Тристан-да-Кунья, 500 лет одиночества

Тихо, как в раю

До самого конца 15 века Южнее 35-го градуса южной широты в Атлантике было тихо, как в раю. Ну, в том плане, что никто из Европы носа сюда не казал. Захаживал, вроде, тысячу лет назад корабль финикийцев, но никаких свидетельств, кроме недоеденной червями кедровой доски и пары ржавых гвоздей, от этого не осталось. Да и незачем было сюда тащиться, пока не начали искать морской путь в Индию. Кабы не желание набрать там пряностей и зажить, наконец, по-человечески, географические открытия отложились бы лет на сто.

Тристан-да-Кунья на карте

К 1506-му году Колумб уже сгонял в Карибское море, а Васко да Гама обнаружил проход вокруг мыса Доброй Надежды. Остается лишь гадать, в какую сторону направлялся несчастный португалец Тристан-да-Кунья, что оказался за полторы тысячи миль от Кейптауна на столь любимой Жюлем Верном (и нами) 37 параллели.

Во время этого плавания Тристан-да-Кунья обнаружил группу отдаленных островов в южной части Атлантического океана, в 2816 км от Южной Африки.

Тристану-да-Кунья удалось не наскочить на три одиноко торчащих посреди океана вулканических островка и даже вернуться с этим известием на родину.

- Аз, - говорит он, - есмь. Вон что я открыл! Да, острова в честь меня назовите.

По официальной версии был сей исследователь первым лордом из Панестас и Гестасо. Двумя годами ранее синьор лорд был назначен первым наместником и губернатором португальской Индии. Но почему-то ослеп и прозрел только в 1506 году.

Король Мануэль 1 обрадовался такому исходу и поставил Тристана командовать флотом из 10 грузовых кораблей. И пошли они в Индию, и дошли бы, кабы не приключилась та самая лютая буря. Благодаря которой на каждой карте мира красуется имя этого везунчика.

Тристан-да-Кунья в Википедии

 

Как изящно прибрать к рукам ничейные земли

Более ста лет после Тристана-да-Кунья никого сюда не заносило. Из-за сильных бурь отдаленные от любой суши места пользовались дурной славой, впрочем, как и сейчас. В 1697 году к архипелагу пристали голландцы, они же первые определили его более-менее точные координаты.

Весь следующий век необитаемым Тристаном-да-Кунья живо интересовались французы. Ну, как живо? Раз в лет 30 кто-нибудь сюда высаживался по нужде или из любопытства. Знаменитый Лаперуз был в их числе. И только в 1811 году американцу Джонатану Ламберту пришло в голову колонизировать ничейный край света. Вместе с двумя товарищами, старым итальянцем и португальским мулатом, они принялись возделывать мини-рай в ревущих сороковых.

«Вот это я дал маху!» –сказал, прознав об этом, английский губернатор мыса Доброй Надежды. И пошел к колонистам на переговоры. Морем, наверное, пошел. Или послов отправил с корабельной оказией.

Тристан-да-Кунья и расстояния

  • Джонатан, - говорит губернатор, - а чего ты тут посреди океана один, как дурак, будешь? Обидеть всякий может. Давай, мы вместе со старушкой Англией будем тебя защищать?

 

Ламберт обрадовался и поднял над островами Тристан-да-Кунья британский флаг. И стали трое колонистов поживать лучше прежнего. Да только Джонатан нечаянно утонул. И загнулись бы с тоски остальные двое, кабы в ту пору Бонапарт войну не продул, а за ней и всю Францию.

В 1816 году Наполеон выиграл утешительный приз - турпутевку на остров Святой Елены, что в 1343 милях к северу от Тристана, чем избавил двух тристанцев от одиночества. Вся секьюрити, приставленная британцами к Бонапарту, на один островок Святой Елены не влезла, и поблизости пристроили еще два гарнизона. Один из них попал как раз на Тристан-да-Кунья.

Через 5 лет Наполеон помер, и гарнизон с Тристана за ненадобностью вернули на мыс Доброй Надежды. Остались на острове только капрал-шотландец с женой и двумя готтентотами. После к ним неведомым образом добавились английские матрос и рыбак то ли с Темзы то ли с аргентинского гарнизона, а потом и семейная пара с разбившегося судна «Блендон-Голль». Итого шестеро мужчин и две женщины получились. Через 8 лет откуда-то взялись еще один мужик, 4 женщины и 14 детей. Кого-то забросило кораблекрушение, кого-то натурально забыли проплывающие корабли. А дети, видимо, сами народились. Чем народу еще развлекаться? Пабов-то в округе не было. Со временем отмечаемое Паганелем исключительное безобразие готтентотских женщин смягчилось вливаниями других кровей, и получилась крепкая британская комьюнити, выросшая из голландцев, англичан, шотландца с ирландцем, американцев, итальянцев и африканок.

потомки готтентотский женщин

 

Вы не поверите

Да мы и сами себе не верим, но ровно 155 лет назад те же воды, что плещут сейчас в борт Леди Мэри на 37 параллели, рассекал форштевень яхты «Дункан» из «Детей капитана Гранта». Неудивительно, что в детстве я мечтала оказаться на его борту – там тебе и команда из 22 человек, и компания интересная, и скорость «Дункана» втрое превышала нашу. За 9 дней они долетели от Америки до Тристана. Потом еще за 6 дней до Кейптауна. Ходи по морям – не хочу!

Так вот, в 1864 году капитан Джон Манглс из нашей «лоции», как в последний год мы называем бессмертный роман Жюля Верна, завел Дункан в защищенную от западных ветров гавань Фалмут острова Тристан-да-Кунья, кою сейчас искать бесполезно. Вероятно, она была разрушена извержением вулкана в 1961 году.

Эдинбург семи морей

 

Переселение и виски

Островитяне тогда расстроились из-за вулкана и на пару лет переселились в метрополию. Но потом заскучали по родным березкам, и, прихватив дюжину бочек виски, отбыли обратно. Поселок свой со звучным именем Эдинбург Семи Морей подшаманили. А попутно договорились, похоже, о регулярных поставках вискаря. Словом, зажили еще веселее, чем прежде. От ветров защищаются каменными стенками или, сажая новозеландский лен – травянистые кусты в три человеческих роста, что считаются сорняками на острове Святой Елены. Садят картошку, рыбачат, принимают залетных туристов и редкие яхты, а основные деньги зарабатывают… на японцах. Для гурманов из страны восходящего солнца тристанцы ловят, чистят и морозят в промышленных объемах лобстеров и отправляют их в Японию (видно, всех собственных лобстеров последняя уже съела).

Расстояние от Эдинбурга до ближайшего населенного пункта – острова Святой Елены – 2488 километров, это примерно как от Питера до Урала. А ближайший город с налаженным раз в пару месяцев регулярным сообщением – Кейптаун, до него 1511 миль, или 2800 км.

«Как тут без виски в нашей глуши?» - думают островитяне общим числом в 270 человек. И гордо несут в своих заскорузлых пальцах мировую пальму первенства по распитию спиртных напитков. Наверное, так.

Восточный берег Триста-да-Кунья

А между тем «Леди Мэри» бежит по голубым волнам, ловя в паруса легкий ветерок. И будет, судя по прогнозу, бежать так еще пару дней, до следующего, 5-го в этом месяце, шторма. Лепота, думаете? - Неа. Лучше бы сейчас люто дуло, а через 3 дня бы стихло. и тогда мы смогли бы передохнуть у Тристана-да-Кунья.

Но будет наоборот, и циклон на подходе к архипелагу сведет вероятность нашей встречи с тристанскими отшельниками к нулю. В лучшем случае удастся разглядеть вершину главного вулкана – пика королевы Марии, высочайшей горы в южной Атлантике.

Держим кулачки, чтобы тот дурацкий шторм передумал портить нам отпуск.

Это был день 27 перехода от Магелланова пролива. Передано по спутниковой связи.

travely-family.com

Travely-Family на фоне Тристана-да-Кунья

Яхта "Леди Мэри" на якоре с восточной стороны Тристана-да-Кунья

У восточного берега Тристан-да-Кунья

Комментарии
Василий Кузнецов
7 ноября, в 23:55

Удачи! И побывать-таки на Тристане-да-Кунья...!

Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...