Высший бонтон

Чудо-шляпки, тюлений базар и тайная жизнь морского анемона

А поговорить?

На этом фото 1890 года изображена стокгольмская телефонная башня, опутанная тысячами обледеневших проводов. Стальная махина была сооружена в 1887 году и имела в высоту 45 м. Довольно скоро горожане решили, что достопримечательность слишком уродлива (всё почти как в Париже, где невзлюбили Эйфелеву башню). Пресса жителей поддержала. Тогда архитекторы доработали проект и конструкция получила четыре угловые башни с вымпелами.

Надо отметить, что в конце XIX века Стокгольм был самым телефонизированным городом Европы. Провода соединяли между собой 5500 телефонных линий! На каждую тысячу жителей шведской столицы приходилось 22 телефонных аппарата. Для сравнения, в Берлине было всего 3,3 телефона на тысячу горожан; в Париже — 1,4, а в Лондоне — 0,9. Впрочем, уже в 1913 году воздушные телефонные линии заменили на подземные кабели, а башня стала архитектурной достопримечательностью до тех пор, пока в 1952 году не сгорела. Остатки демонтировали.

Возможно, не случайно Швеция в 2016 году стала первой в мире страной, которая завела себе телефонный номер. Позвонив по нему, вы сможете поговорить с рандомным местным жителем, который ответит вам на вопросы о его стране.

На раздачу становись!

На рыбном рынке в городке Санта-Крус на Галапагосских островах (Эквадор) в очереди стоят не люди, а морские львы. И котики. Первые посетители приходят, приплывают и прилетают прямо к открытию, в 7:30 утра. Пеликаны, фрегаты и тюлени не прочь полакомиться кусочками вкусного тунца, так что этот рынок, а точнее сказать, небольшой прилавок регулярно привлекает внимание туристов и попадает в соцсети. Среди местных попрошаек были замечены также цапли, черепахи и игуаны. Когда рыбаки расходятся, животные ложатся спать — до следующего улова. Кстати, морские котики спят с открытыми глазами. Зачем — недавно выяснили ученые.

Вообще, морской лев и морской котик — это разные виды. На Галапагосах есть и те и другие. Они принадлежат к семейству ушастых тюленей и отличаются размерами: лев (разумеется) больше, может весить до 250 кг, а котик — всего 60–65 кг Интересно, что галапагосский морской котик является эндемиком — не водится больше нигде, кроме этого архипелага.

Высший бонтон

Перед вами карикатура на парижскую высокую моду, изданная в 1810 году в серии Le Suprême Bon Ton («В высшей степени превосходные манеры»). Она высмеивает недавно появившиеся капоры — смесь шляпы и чепца, которые своими выдающимися полями закрывали лицо прелестниц от нескромных взглядов. По мнению же автора этой сатирической открытки, такие поля могли бы служить отличным убежищем для встречи тет-а-тет.

Собственно, художник оказался провидцем. Если в 1810-х капоры были достаточно изящными, то к 1830-м годам они настолько увеличились в размерах, что при взгляде сбоку совершенно скрывали профиль женщины. Немного позже к капорам добавились вуали. Впрочем, это все было довольно безобидно, в отличие от других модных штучек. Подробнее читайте в нашей статье «Жертвы моды».

С аппетитом

Это морская анемона, или актиния (лат. Actiniaria), хищное беспозвоночное животное, живущее в водах Мирового океана. Скелета у морской анемоны нет, зато в наличии воздушный пузырь, позволяющий плавно перемещаться в толще воды. Роль рук выполняют щупальца. А еще есть рот. Надо сказать, довольно выдающийся: диаметр отверстия — от 1,5 см до 1,5 м и более! Щупальцами, на кончиках которых находится яд, морские анемоны направляют свою жертву к месту последнего упокоения.

Впрочем, не все рыбы становятся ее обедом. Так, рыбки-клоуны имеют слой слизи, который защищает их от укуса анемоны. Они плавают среди щупалец, совершенно неуязвимые как для самой анемоны, так и для других морских хищников. Впрочем, для анемоны такой симбиоз полезен — она питается остатками еды со стола клоунов, кроме того, последние, проплывая между щупалец, очищают их от грязи. Дело в том, что питается и освобождает организм анемона через одно и то же отверстие.

Узнайте также еще девять любопытных фактов о морских обитателях.

Загрузка...
Участники клуба
Есть в этом что-то волшебное: уезжаешь одним человеком, а возвращаешься совершенно другимКейт Дуглас Уигген