Мария Анисимова
12 июля 2017
9211
5

Выйти замуж за звезду: русские жены великих людей

Продолжаем рассказывать о наших соотечественницах, которые стали незаменимыми подругами и музами великих людей недавнего прошлого и современности.

Эльза Триоле и Луи Арагон

Младшая сестра Лили Брик, Элла, когда-то опрометчиво познакомившая сестру с нравившимся ей самой Маяковским, тоже не была обделена вниманием мужчин. По ней страдал, например, Виктор Шкловский: «Люблю тебя немыслимо, — писал он, — Прямо хоть ложись и помирай». Но Эля предпочла французского офицера и, обретя новое имя — Эльза Триоле, в 1918 году уехала от ужасов революции во Францию. Брак продержался недолго. Зато набрался материал для первой книги Эльзы. Триоле успела поработать в лондонской архитектурной мастерской, берлинском издательстве, войти в круг парижской богемы.

Луи — единственный человек, который может явиться на собрание компартии в розовом фраке

На Монпарнасе тогда собирался весь цвет: Модильяни, Кокто, Пикассо, Леже, Элюар, Аполлинер... Но даже среди них выделялся поэт, романтический красавец, бунтарь Луи Арагон, совмещавший, казалось бы, несовместимое. Его любили женщины, он был не чужд гомосексуальных утех, симпатизировал коммунистам. Друзья говорили, что Луи — единственный человек, который может явиться на собрание компартии в розовом фраке. Арагон уже тогда интересовался Россией, на него произвел впечатление Маяковский, с которым его познакомила Эльза. Количество общих тем росло, завязался роман, и в феврале 1928 года Арагон и Триоле поженились.

Луи к тому времени стал «красным с головы до пят». Его неохотно печатали, и главным добытчиком оказалась Эльза. Она работала секретарем, преподавала русский язык, переводила Эренбурга, но самым доходным занятием стали украшения, которые она создавала из всего, что попадалось под руку, — пуговиц, осколков, ореховой скорлупы, гороха, папье-маше. Муж-поэт тоже участвовал в деле: брал с утра чемоданчик и, как заправский коммивояжер, обходил с ним модные дома — два творца прекрасно сосуществовали под одной крышей.

Вот как описывала их быт Майя Плисецкая: «Жить у Арагона и Эльзы было занятно. Оба писателя просыпались на рассвете, выпивали по чашке черного кофе и писали, полусидя в постели, до полудня. В эти часы я для них не существовала. На вопросы они не отвечали, на звонки у дверей — и подавно, к телефону не подходили. Тишина. Только скрип перьев да посапывания». Они были друг у друга первыми читателями и первыми ценителями. «То место, где Эльза отводит скучающий взгляд от моей рукописи, мне следует переписать заново», — говорил Арагон. У Эльзы в 1938 году вышла первая книга на французском. А через семь лет Триоле удостоилась престижной Гонкуровской премии за сборник рассказов о движении Сопротивления. Впервые за полвека эту премию получила женщина, да еще пишущая на неродном языке.

Началась война. «…От недостатка жиров, — писала Эльза, — мы начали шелестеть, как сухие листья». Это не помешало им наладить выпуск нелегальной газеты. Эльза сама возила в поезде чемоданы запрещенной литературы, «внутри не прикрытой даже носовым платком». Ходили по лезвию ножа: он — коммунист, она — еврейка, но выжили. Наступил мир. И захотелось тишины — домика в деревенской глуши, где бы их никто не тревожил. Поиски затягивались, но наконец в июле 1951 года мечта сбылась, дом куплен.

Здесь они писали и занимались хозяйством. Посадили сирень, жасмин, лаванду. Арагон вечно что-то чинил, копал, прореживал лес. Однажды Лиля прислала сестре кольцо. Поблагодарив, Эльза ответила, что оно теперь ей не подойдет: пальцы оббиты о клавиши, ногти поломаны. На лице — морщины… «Стара, как смертный грех», — резюмировала она. Но ее морщины не помешали Арагону в том же году сочинить поэму «Одержимый Эльзой». Там, на любимой мельнице, Эльза и умерла в 1970 году. Арагон переживал по-своему: вспомнил молодость, завел секретаря-любовника... Похоронили их рядом, там же, в Сент-Арну-ан-Ивелине. Словно предвидя нападки на любимого мужа, Эльза попросила выбить на надгробном камне цитату из своего романа: «Мертвые беззащитны. Но надеемся, что наши книги нас защитят».

Элеонора Яблочкина и Тонино Гуэрра

Элеонора работала на «Мосфильме» вместе с мужем. А в 34 года осталась вдовой. Казалось, что жизнь закончилась. Летом 1975 года в Москве проходил IX Международный кинофестиваль, что было огромным событием — такие фильмы, такие имена! На внеконкурсном показе демонстрировались, как это обычно бывало, самые интересные ленты. Среди них — свежая картина Микеланджело Антониони «Профессия: репортер».

И тут выясняется, что легендарный режиссер вместе со съемочной группой приглашен на прием к Элеонориным друзьям — в дом нейрохирурга Александра Коновалова. Это были не просто гости, квартира для встречи выбиралась вышестоящими инстанциями и должна была показать иностранным гостям, как живут в России, — гигантская библиотека, рояль, картины...

Лоре тогда никого не хотелось видеть, но упустить такой случай она не могла. 60-летний Микеланджело к тому моменту уже устал от фестивальной шумихи, был задумчивый и злой. Положение спасал живой и обаятельный Тонино Гуэрра (по его сценариям были сняты почти все фильмы Антониони). Он шутил, старался всех вовлечь в разговор. Вот и Лору спросил: «Вы были в Италии?» На ответ «нет» поинтересовался: «А вы бы хотели?» Куда ему было понять, что в Советском Союзе свободное передвижение по миру невозможно.

Лора, Тонино Гуэрра и Андрей Тарковский

Через 20 дней она получила приглашение в Италию: «Моей невесте Элеоноре Яблочкиной». Кто-то посоветовал написать про невесту, чтоб наверняка выпустили. Лора отложила приглашение подальше и никому про него не сказала — не хотелось из-за случайного знакомства терять работу на «Мосфильме», а уж уволили бы непременно. Но зимой они снова встретились. Гуэрру тогда позвал в Россию Сергей Бондарчук, который хотел снимать фильм о Москве по его сценарию. И Тонино создал такой коллаж: о женщине, работавшей в комнате матери и ребенка на Казанском вокзале, о подпольном бильярде в Парке культуры, о смотрителе дачи Брежнева. Его вызвали на ковер и спросили: «Сеньор Гуэрра, вы же видели, что у нас строятся высотные дома? Вы видели наши заводы и фабрики? Почему же ничего этого нет в вашем сценарии?»

Воздух — это та легкая вещь, что вокруг твоей головы. Она становится светлее, когда ты улыбаешься

Фильм, конечно, снят не был. Но любовь с рыжеволосой москвичкой, так походившей на венецианских красавиц, закрутилась вовсю, и ни Госкино, ни КГБ не смогли этому помешать. Тогда-то он и подарил ей птичью клетку, наполненную обрывками бумаги со смешными и трогательными фразами: «Я хочу говорить тебе круглые слова», «Если у тебя есть гора снега, держи ее в тени». Или ту, что звучала потом в финале «Ностальгии» Андрея Тарковского: «Воздух — это та легкая вещь, что вокруг твоей головы. Она становится светлее, когда ты улыбаешься».

Гуэрра в тот приезд увидел другую Москву: Шепитько, Хуциева, Тарковского, Хамдамова — авторов лучшего русского кино. Белла Ахмадулина перевела его стихи... Тонино был покорен и очарован, прежде всего Лорой, открывшей ему этот мир. А затем и она все-таки попала в Италию, и тут уж настала Лорина очередь щипать себя, чтоб доказать, что вечер в обществе Феллини, Мазины, Маркеса и Антониони — это не сон. А Тониночко, как потом звала его Лора, был с ними накоротке.

Тонино с Лорой счастливо прожили вместе 35 лет, до самой его смерти в 2012 году.

Быть спутницей гения нелегко… Ранее «Моя Планета» писала о русских женах Пабло Пикассо, Ромена Роллана, Хосе Рауля Капабланки. У каждой из них были свои секреты. А здесь — история Лидии Делекторской и Анри Матисса, в которой горечи больше, чем радости.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
17:30
Зверята всего мира. Азия
18:25
Зверята всего мира. Австралия и Новая Зеландия
19:15
Планета на двоих. Вьетнам
17:20
Звериный репортёр
17:45
Звериный репортёр
18:15
Летние дни
Я встретил много людей в Европе. Я даже с собой познакомилсяДжеймс Болдуин