Дмитрий Иванов
21 июля 2015
984

Непал: познать свою Меру. Часть 4

Тангнак – Кхаре
03.11.2013 (воскресенье)


В воскресенье 3 ноября мы по плану должны были прибыть в последнюю деревушку на маршруте, где предстояло провести день отдыха перед решающим броском к вершине.
Вышли в 8:22, поднимаясь по каменному склону и постепенно поворачивая правее, на восток. Посёлок остался далеко внизу, в серой от камней долине, так что, если бы ни приближение фотоаппарата, домики с трудом можно было разглядеть на фоне однообразного пейзажа.
Рассматривая такие виды уже дома, на экране компьютера, очень трудно понять, насколько они масштабны в натуре. Когда же стоишь на тропе и окидываешь взглядом километры пройдённого пути и устремлённых в небо окрестных гор, то ощущаешь, насколько велика земля и как ничтожно мал на её фоне человек с его игрушечными каменными убежищами от природной стихии. И понимаешь, что вовсе не человек что-то там покоряет (природу, непогоду и т.д.), а природа и сама планета пока что милостиво дают человеку пользоваться своими благами и временами напоминают, что не он здесь главный. Он только одно из рождённых на ней живых существ с ничтожно малым по её меркам сроком жизни, и пока живёт – пусть радуется тому, что имеет, и ценит это. А стоит человеку чуть переоценить своё величие – нате-ка, получите очередной катаклизм в виде землетрясения, наводнения или почти игрушечной (если смотреть издалека) лавины, которая сметает и превращает в прах самых знаменитых и бесстрашных. Нигде, кроме как в Гималаях, я этого так остро не ощущал – потому-то сюда так тянет и хочется снова вернуться.

По пути выяснилось, что Лёша решил пройти свою акклиматизацию более плавно и после ланча спуститься назад в Тангнак, а в Кхаре нас нагнать уже завтра – что ж, такой разумный подход к высотной адаптации, с учётом индивидуальных особенностей организма, лично у меня вызывает только уважение. За неполные два похода по Гималаям я уже достаточно насмотрелся на людей, потрёпанных "горняшкой", причём на более щадящих высотах. С высотой шутки плохи – "вырубить" может очень быстро.
Сам я с первых дней принимал вместе с Олей таблетки, опробованные ещё в прошлом году и служащие для лучшей переносимости кислородного голодания. Знаю, что такой способ хождения в горах одобряется далеко не всеми, поскольку организм работает на своеобразном "допинге", вместо того, чтобы постепенно привыкать и справляться самому. Но, с другой стороны, если организму не помогать, и он начнёт "сбоить", то ничего приятного в этом тоже нет. Тем более что в обычной жизни "офисного работника", не связанной с постоянными горными тренировками и походами, очень мало шансов планомерно подготовить себя не просто к циклическим пешим нагрузкам, а именно к преодолению коварной высоты. Поэтому, как и Лёша, я к своему индивидуальному "допинговому" способу адаптации к высоте подходил осознанно и не жалею об этом.


Лёша (фото С.Рагимова)


На маршруте слева по ходу встретилось большое заиленное озеро и вверху был виден крупный ледник, обрывающийся мощным изломанным ледопадом.
Вскоре после озера мы повстречали шедших навстречу ребят из экспедиции "Альпиндустрии" – я ещё дома, просматривая описания маршрута по Интернет-сайтам, наткнулся на планируемый ими поход в чуть более ранние, чем у нас, сроки, поэтому рассчитывал узнать подробности.
Оказалось, что гора их не пустила – был сильнейший ветер, сдувавший на высоте примерно 6000 метров всех, кто пытался подняться по открытому снежному плато к вершине. Да и в штурмовом лагере (5800 м), где палатки лепятся по узким полкам выступающей над обрывом скалы, те, кто старался поставить их повыше и дальше от обрыва, оказались в незавидном положении: палатки рвало и сносило ветром, так что о нормальном отдыхе перед решающим штурмом не могло быть и речи.
Ещё одним неприятным наблюдением, сделанным ими, было то, что обычные однослойные ботинки, даже из хорошей фирменной кожи, не спасали ноги от холода, поэтому в Кхаре надо обязательно брать напрокат двухслойные пластиковые, у кого своих таких нет.
Пока я всё это разузнавал и прощался с ребятами, навстречу по камням прискакал один из наших пареньков с горячим соком манго в чайнике. Это означало, что где-то впереди, совсем рядом, уже накрыт ланч, и надо поторопиться, чтобы успеть к ещё не остывшим тарелкам. Благо, солнце светило вовсю, на небе было ни облачка, и с постепенным вхождением в зону снега стало даже жарко от отражаемых им лучей. А наш верный "оруженосец" Дауа и вовсе закатал штанины и, сверкая голыми икрами, шёл в хлипких шлёпанцах на босу ногу, временами вытряхивая попадавший в них снег.


Д.Иванов и Дауа


Путь до ланча занял 3,5 часа, сам ланч 45 минут и затем ещё 65 минут до конечной точки перехода (итого чистого времени ходьбы примерно 4,5 часа).
На подходе к Кхаре (Khare, 5045 м по карте и 4900 м – согласно вывескам на домах) ещё издалека можно было увидеть висевшее высоко под самыми вершинами мощное тело ледника и – вот удачный ракурс! – малюсенькие точки людей, двигавшихся по нему – как пылинки на ровной белой поверхности. Я тут же навёл объектив фотоаппарата с максимальным приближением и сделал один из своих любимых кадров в этой поездке.


Там, где красная стрелка, по леднику идут люди. Не верите? См. следующий кадр.




Сам посёлок был завален полуметровым снегом, и последние метры приходилось преодолевать по глубоко протоптанной узкой тропе. На солнце снег подтаивал и кое-где проваливался ещё глубже, при этом мои однослойные ботинки из нубука, пусть и обработанные перед поездкой несколькими слоями водоотталкивающей пропитки, всё же немного подмокли – так что к совету про пластиковую обувь действительно придётся прибегнуть.
Как и в предыдущие два дня, желающие спать в палатках и в номерах лоджий разделились. Кто-то хотел лучше подготовить себя к холодным ночёвкам на леднике, мы же с Олей отложили эту процедуру до того момента, когда она станет неизбежной, и вселились в небольшую комнатку на втором этаже гостиницы под суровым названием "Snow Land" ("Снежная земля").
Столовая гостиницы была в соседнем здании, там же был работающий телефон. Впрочем, спутниковый аппарат, взятый с собой Сергеем Киреевым, тоже ловил сигнал, пусть и на относительно короткие промежутки времени, пока невидимый спутник не пролетал и не появлялся новый.
В кают-компании мы встретили женщину из Москвы, которая дожидалась своего мужа и двух его товарищей, ушедших на штурм Мера-пика и пока что не вернувшихся. Сама она по дороге сюда разбила при падении колено и заметно хромала – я невольно посочувствовал ей, поскольку назад, пусть и "под горку", но всё равно идти немало и с больной ногой очень тяжело.
Звали женщину Ольга, мы быстро разговорились и обменялись последними новостями и впечатлениями от увиденного на маршруте.
Из других источников (прежде всего, от местных, с которыми общался Пурба) стало известно, что последние две недели на Мера-пик из-за ветра никто взойти так и не смог, а перевал Ампулапча засыпан снегом и пока непроходим. Так что достижение спортивных целей экспедиции было под большим вопросом.
Ещё два заметных события (одно захватывающее, другое – скорее, тревожное) произошли ближе к вечеру.
Палыч, решивший прогуляться к туалетной постройке чуть выше палаток, среагировал на какое-то движение на ближайшем склоне и успел увидеть редчайшее животное – снежного барса (или "снежного леопарда", как его здесь называют). По словам Сергея, барс был невысок в холке, не более полуметра, буквально "стелился" по земле, но при этом был длинным, с мощными лапами и великолепным толстым хвостом.
О причинах его появления в столь опасной близости от людей я сделал своё предположение на следующий день, когда наблюдал, как беззаботно гуляют по посёлку и кормятся остатками с туристических столов крупные горные курицы – улары. Эти дикие птицы, судя по всему, селились где-то в расщелинах окрестных скал, утром приходили в посёлок, а вечером одна за одной смешно ковыляли вверх по склонам в свои укромные убежища. Наверняка барс охотился на них – по крайней мере, на вид улары выглядели очень жирными и аппетитными.
Тревожное же событие заключалось в том, что Лена за ужином пожаловалась на тошноту – явный признак приближения горной болезни. Я порылся в своей аптечке и предложил ей для снятия неприятных симптомов мотилиум – как выяснилось уже утром, таблетки помогли.
В кают-компании вечером во всю работала печка, было тепло, даже жарко, несмотря на приличный "минус" за окнами. И как всегда, скрасить время до отбоя помогли песни под гитару и новая порция зажигательных частушек от Сергея Киреева, приводившая своим задорным тоном в восторг не только нас – живых участников и персонажей куплетов, – но и непальцев.

Днёвка в Кхаре
04.11.2013 (понедельник)



Кхаре


Утром первым делом занялись экипировкой. На первом этаже гостиницы была целая комнатка, где хранилось и предоставлялось в аренду самое разнообразное снаряжение. Главное было подобрать пластиковые ботинки – мне приходилось слышать и читать отзывы о том, как люди в кровь сбивали ими ноги, если они были плохо подогнаны по размерам.
Худой длинный парень, по виду отличавшийся от низкорослых и коренастых соотечественников, вытащил из своих загашников несколько пар, и мы принялись поочерёдно мерить их, притоптывая и прислушиваясь к ощущениям. Ботинки на удивление легко подошли, нисколько не жали, только мои кошки для них оказались чуть маловаты – пришлось тоже одалживать.
Обвязки у нас с Олей были свои, к ним мы добрали недостающие карабины, жумары и спусковые устройства ("восьмёрки"). За всё снаряжение, вместе с ботинками и кошками, парень брал по 3000 рупий с человека.
Ледоруб у меня был один на двоих, взятый напрокат ещё дома у хорошего товарища альпиниста Жени Огурцова – впрочем, как сообщил Пурба, в этом году на восхождении достаточно будет палок для трекинга, так что ледоруб скорее пригодится только для тренировок на снежно-ледовом склоне, чем нам предстояло заняться в первой половине дня прямо рядом с деревней.


Оля с обновками из местного проката


На тренировках Пурба и Ками терпеливо объясняли новичкам, как перестёгиваться карабинами на "перилах" (*11), как пользоваться жумаром и "восьмёркой", как ставить ноги, втыкая поглубже в снег передние зубья кошек и т.д. Все мы поочерёдно поднялись по верёвке и спустились вниз, при этом я с удовольствием вспомнил ещё не забытые навыки, полученные в молодости во время занятий горным туризмом и альпинизмом.
У Оли тоже всё получалось, да и её настроение меня радовало – она пока держалась молодцом и собиралась завтра идти вместе со всеми.
После обеда, чтобы лучше акклиматизироваться, мы совершили подъём по ближайшему гребню до торчавшего на нём шеста и сделали несколько хороших фотографий, на которых, в том числе, можно было разглядеть цепочку вершин Мера-пика. По времени выход занял 2,5 часа.
По приходе главной новостью стало возвращение с восхождения трёх наших соотечественников – Александра, чья жена Ольга находилась в одной с нами гостинице, и двух его компаньонов. Из всех троих повезло одному ему – он оказался первым за 2 недели человеком, сумевшим-таки пробиться через ветер и снег к вершине и возобновить счёт успешным попыткам сезона.
Двое других ребят тоже выглядели очень довольными – было заметно, что они искренне разделяют успех товарища, а кроме того, совсем не прочь вернуться в этот тихий и тёплый островок цивилизации после бушевавшей наверху стихии.
Лёша тоже присоединился к нам из Тангнака, и всей большой компанией мы весело отпраздновали успех Александра, довершив вечер зажигательными частушками и душевными песнями про горы.

---
(*11) "Перила" – провешенная заранее на опасном участке маршрута и прочно закреплённая в нескольких точках толстая верёвка, пристегнувшись к которой коротким самостраховочным усом с карабином, человек движется по тропе, страхуя таким образом себя от того, чтобы не сорваться вниз. В местах крепления перил приходится использовать второй ус с карабином, чтобы перестегнуться, прежде чем отсоединить первый.
---

Базовый лагерь
05.11.2013 (вторник)


Утром семеро из девяти членов экспедиции собрали всё необходимое для штурма, экипировались и двинулись в путь. Лёша и Исакич лишь сопроводили нас до одного из подъёмов – они решили не "ломать" свои организмы, медленно привыкающие к высоте, и не рисковать здоровьем.
С самого начала движения следовал взлёт метров на семьдесят по крутому снежному склону, где мы накануне тренировались. Потом тропа чуть выполаживалась и через некоторое время упиралась в следующий подъём, ещё более мощный и крутой, чем первый. Идти по нему "в лоб" было практически нереально – приходилось двигаться зигзагами, врубаясь кошками поглубже в снег и изо всех сил помогая себе палками.


Крутой подъём (фото А.Юркова)


Пока мы шаг за шагом, как в сильно замедленном (я бы даже сказал – в "замороженном") кино, преодолевали первые преграды, в Кхаре прилетел вертолёт – похоже, кого-то эвакуировали.
После двух тяжёлых подъёмов тропа спустилась в тихую и тёплую от солнца ложбинку, за которой следовал третий подъём – на ледник. Его масса впечатляла, особенно в сопоставлении с чёрными точками людей, двигавшихся по нему – как малюсенькие сонные муравьишки по огромному белому дивану.
Когда мы, наконец, вскарабкались на ледник, преодолевая местами почти отвесные участки склона со скальными выступами, солнце разогрело уже вовсю, и пришлось раздеваться.


Командор: "Нам – туда!" (фото А.Юркова)


Наш с Олей подъём занял 4,5 часа, ещё час мы шли по леднику до базового лагеря – итого 5,5 часов чистого хода.
Наш "русский шерп" Радаев преодолел этот путь за 3 часа 20 минут, Папуши за 4 часа – из этих цифр видно, насколько замедляется движение на высоте, когда каждый шаг даётся с большим трудом и быстрее идти просто невозможно – тут же начинаешь задыхаться.
Ледник, покрытый сверху плотным слоем снега, заполнял собой седловину между долинами Хинку Кхола на западе и Хонгу Кхола на востоке. Базовый лагерь (Base Camp, 5350 м – согласно данным карты) находился от седловины чуть с восточной стороны, где была для этого достаточно ровная площадка в ложбине, защищавшей от ветра.
Ветер всё-таки присутствовал – сказывались отголоски недавних бурь. Да и ночь обещала быть холодной, поэтому как нельзя кстати были плотный обед, а ближе к вечеру – ужин, приготовленные шерпами в большой кухне, сооружённой на основе выложенного из камней остова, затянутого сверху здоровущим куском толстой синей плёнки.
Туалетный домик-палатка был поставлен невдалеке, я постарался так спланировать количество выпитой жидкости и время его посещения, чтобы не пришлось этого делать ночью, когда сама мысль о том, чтобы выбираться из тёплого спальника и натягивать на себя верхнюю одежду и промёрзшие от мороза ботинки наводит дрожь.


Базовый лагерь


А в остальном ночёвка была нормальной – благо, спальник и тёплое термобельё соответствовали заявленными характеристикам и хорошо грели.
Единственным неудобством был временами пробивавшийся кашель – всё-таки, несмотря на то, что я старался согревать при ходьбе дыхание, прикрывая рот специально подобранными элементами экипировки, моя недолеченная дома простуда сказывалась, и дыхательные пути немного воспалились.
Впрочем, от кашля страдал не только я – на высоте этим мало кого удивишь, так как кислорода при ходьбе не хватает, и приходится жадно втягивать морозный воздух в разогретые от движения лёгкие, поневоле застужая их. Именно поэтому важно поддерживать размеренный темп движения и избегать перегрузок – если, конечно, ты не рождён в горах.


Штурмовой лагерь
06.11.2013 (среда)


Путь от базового до штурмового (или высотного) лагеря (High Camp, 5800 м) занял у нас с Олей 3 часа. Это был медленный пологий подъём по леднику в направлении на юг и затем на юго-запад, в конце которого, обернувшись назад, можно было наблюдать открывшуюся взору великолепную панораму с Эверестом, Лхоцзе и Макалу как на ладони.


Эверест и Лхоцзе



Сергей и Елена Папуши (вдалеке на заднем плане – Макалу. Фото С.Рагимова)


Дополняли картину ещё 2 восьмитысячника, видневшихся ближе к горизонту: Чо-Ойю слева и Канченджанга справа – итого пять из четырнадцати высочайших вершин мира, обозреваемых из одной точки. Несмотря на то, что визуально они казались чуть ниже ближайших гор, спутать их было невозможно – со всех восьмитысячников хозяин высоты Ветер сдувал огромные снежные флаги. Было видно, что там, наверху, бушуют шторма.
На нашей высоте, на 3 километра ниже Эвереста, ветер тоже присутствовал, но был заметно тише, да ещё и скала, на уступах которой ютился высотный лагерь, защищала хлипкие убежища от его порывов. Чуть ниже был обрыв, и оставалось только надеяться, что ночью шторма не будет и не придётся переживать за прочность крепления палаток.


Высотный лагерь


С заходом солнца лагерь сковал мороз, по ощущениям – градусов до десяти, и температура продолжала опускаться. Ложась спать, я заранее продумал, какие шмотки надену на себя и возьму в рюкзак на восхождение. Кроме того, надо было не забыть налобный фонарь и хранить в тепле фотоаппарат, чтобы раньше времени не разрядились батарейки.
Выходить планировали в 2 часа ночи, чтобы успеть взойти на вершину до того, как солнце прогреет воздух и разгонит его массы до бешеных скоростей.
Оля, хорошенько прикинув, сообщила, что не пойдёт на восхождение. Я был готов к её решению, понимая, что идти она будет медленно, а бросить её с кем-то из шерпов и рвануть на гору в одиночку я не смогу – для меня важнее здоровье жены и возможность вовремя прийти на помощь в экстренной ситуации, чем галочка в графе "Был на вершине". Тем более что после восхождения планировалось успеть скатиться вниз сразу на 2 дневных перехода – в Кхаре, где нас ждали тепло и относительный комфорт. Такой длинный переход, проделанный в медленном темпе, мог затянуться до темноты следующего вечера, чего совершенно не хотелось, особенно с учётом тех крутых и опасных склонов, по которым мы сюда забирались. А переночевать в экстренном случае по пути было бы негде – шерпы сразу после восхождения соберут палатки и потащат весь скарб в Кхаре своим темпом, без оглядки на нас. Так что моё восхождение состоялось во многом благодаря той жертве, которую принесла жена, пусть она сама особого рвения и не проявляла.
Также, трезво оценив свои силы, отказались от восхождения Папуши – "горняшка", начавшая подступать к Лене в Кхаре, судя по всему, принялась постепенно донимать их обоих, и риск в такой ситуации был ни к чему.
В сомнениях был и Сергей Киреев – он хорошо помнил, как в прошлом году на верхней точке маршрута у него нещадно мёрзли ноги, и доводить себя до обморожений было бы совершенно неразумно. Поэтому решил попробовать начать подъём, а там сориентироваться сообразно обстоятельствам.
Со всеми этими мыслями народ постепенно утолкался по палаткам – надо было ещё постараться хоть немного поспать до ранней побудки.


Закат в высотном лагере (фото С.Рагимова)

Комментарии
Valentin Cencic
22 июля 2015, в 15:02

Хорошо написано.  Будто и сам  там побывал!

Дмитрий Иванов
22 июля 2015, в 21:19

Спасибо.
Я рад, что мои заметки оказались интересны не только непосредственным участникам экспедиции, но другим людям.
Пятую (заключительную) часть выложил.

Valentin Cencic
23 июля 2015, в 15:16

Пока бюджет не позволяет таких крутых высот. Приходиться читать, сопереживать и морально готовить себя к такому. Благо физуха позволяет. Если вдруг будут два лишних места пишите! Я бы с радостью, Хоть на  Эверест!

Valentin Cencic
22 июля 2015, в 15:04

Ждем ПЯТУЮ!

Ягодка Волчья
22 июля 2015, в 16:55

Все очень подробно и обстоятельно

Дмитрий Иванов
22 июля 2015, в 21:21

Да, спасибо, старался не упустить в походе всё самое интересное.
Теперь будет о чём вспомнить!

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
Не все, кто странствуют, сбились с путиДж. Р. Толкин