

— Чего!? — недоумевал я, — не понял, на фиг.

— Ты с кем общался все это время? — спрашивает.

— Со своими друзьями русскими из Дагестана, — ответил я.

— Понятно, понятно. Ну классно. Так держать.

Только потом я узнал, что лезгин — это не совсем русский, а Дагестан — это не совсем Россия и что говорю я с канадско-кавказским акцентом.

Во как — круто.

Долгое время я ходил на рынок и пытался сохранить свое достояние — с торговцами беседовал об огурчиках и помидорчиках, но потом их выгнали по приказу государственному, очищать начали столицу, и я потерял свою связь с Кавказом навсегда. И акцент свой классный потерял, и остался у меня лишь канадско-глупый акцент. Единственное, что я мог, так это «Боржоми» пить, но потом и «Боржоми» пить стало поздно — запретили и его. Тут и сказке конец.

Приключения иностранца

Русское зарубежье

Когда я наконец уехал из России, я очень волновался, как это я буду без русских?! Но зря, оказывается, от русских так просто не убежишь.

Здесь у нас в Ванкувере они тоже есть. Не в таком количестве как, допустим, китайцы или филиппинцы, конечно, но есть. И соответственно, есть и русское радио, и русские газеты, и русские магазины — в этих магазинах можно даже «Боржоми» купить. И аджику. И ткемали. И много других любимых русских продуктов. Но главное, конечно, не в продуктах, а в отношениях. И они здесь тоже есть, будь здоров. И их пытаются избежать на каждом углу. То есть русские друг друга пытаются избежать.

Гуляем мы с женою вечерком: так красиво, горы, океан, все такое и почти что ни души. Улицы пустые, по крайней мере, канадцев нет, все канадцы дома. Ящик смотрят, как нормальные люди.

Какие-то китайцы есть, может, одинокий иранец с работы плетется, и вот впереди — какое-то семейство, очень похоже на наших, то есть ваших. Мы к ним приближаемся и невольно затихаем. Это русские.

Вот мы замолчали, и прошли мимо, и по новой заговорили. Не раз я замечал такую привычку. Но откуда она у меня, я же не русский?

Есть такое — русские люди странно реагируют, когда видят других русских

На другой стороне улицы две семьи китайские, подходят друг к другу, останавливаются, разговаривают. Обнимаются. Дружненько все. Потом расходятся. Корейцы подходят, смотрят друг на друга, слегка поклонившись. Иранцы друг на друга кричат. А русские — замолкают.

В следующий раз, когда мы с женою гуляли, мы опять встретили группу явно советских людей. Я решил провести маленький эксперимент. Начинал говорить громко, размахивал руками и пел что-то для них, что-то, от чего они не могли остаться равнодушными: «Оле, оле, оле, Россия вперед!»

Смотрели они на меня испуганно и быстро переходили на другую сторону.

— Да ничего это не значит, — говорит моя жена, — ты их просто напугал, я тоже хотела перейти на ту сторону.

И вправду, может, неудачно выполнил задание. Помню, в Москве первый раз, когда я эту песенку услышал, ехал в метро. Проезжаем станцию «Динамо». После матча какого-то. Двери открываются, и фанаты, крича, запихиваются в вагон. Было страшно. Одна дама с собачкой в руке начала отбиваться, собака лаяла и кусала, в основном меня, потому что я рядом стоял. Маленькая девочка заплакала. Люди возмущались, толкались, типа, получайте, фашисты, гранаты! И фанаты от этого, похоже, только получали кайф. Короче, бардак.

Приключения иностранца

Есть такое — русские люди странно реагируют, когда видят других русских. В своем «Дневнике писателя» Достоевский написал вещь, которая мне показалась курьезной: «Особенно тяжело встречаться с незнакомыми русскими за границей, где-нибудь глаз на глаз, так что нельзя уже убежать… например, если вас запрут вместе в вагоне. А меж тем, казалось бы, "так приятно встретиться на чужбине с соотечественником"»...

Был я в магазинчике на днях, что-то покупал, и смотрю — мужик, точно русский. Вот, значит, подхожу.

— Вы говорите по-русски? — спрашиваю.

— Иногда, — говорит и смотрит так, типа «гуляй, Вася».

— Ну да, — говорю, — извините.

И отхожу. С русскими лучше, конечно, иногда поосторожнее за границей, они не всегда хотят, чтоб их опознали. Я знал, но подзабыл в тот момент.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
18:00
Рысь. Тайны дикой кошки. Спасение больших кошек
19:00
Зверята всего мира. Австралия и Новая Зеландия
19:55
Мечтатели. Вьетнам. Райские берега
18:05
Чудеса времён года. Дельта реки Окаванго
19:00
В дикой природе. Индия. Рана: королева джунглей
19:55
Звериный репортёр
Жизнь — это либо отчаянное приключение, либо ничегоХеллен Келлер