Тайная жизнь шедевров: Михаил Врубель

Он начал карьеру с того, что писал умалишенных в виде апостолов, а закончил, изображая ангелов, будучи уже сумасшедшим. Семь фактов из жизни Михаила Врубеля.

Студент-юрист, вдохновившийся философией Канта, вольнослушатель петербургской Академии художеств, автор «Демона» и «Царевны-Лебеди». Публикуем отрывки из книги «Тайная жизнь шедевров» Николая Жаринова. Книга выпущена издательством «Эксмо» и посвящена 11 великим художникам прошлого.

Экспансивный, но порядочный

Детство Михаила Александровича Врубеля нельзя назвать очень тяжелым. Да, будущий художник рано потерял мать, из-за военной карьеры отца приходилось часто переезжать, но ребенок не знал недостатка в любви. Семье часто помогали родственники, а когда родитель решил жениться во второй раз, мачеха приняла детей от первого брака своего мужа как собственных, заботилась о них и любила.

<...>

С будущей женой, оперной певицей Надеждой Ивановной Забелой художник познакомился в театре, куда меценат Савва Морозов пригласил Врубеля на должность декоратора вместо заболевшего Коровина.

«Я во время перерыва (помню, стояла за кулисой) была поражена и даже несколько шокирована тем, что какой-то господин подбежал ко мне и, целуя мою руку, воскликнул: "Прелестный голос!" Стоявшая здесь T. С. Любатович поспешила мне представить: "Наш художник Михаил Александрович Врубель", и в сторону мне сказала: "Человек очень экспансивный, но вполне порядочный"» — вспоминала Забела.

<...>

Голос Надежды Ивановны и ее красота вдохновляли Михаила Врубеля на лучшие его картины. С нее, например, написана знаменитая «Царевна-Лебедь».

Испытывать чувства богатого человека

По воспоминаниям его друга, Константина Коровина, Михаил Александрович мог долгое время жить на считанные копейки, а получив более-менее приличную сумму денег за выполненный заказ, сразу же потратить ее на пустяки. Так Коровин описывал поведение Врубеля после того, как художник получил крупную сумму денег за роспись особняка Мамонтова:

«Он дал обед в гостинице "Париж", где жил. На этот обед он позвал всех там живущих. Когда я пришел поздно из театра, то увидел столы, покрытые бутылками вин, шампанского, массу народа, среди гостей — цыганки, гитаристы, оркестр, какие-то военные, актеры, и Миша Врубель угощал всех, как метрдотель он носил завернутое в салфетку шампанское и наливал всем. — Как я счастлив, — сказал он мне. — Я испытываю чувство богатого человека. Посмотри, как хорошо все настроены и как рады. Все пять тысяч ушли, и еще не хватило. И Врубель работал усиленно два месяца, чтобы покрыть долг».

В другой момент, когда у Врубеля не было денег даже на еду, он, получив 25 рублей за выполнение небольшого заказа, почти всю сумму потратил на покупку дорогих духов, после чего, придя домой, смешал их с водой и принял ароматную ванну.

Нравиться всем — зло

Через несколько месяцев после знакомства Мамонтов нашел для Врубеля отличный проект, благодаря которому художник мог бы стать известным. Издатель Петр Кончаловский хотел выпустить в свет на пятидесятилетие со смерти Лермонтова двухтомник его произведений с иллюстрациями лучших художников России. Над оформлением книги работали Репин, Васнецов, Айвазовский, Шишкин. Врубель же на тот момент был почти никому не известен.

Иллюстрации Михаила Александровича подвергались самым большим правкам, а когда книга была издана, критики в пух и прах разнесли его работы. Художника обвиняли в том, что он не сумел прочувствовать стиль поэта, что он создал не картины, а грубые карикатуры. Как к этому отнесся сам Врубель? Очень просто. Живописец принял на вооружение известную цитату Фридриха Шиллера: «Если ты не можешь твоими делами и твоим искусством понравиться всем, понравься немногим. Нравиться многим — зло».

В тот же момент, когда Врубель работал над иллюстрациями к двухтомнику Лермонтова, он создал своего знаменитого «Демона сидящего».

Демон сидящий. Михаил Александрович Врубель

Картина предназначалась для рабочего кабинета Саввы Мамонтова. Заказчик заплатил за полотно, но сказал художнику, что картина ему не понятна и не нравится. На это Михаил Александрович ответил, что очень бы расстроился, если бы его благодетель понял бы произведение.

Апостолы из психиатрической больницы

Сошествие Св. Духа на апостолов. Кирилловская церковь, Киев

После обучения в Академии Врубель отправился в Киев, где фактически самостоятельно расписал Кирилловскую церковь.

<...>

Изображения были утрачены практически полностью. Врубелю нужны были новые модели для написания апостолов. Но нанимать натурщиков было слишком затратно. У художника почти не было эскизов, он писал сразу, прямо на стене. 

<...>

В качестве моделей Врубель попросил привести душевнобольных из расположенной рядом психиатрической больницы. (А также просил позировать киевских знакомых. — Прим. ред.)

Единственный кормилец

В первый год нового, ХХ века у Михаила Александровича и Надежды Ивановны родился сын, которого они назвали Саввой в честь своего неизменного благодетеля. После этого жена Врубеля оставила сцену и полностью посвятила себя заботе о ребенке. Содержание семьи полностью легло на плечи художника.

Врубель впал в глубокую депрессию, головные боли не проходили, а работать нужно было в разы больше. Михаил Александрович писал по 14 часов в день, изматывал себя, перестал принимать гостей и общаться с родными. Образ поверженного демона полностью завладел сознанием художника.

Падший Демон

Символично, что последняя картина в трилогии должна была быть наиболее яркой.

Врубель экспериментировал с красками на фосфорической основе. Ему хотелось, чтобы картина буквально светилась. Публика впервые увидела ее на выставке 1902 года. Но каково же было удивление посетителей, когда они увидели не только полотно, но и мастера, продолжавшего работать над ним.

Михаилу Врубелю до самого последнего момента не нравился итоговый результат.

Краски на картине становились все ярче, но взгляд Демона тускнел и принимал гневное выражение. Демон был повержен, но повержен в блеске своего триумфа. Картина буквально светилась. Розовый венец на голове героя пылал ярким огнем, павлиньи перья мерцали и переливались. Яркость красок была феноменальной, но они оказались недолговечны. В день закрытия выставки они уже начали темнеть.

Поедем в академию!

Похороны М. Врубеля. 3 апреля 1910 года. На переднем плане справа от венков: А. А. Блок, Е. И. Ге, Н. И. Забела-Врубель, Н. К. Рерих, Л. С. Бакст, И. Я. Билибин, В. Серов

Сразу после выставки он попал в психиатрическую больницу. Было небольшое улучшение после года лечения, но потеря единственного сына окончательно сломила живописца. Он все реже бывал в ясном сознании, а к концу 1906 года полностью ослеп.

<...>

Муки творчества, жажда любви, отсутствие признания, шедевр, написанный на грани безу мия и долгожданный успех, которого сам художник уже не заметил. В тот момент, когда в 1905 году его приняли в Академию художеств, Врубель уже редко находился в сознании, все чаще путешествуя по снам и мечтам под аккомпанемент оперных партий, которые исполняла для него любимая жена.

Даже смерть художника напоминала собой театральное действие. С того момента, как в 1905 году его приняли в Академию, Михаил Александрович не посетил ни одного заседания, но в день своей кончины он вернулся в сознание, оделся, принял ванну, позвал санитара, ухаживающего за ним, и сказал: «Николай, довольно мне уже лежать здесь — поедем в Академию!» И поехали. На следующий день гроб с телом Врубеля доставили к зданию Академии художеств в Петербурге.

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.