Анастасия Клепова
26 августа 2015
7431

Сад из пробирки

Куст клонированной сирени под окном, пиво из клонированного хмеля и варенье из малины, выращенной в пробирке, — все это никакая не фантастика. Мы отправились в гости к фермеру, который из микроскопического среза растения может получить несметное количество его клонов, узнали всю подноготную этой методики размножения и выяснили, почему все не так страшно, как кажется на первый взгляд.

На железнодорожной станции Булатниково, что недалеко от Москвы, меня встречает мужчина в желтых очках, как у Рауля Дюка из «Страха и ненависти в Лас-Вегасе». Это фермер-экспериментатор Андрей Борисович Диев. В молодости он работал в оборонной промышленности, а к растениеводству пришел через кружок цветоводов. Сейчас он — глава фермерского хозяйства «Лесовик-питомник». Мечты об идеальном саде и желание озеленять масштабные пространства привели Диева к идее получения черенков методом клонирования.

Мы идем мимо бесконечных гаражей и хозяйственных блоков. Так и не скажешь, что за воротами одного из них находится лаборатория, где Андрей Борисович занимается адаптацией и выращиванием клонированных растений.

У входа стоит несколько китайских тракторов Feng Shou 180-3. Их давно не производят, так что Андрей Борисович охотится за каждым экземпляром. Говорит, даже сгнивший вплоть до мотора такой трактор остается на ходу. На заднем дворе растут кедры, шаровидные вишни и прочие диковинные растения. Это память об увлечении Андрея Борисовича luxury-озеленением в 90-е годы. Он тогда строил альпийские горки чиновникам, миллионерам и прочим сильным мира сего.

В лаборатории

По лестнице мы попадаем в помещение с автономной котельной, нашпигованное измерительными приборами: два термометра в сухой и влажной среде — по разности температур вычисляется влажность воздуха, определитель кислотности почвы и различные авторские изобретения. Здесь расположено 12 стеллажей со всходами растений, посаженных в торфяные таблетки. В каждой таблетке — все необходимые растению на первое время удобрения и полезные бактерии. Стеллажи покрыты двумя слоями капиллярных матов и геотекстилем — обязательно белым, для большего светоотражения. Единовременно здесь, под землей, обитают 20 000 растений. Освещают грядки необычные сине-красные светодиоды. Этот авторский способ, по уверениям Андрея Борисовича, экономичнее и эффективнее того, который используют биологи НАСА в космосе для выращивания салатов. Секрет — в использовании светодиодов определенной частоты излучения, совпадающей с той частотой, на которой хлорофилл дает максимальную производительность.

In vitro

По-научному лабораторная часть деятельности, предваряющая адаптацию, называется микроклональным размножением растений. Это микрочеренкование в условиях in vitro, то есть в пробирке. Такую методику изобрели во Франции в конце 50-х годов прошлого века. А уже в 60-е годы в СССР этим занимались ученые Института физиологии растений во главе с Раисой Георгиевной Бутенко.

Эксперименты открыли возможность массово и с сохранением всех сортовых характеристик размножать растения, которые затруднительно размножить черенкованием или любым другим способом.

Привычное для всех нас черенкование — это тоже клонирование, ведь новое растение генетически идентично донору

Начинается все с того, что в стерильных условиях под микроскопом с верхней почки подходящего (то есть здорового и красивого) растения снимается очень маленький кусочек ткани, называемой апикальной меристемой. Из этого потом и вырастет все остальное — ствол, корни, листья.

Срез дезинфицируют, чтобы исключить возможность заражения паразитами и вирусами. Потом его помещают в пробирку с питательным раствором, где клетки начинают расти и делиться, образуя микрокопию первого растения. С этого микрорастения под микроскопом срезают микрочеренки и опять помещают на питательный раствор. Из этих черенков образуется микрорастение, с которого опять получают черенки. Так делают несколько раз, пока не образуется нужное количество генетически одинаковых растений. Затем их пересаживают в специальные установки для адаптации к жизни в открытом грунте. От момента получения среза апикальной меристемы до образования первой микрокопии проходит от одного до шести месяцев, а иногда и больше.

Привычное для всех нас черенкование — это тоже клонирование, ведь новое растение генетически идентично донору. Однако внешне они могут сильно отличаться, и такой «потомок» вполне может расти неохотно и кривовато. Микроклонирование позволяет получить точную копию растения, или даже, что немаловажно, огромное количество копий, каждая из которых идеально сохранит все сортовые характеристики, в отличие от обычного черенкования. А взятие биоматериала непосредственно с точки роста — верхней почки — позволяет получить гармонично сложеное растение, в то время как черенкование боковых веток приводит к тому, что оно получается кривым, ведь боковые ветки не созданы расти вверх. Несмотря на все перечисленные плюсы клонирования, большинство людей побаивается растений из пробирки, думая, что где пробирка — там жди нагоняющего ужас ГМО. Но в процессе микроклонирования не происходит никакой генной модификации клеток, так как целью является не внесение изменений в геном, а, наоборот, точное его копирование.

Атака клонов

Я стараюсь не отставать от Андрея Борисовича и никуда не заходить первой —– отчего-то боюсь столкнуться с шестилапыми клонированными шимпанзе и прочими созданиями из ужастиков про лабораторные эксперименты.

Кстати, о животных.

— Почему у размножения растений клонированием столько преимуществ перед черенкованием, а вот с клонированием животных все не так просто: они умирают гораздо раньше положенного возраста? — спрашиваю я, заглядывая на полку с крошечными примулами.

— Я не углублялся в эту тему, знаю только историю овечки Долли, которая скончалась, не дожив до старости. Но уверен: тут дело не в религиозных вещах из разряда «существо из пробирки лишено души, следовательно, обречено на гибель». Просто ученые что-то делают не так. А с растениями тоже не все гладко. Во-первых, многие виды — например, хвойные — крайне тяжело поддаются такому методу размножения. Во-вторых, клонирование обедняет генетическую информацию: когда все вокруг клоны, исчезает природное разнообразие, которое обуславливает выживание в сложных условиях.

Главная проблема клонированных растений в том, что они все немножко «хищники»

Мы выходим на улицу. Все кажется кислотно-зеленым после специфического освещения в лаборатории.

— Главная проблема клонированных растений в том, что они все немножко «хищники», — продолжает Андрей Борисович. — Они начинают жизнь в идеальных условиях пробирки на сверхпитательных сахарах. Их потом нужно переучивать от вампиризма к созиданию, фотосинтезу. Сначала у них не умеют сжиматься устьица, нет микроволосков на корнях, нет навыка терморегуляции. А еще длительное время размножать один раз введенное в культуру растение опасно, потому что не исключены почковые мутации, которые могут изменить сортовые качества получаемых в итоге растений. Так что нужно регулярно выращивать и высаживать их в открытый грунт. Для этого пять лет назад я купил в Калужской области землю. Тогда крестьянский пай в 6 га сельхозугодий продавался за 40 000 — 50 000.

— Долларов или евро?

— Рублей, Настенька, рублей! — удивляет меня Андрей Борисович, потрясая рукой для пущей убедительности. — Я всех агитировал купить землю поблизости от меня, только никто не послушал. А ведь даром почти, да и экология: все чернобыльские осадки мимо прошли, я по специальным картам проверял.

На опытном хозяйстве

Спустя два часа неспешной езды мы оказываемся на тех самых 6 га, в россыпи полевых цветов до горизонта. Если идти влево, наткнешься на руины имения княгини Екатерины Романовны Дашковой на берегу Протвы. А если долго идти вправо — попадешь в Тарусу, город Марины Цветаевой на берегу Оки. Мы стоим между грядок одинаковых сиреней. Таких одинаковых, словно у создателя заело Ctrl + V. Похожи они только в младенчестве, а вообще-то их тут 40 сортов. Для сравнения: знаменитый ботанический сад МГУ официально располагает 60 сортами.

Растения, что посажены в грядки, под солнце, прошли весь цикл клонирования, научились жить на воле и стали самой обычной рассадой. Андрей Борисович распродаст их по запросам, приходящим на его сайт, и новый владелец сможет обращаться с ними как с обыкновенными деревьями: подрезать, рассаживать, черенковать.

Мы стоим между грядок одинаковых сиреней. Таких одинаковых, словно у создателя заело Ctrl + V

Пока фермер имеет дело с частными заказами. Но возможность размножать растения в огромном количестве позволяет масштабировать бизнес. Это и есть одно из главных преимуществ микроклонирования, зацепившее Андрея Борисовича с самого начала изучения данной методики. Например, в относительно сжатые сроки можно создать у заказчика точную копию сиреневого сада, которым владеет поставщик.

За символической оградой из стволов березы бродит мужчина в штанах цвета хаки и остроносых тапочках на восточный манер. Вокруг него пасутся козы. Это сосед Андрея Борисовича, известный в определенных кругах автор концепции животворящего земледелия Владислав Тарусс.

— Владислав — человек сложной судьбы, ученик академика Болотова. Я подарил ему вот эти 2 га земли, он тут развернул сбор коллекции лекарственных растений — свозит со всей территории бывшего СССР. Нас всех тут лечит. То дегтем, то отваром каким. И помогает. В какую-то мистическую силу трав я не верю, но пусть себе занимается, раз ему интересно. Кроме того, я был свидетелем, как Влад голыми руками оживил умершую от родовой горячки козу. Иной раз прижму к стенке — начну расспрашивать. А он своих секретов не выдает. Вот тут, кстати, — Андрей Борисович тычет пальцем в хвойный побег, — пихта. Это мое дерево по календарю друидов.

Пиво, мыло и табак

Большая часть владений Диевым пока не освоена. Есть заросли малинника и медоносных цветов. Кое-где растет хмель, потому что есть мысль построить пивоварню для производства модного сегодня крафтового пива. Кое-где — дягиль, это растение — один из ингредиентов нюхательного табака, который в нашей стране не производят. Сын фермера Роман изучил этот вопрос и теперь недоумевает: все составляющие спокойно растут в нашей полосе, а производств нет, на прилавках можно найти только импортный нюхательный табак.

Еще есть мысль разводить пиявок и устроить санаторий. Только на это надо много денег. В ближайших планах — наладить выпуск косметики на натуральной основе, и чтобы трав в ней было побольше.

— В Европе-то растения экономят, потому что там негде их выращивать, места нет, — объясняет Роман. — Разбавят один лист крапивы двумя литрами мыла, вот и вся натуральность. А может, арт-резиденцию стоит устроить: чтоб художники и прочие творческие люди приезжали, что-нибудь мастерили? Но все упирается в стандартные проблемы: не хватает государственной поддержки, и цены на сырье безжалостны к мелким фермерским хозяйствам.

За всеми разговорами о планах по освоению территории мы не замечаем, как уже полчаса пасемся в малиннике. Из собранных ягод сварю, пожалуй, пару банок варенья. На крышках честно напишу: «Малина клонированная, без ГМО».

Комментарии
Алексей Жилов
25 марта 2016, в 10:21

Колдуны, хватит издеваться над природой. Все растения и так отлично размножаются.

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
21:45
Огненный архипелаг. Кабо-Верде
22:40
Ритуалы. Великие собрания
23:35
Россия. Гений места. Кавказские Минеральные Воды
21:15
Природоведение. На разделе сред
21:45
Спасение детёнышей шимпанзе. Переломный момент
22:45
Звериный репортёр
Мир – это книга, и те, кто не путешествуют, успевают прочесть лишь первую страницуСт. Августин