4 сентября 2019
7013
8

Тревел-блогеры отвечают — 2

«Моя Планета» попросила известных тревел-блогеров рассказать о главных эпик-фейлах своих поездок, местах, куда не стоит ехать, и недооцененных на их взгляд достопримечательностях. Во второй части материала рассказывают мужчины.

Какая достопримечательность разочаровала вас больше всего и какая, на ваш взгляд, самая недооцененная?

Павел Макаров (знающий все про офисный планктон): Разочаровали Эйфелева и Пизанская башни (почитайте также материал «Моей Планеты» о других падающих башнях мира), статуя Христа в Рио-де-Жанейро, древние развалины в Афинах, египетские пирамиды. Понятно, что это все мощнейшие достопримечательности, но, когда смотришь на них вживую, они не кажутся такими эпичными и не вызывают сильных эмоций.

Самые унылые страны — Уругвай и Парагвай. Непонятно, на что там смотреть. Это просто какие-то анклавы в Южной Америке. Тоже, видимо, маркетологи хорошо поработали.

Машину кидало из стороны в сторону, она подлетала на кочках, а жандарм летал по салону и бился головой о крышу. Наконец он не выдержал, открыл дверь и сам выпрыгнул из машины!

Самая недооцененная страна — Китай. Наверное, потому что китайцы продвигают внутренний туризм, но не внешний. Там множество достопримечательностей, о которых не знают широкие массы. Например, горы Чжанцзяцзе, где снимали фильм «Аватар». Еще гора Хуашань — самый экстремальный пеший маршрут в мире. Из других: Гора Крестов под Вильнюсом. Или Метеоры в Греции.

Илья Воскресенский (пейзажный фотограф): Меня разочаровал Рим. Я ездил туда давно — в свадебное путешествие. И именно там понял, что такие путешествия не для меня. Я вообще не могу гулять по городам, а Рим — самый скучный город в моей жизни. Не знаю, что там делать — только деньги тратить на рестораны.

Павел Макаров

Самое недооцененное место — Россия. Мест много: Усьвинские столбы в Пермском крае, мыс Флотский в Ленинградской области, карельские леса… Люди не ценят того, что рядом, и едут в путешествия куда-то далеко.

Эльнар Мансуров (тот парень с головой медведя): Мачу-Пикчу. Есть места куда сильнее и ближе мне по духу. Например, столбы выветривания Маньпупунёр в Республике Коми. В перспективе это достопримечательность мирового масштаба.

Антон Зоркин (редактор National Geographic Russia и Men’s Health): Меня разочаровывают почти все мировые достопримечательности. Итальянская Пизанская башня, наше Бородинское поле, лондонский Тауэр, египетские деревни бедуинов... Я люблю места, где нет толп, а считаются ли они общепризнанными достопримечательностями — дело второе. Правда, я легко обманываюсь. 

Антон Зоркин

Недавно мы были на плато Устюрт в Казахстане. Это огромная территория, на которой есть белоснежные каньоны, розовые скалы, похожие на замки с высокими башнями, гигантские «грибы» размером с многоэтажку. За все десять дней, что мы там провели, не встретили ни одного человека. То есть весь этот причудливый мир принадлежал нам. Хотя это, безусловно, достопримечательность — туда ездят туристы.

Иван Кузнецов (автор «Моей Планеты» с пятилетним стажем): За границей — ни одна, в России — несколько.

Гора Сампо в Карелии. Она находится в 36 км от Петрозаводска. Ее почему-то включают во все туристические путеводители как главную достопримечательность региона — наравне с Кижами, мраморным карьером Рускеала и другими. На деле это маленькая скала в 10 м от шоссе, с которой ничего не видно, хотя… должна быть панорама на озеро.

Красная площадь. По-моему, все, кто оказываются на ней впервые, удивляются, насколько она меньше, чем кажется по телевизору во время парадов. Та же Дворцовая в Санкт-Петербурге, откуда я родом, в разы больше — на ней чувствуется простор.

Иван Кузнецов

Роза Пик и вся Красная Поляна в Сочи. До того как я там оказался, думал, что это горная долина, которая тянется до горизонта на все четыре стороны. В реальности долина узкая, зажатая между гор со всех сторон. А Роза Пик — пятачок 5 х 5 м, где туристы фотографируются на фоне статуи йети. Я был там в конце апреля. Тропинки еще были покрыты снегом. С этого пятачка некуда было пойти. Хотя вид на горы понравился. И канатная дорога — едешь целых 30 минут!

Самые недооцененные: национальные парки Финляндии. «Там как у нас. Зачем туда ехать?» — говорят обычно туристы. Тем временем в Суоми 40 нацпарков в девяти природных регионах — от самого большого в мире архипелага до бескрайней Лапландии.

Также недооценены озера в Доломитовых Альпах. Все едут на самое популярное озеро Брайес, но в Доломитах десятки не менее красивых и более доступных озер. Взять хотя бы озеро Корло и другие на горной реке Чизмон. От Венеции всего 100 км.

Какой недавний или главный эпик-фейл произошел с вами в путешествии и как вы из этого выбрались?

Павел Макаров: Из Москвы в Гамбию в Западной Африке. Это было путешествие на автомобилях длиной 13 000 км через 15 стран с кучей приключений. 

Мы ехали на бэушных машинах, у которых не было международной страховки. Нас не хотели пускать через границу из Мавритании в Сенегал. Мы устроили протест — разбили прямо на границе лагерь и начали бойкотировать, но это не принесло результатов. Дали взятку. В мою машину подсадили жандарма.

Всего у нас было две машины. В Сенегале одна из них отстала в ходе жесткого трафика. И поскольку жандарм был один (пограничники сэкономили), он сидел в моей машине. Я был за рулем.

От жандарма воняло, он не говорил по-английски и поначалу вел себя неадекватно: не разрешал останавливаться в кафе, чтобы поесть, а когда мы это делали, врывался и орал на нас, торопил. Запрещал ночевать в гостиницах, чтобы мы быстрее проехали страну, чем в итоге вывел меня из себя. Я решил выдать ему по полной.

Павел Макаров

Свернул на второстепенную дорогу, где были сплошные ямы, хотя и обычные дороги в Сенегале убитые. Дал газу. Машину кидало из стороны в сторону, она подлетала на кочках, а жандарм летал по салону и бился головой о крышу. Наконец он не выдержал, открыл дверь и сам выпрыгнул из машины! На радостях я поехал еще быстрее, чтобы от него избавиться, но быстро осознал все происходящее. Понял, что у меня могут быть большие проблемы, потому что «помог» жандарму выйти из машины. Я вернулся к нему и сказал: «Welcome to my car!» Весь остальной путь он был как шелковый и молчал до границы с Гамбией. Я боялся, что на границе у меня будут проблемы, но ничего не случилось.

Это не только мой самый большой эпик-фейл, но и эпик-уин (win — «победа» на англ. — Прим. ред.).

Илья Воскресенский: Однажды я пропустил авиарейс и все пошло наперекосяк.

Я должен был лететь из Казани в Германию с пересадкой в Москве. В продаже было много разных билетов, в итоге я перепутал время и приехал в казанский аэропорт на час позже — пропустил оба рейса. Билетов в Германию из Москвы не было. Купил новый, из Петербурга, а до Питера планировал добраться, конечно, через Москву. В Москве, в свою очередь, не было билетов в Петербург из Домодедова (аэропорта прилета), и я купил билет из Шереметьева. Пришлось вызывать такси, чтобы доехать из одного аэропорта в другой через весь город.

Таксист ехал два часа. И сразу начал засыпать. Я не шучу! Он останавливался прямо на МКАДе, поливал себя водой из бутылки, бил себя по щекам и ехал дальше. Я не мог выйти и вызвать другое такси, потому что сильно опаздывал в аэропорт.

Илья Воскресенский

Так я и доехал, сел в самолет и прилетел в Питер, оттуда — в Германию. Для меня это был самый сюрреалистичный и эпик-фейльный день в моей жизни, если говорить о путешествиях.

Эльнар Мансуров: Однажды я забронировал три необычных в плане архитектуры отеля в Скандинавии, в которых мечтал всегда побывать. Но порядок отелей смешался у меня в голове. Мы с другом ехали из Финляндии в Швецию 600 км и лишь в отеле обнаружили, что должны попасть в него только завтра. Пришлось ехать обратно — 600 км, чтобы с утра вернуться обратно. Еще плюс 600.

Антон Зоркин: Я взял в свой первый поход в горы книгу Андрея Кончаловского «Низкие истины». Предстояло забраться на гору Казбек, 5033 м, но я подумал, что где-нибудь в пути почитаю: в палатке при свете фонарика. Мы шли по 12 часов в день через ледник. Горная болезнь началась уже на 3500 м. Рюкзак (и без Кончаловского) весил 28 кг. В отдельные моменты мне хотелось переложить вину на Андрея Сергеевича: зачем он написал 400 страниц вместо, скажем, 50?

Турецкие отели «все включено» вызывают несусветную тоску. Мне еще ни разу не удалось проникнуться романтикой лежаков и вечерних дискотек в отеле. Но я буду пытаться

Иван Кузнецов: Мой главный эпик-фейл — про путешествие во Владивосток, куда я не попал дважды за год.

Летом 2015 года я решил пересечь Россию автостопом, а по пути поработать волонтером в шести национальных парках и заповедниках страны: в Карелии, на Урале, Алтае, Байкале, Камчатке и Дальнем Востоке. Я отлично спланировал все на бумаге, но плохо на деле. Решил ехать автостопом, потому что на поезд не было денег, а путешествовать очень хотелось.

У меня был такой опыт и раньше, но тогда я ездил на небольшие расстояния. Перегоны на сотни километров в день оказались не для меня. Но я попытался: из Санкт-Петербурга через Вологду и Нижний Новгород доехал до Казани, откуда снова через Нижний вернулся в Петербург. Там начал путешествовать не выходя из дома — стал тревел-редактором. (О том, как можно доехать до дальнего Востока на электричках и стоит ли, мы писали ранее.)

Тем же летом я записывал интервью с путешественниками из Владивостока, которые пару лет самостоятельно строили школу в Непале с волонтерами со всего мира. Я хотел рассказать их историю, но они сказали, что «не хотят еще одно банальное интервью». Словом, не очень хотели общаться. Я ответил: «Запишем небанальное». И уговорил ответить на вопросы по скайпу.

Эльнар Мансуров

Мы договорились созвониться в определенное время. Я вышел на связь, а они — нет. И только тогда сообразил, что между Санкт-Петербургом и Владивостоком семь часов разницы! Мне даже в голову не пришло, что мы были в разных краях России. Видимо, мыслями я был во Владивостоке! Плюс сильно погрузился в их историю про Непал. 

Больше они на связь не вышли. Вместо интервью я собрал лучшие заметки из их блога в статью.

В какую страну, город или конкретное место вы бы не советовали ехать?

Павел Макаров: Нью-Дели и Гоа в Индии, Джакарта в Индонезии, Паттайя в Таиланде — скучные туристические места, в которых практически нечего смотреть.

Албания — страна с пережитками мафиозного прошлого, убитыми тачками и заправками.

Мавритания — одна из самых нищих в мире. Но для кого-то — например, меня, экстремального путешественника, — это будет колоритное путешествие. Эмоции точно захватят. Я бы рекомендовал побывать там проездом, чтобы понять, что такое настоящая нищета.

Илья Воскресенский: На Кубу. Там жарко. Скудный выбор еды в ресторанах. Это очень бедная страна. Атмосфера бедности настолько сильна, что путешествовать по Кубе неприятно. Люди там заточены на то, чтобы заработать на тебе денег: от таксистов и официантов до прохожих. Все видят в тебе человека, который может им заплатить и они смогут хорошо жить. Также я любитель природы, а кубинская меня не впечатлила.

Таксист ехал два часа. И сразу начал засыпать. Я не шучу! Он останавливался прямо на МКАДе, поливал себя водой из бутылки, бил себя по щекам и ехал дальше

Эльнар Мансуров: Не советую экстремальные путешествия: на яхте через пролив Дрейка в Антарктиду, на снегоходах по застывшему фьорду на Шпицбергене, в Йемен во время гражданской войны, ну и тому подобное. 

Впечатлений можно получить больше от более простых вещей — вроде чашки кофе от Тима Виндельбо в Осло (знаменитый бариста. — Прим. ред.) или аренды кабриолета в Калифорнии с последующей поездкой на нем в национальный парк с секвойями.

Антон Зоркин: Интересно везде, где тебя не убьют (ну или не будут пытать). Например, в каком-нибудь маленьком российском моногородке, где нет ничего, кроме завода, пятиэтажек и магазина «Красное & белое». (Иногда не нужно даже завода с домами, достаточно одного магазина, если со мной едет напарник — фотограф Ваня Дементиевский.)

Павел Макаров

Хотя вспомнил про турецкие отели «все включено». Они вызывают какую-то несусветную тоску. Мне еще ни разу не удалось проникнуться романтикой лежаков и вечерних дискотек в отеле. Но я буду пытаться.

Иван Кузнецов: До лета 2016 года Индия была на последнем месте в моем списке стран к посещению. А потом неожиданно оказалась на первом — нужно было где-то зимовать. Меня соблазнило тепло, Гималаи, полугодовая виза и недорогой авиаперелет за 20 000 рублей туда-обратно. Я подумал: «А почему бы и нет?»

В Индии оказалось чертовски жарко (а в горах — холодно), в Гималаях бродят леопарды, «зимовка» продлилась 25 дней, а за перелет я заплатил на 10 000 рублей больше, потому что уже не считал деньги — сбежать оттуда захотелось в первый же день.

Еще там очень грязно (в Индии понимаешь, что такое 1 млрд человек), не сильно дешево (индийская рупия примерно равна рублю, а цены ниже только на транспорт и некоторые продукты), постоянные перебои с электрическом и другие «мелочи жизни».

С другой стороны, так безопасно, как в Индии, я не чувствовал себя в путешествиях даже в Европе и США. Парадокс! Индусы хоть и хитры, но очень дружелюбны. Местные жители с любопытством рассматривают и фотографируют туристов, а не наоборот. И, как сказал другой путешественник: «Индия — это не страна. Это опыт, который с тобой случается». Я рад своему индийскому опыту.

Первая часть: женский взгляд.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.