Беломорская кругосветка

Говорят, что на "Буханке" невозможно путешествовать, но мы проделали на ней уже больше 20 тысяч километров в путешествиях и поэтому могу с уверенностью сказать, что русскому человеку на ней вполне комфортно. Не надо просто быть слишком изнеженным. В этот раз мы решили проехать на ней по не очень сложному, но интересному маршруту из Архангельской области до Терского берега Мурманской области.

Из Архангельска по федеральной трассе М-8, отличная дорога и эти незаметные километры мы преодолели очень быстро. От Брин-Наволока идет трасса А-215, ее в этом году передали федералам. Привели в порядок, построили около 40 километров дороги. Ездить по ней стало намного приятнее. Полноценное движение по трассе А-215 откроют только через 5 лет, когда будут проведены работы со стороны Вологодской области. С этого времени путь в северную столицу для архангелогородцев сократится практически на 300 километров. Проезжаем Самодед. Очень длинный посёлок-лесопункт с деревянным мостом.  От Самодеда до Малиновки —отличный асфальт. Заправляемся в Малиновке. Тут есть отличное кафе, но мы еще не голодны да и своих припасов еще много. Перекусили бутербродами, попили кофе из термоса — вперед.... Савинск притягивает немало машин с Архангельска и порождает — на Плесецк. Пользующимся картами: участок дороги спрямлён, и в Савинск заезжать уже нет необходимости, трасса идёт сразу на Шелексу. Хотя карты уже архаика и уходят в прошлое, но все же. Позади Плесецк, подъезжаем к Конёво. Очень длинное село, по масштабам напоминающее райцентр, трасса представляет собой прямую главную улицу. В центре — кафе и деревянная церковь. Мне тут все знакомо, пару лет назад бывал тут в командировке на местной метеостанции, когда еще работал в Севгидромете.

На берегу реки Онеги в 55 км к северу от Каргополя по трассе Р-1 в старинном селе Архангело (дер. Шелоховская) располагается старинный деревянный храмовый ансамбль, построенный в XVIII - XIX веках. Проехать мимо и не посмотреть его мы не имели права. Сам ансамбль в настоящее время стоит из двух старинных деревянных церквей — летней церкви Михаила Архангела 1715 года постройки и более поздней зимней Сретенской церкви 1803 года. Существовала еще каменная колокольня, но она была утрачена в советское время. Церковь Михаила Архангела. Была построена в 1715 году на месте сгоревшего одноименного храма. Храм уникален, так как это единственный сохранившийся храм с "кубоватой" кровлей на Верхней Онеге (вообще такой тип храма более характерен для Поонежья и прионежского берега Белого моря). В храме сохранились небеса, но наблюдать их можно только через зарешеченные окна, так как сам храм закрыт на вялотекущую реставрацию.

Церковь Сретения Господня. Построена в 1803 году на месте сгоревшей одноименной церкви. Изначально к церкви была пристроена трапезная с Фроло-Лаврским и Георгиевским приделом, но в советское время трапезная была разрушена.

Осмотрев храмовый комплекс, мы прогулялись на берег р. Онега и там основательно покушали тем, что Бог послал... Красоты, конечно, красотами, но нам пора в путь, хотя мы никуда особо и не спешили, отпуск у нас северян длинный... Нас ждал Каргополь — уютный городок на год старше нашей столицы (основан в 1146 году), 11 тысяч жителей, 427 км к югу от Архангельска), он наряду с Великим Устюгом может делить лавры северного Суздаля. По своей сути Каргополь — это не Крайний Север, к которому принадлежит остальная область и которая осваивалась уже в XV–XVI веках, а северный форпост Древней Руси.

Дата основания города была принята с лёгкой руки Державина, обнаружившего рукопись в монастыре, гласившую, что город основал князь Вячеслав из Белозерска. До революции Каргополь занимался рыболовством, торговлей солью, выделкой беличьих мехов, и был традиционным иконописным центром. Как и множество подобных городков, Каргополь в таком архаичном виде сохранился только потому, что железная дорога его миновала. Так, что нет худа без добра. 
Гостиниц в Каргополе не очень много и в сезон в них мест практически никогда нет. Бронировать нужно заранее. Мы решили заночевать неподалеку от главных достопримечательностей этого города. Кроме гостиниц есть еще гостевые дома. Мы заранее связались с хозяевами, поэтому амбар, который оборудовали для проживания туристов нас ждал. Советуем всем, недорого и экзотика. Хозяева очень доброжелательные люди. Есть несколько парковочных мест, мангал, ну и все такое самое необходимое. Нам во-первых необходимо плотно поесть, ну и все-таки "Буханка" не "Лексус" и даже 500 верст на ней — подвиг. На обустроенном очаге мы вмиг приготовили уху, дерябнули по сто граммов домашней настойки и завалились спать... Утром, неспеша позавтракали, проверили готовность нашего автомобиля, сделали еще пару красивых снимков местных достопримечательностей и тронулись в путь. На выезде из города заправили нашу "буханочку", следующая остановка уже в Пудоже. Дорога сухая, проходимая, но знаем если раскиснет, то "пузотеркам" приходится несладко. До Морщихинской была местами, как стиральная доска, а так терпимо. Пересекли границу с Карелией, стало повеселее. Скорость порядка 60-70 км/ч. Пудож, честно говоря не впечатлил. Хотя тут тоже есть свои достопримечательности —"петроглифы", но мы не стали специально их искать. Наша цель все-таки — Терский берег. Вот и Медвежегорск позади, теперь дорога только на север.

И вот она Кемска волость, больше нам известная по фильму "Иван Васильевич меняет профессию". Мне, как бывшему офицеру ВВС, это место знакомо, т.к. здесь в Подужемье располагался наш полк ПВО, который был сокращен в середине лихих 90-х. Много моих друзей однополчан из гвардейского Виленского ордена Кутузова  III стпепени авиационного истребительного полка, которые проходили службу впоследствии в поселке Африканда начинали службу здесь в Кеми. До Рабочеостровска отсюда всего 12 км. Есть места, которые невозможно проехать мимо, они вызывают сильное чувство ностальгии и желания вернуться сюда снова. Остров Попов, так раньше назывался Рабочеостровск , как раз и является одним из таких мест. Четыре года назад я приезжал сюда в командировку и здесь мне очень понравилось. Какое-то непонятное притяжение духовной силы. Тем более моему попутчику и товарищу Василию Кульбе много об этом месте рассказывал. Остановились на базе "Причал", в гостинице мы мест не бронировали, но тут есть великолепная парковка. При желании мы могли бы переночевать и на местной метеостанции, но решили никого не беспокоить. Места в нашей "буханочке" более, чем предостаточно, но посетить местное кафе мы просто обязаны, я помнил, что его шеф-повар великолепно готовит блюда поморской кухни. Остаток дня и вечера мы провели в экскурсионных вылазках.

Почти напротив "Причала", через небольшой залив на маленьком островке стояла та самая церковь, которая служила декорациями к фильму "Остров" 2006 года Павла Лунгина. Конечно, мы его посетили, место после съемок фильма стало знаковым для здешного края.  В советское репрессионное время люди называли его по-своему: «причал на тот свет», «преддверие ада» или «самое проклятое место на земле». Пересыльным пунктом на Соловки Рабочеостровск был с 1923 по 1936 года.

Утром хорошо выспавшись, мы двинули дальше. Еще немного по трассе от развилки на Кемь в сторону Мурманска и мы увидели стелу "Полярный круг", можно считать, что мы его почти достигли. Если ориентироваться по картам, настоящий Полярный круг находится на 700 метров севернее, но это не существенно.  В этом регионе Полярный круг проходит практически по границе Карелии и Мурманской области, задевает Кольский полуостров и самый север Архангельской области.

Первое, что впечатляет в Кандалакше, портовом городе (34 тыс. жителей) на юге Мурманской области — конечно, её название. В переводе то ли Вьючный залив (саамское), то ли Мать-залив (карельское), то ли переиначенный аборигенами Гандвик - так викинги называли Арктику. Есть еще несколько переводов: Канда — место, лахта — бухта, "Место у бухты", что же, вполне возможно. В обиходе моряков и студентов-практикантов с окрестных биостанций же и вовсе — Кандалашка. Ближайший к столицам город за Полярным кругом, главный город мурманского Беломорья, отправной пункт к окрестным горам и рекам — Кандалакша в общем на слуху, но в архитектурном смысле Кандалакша очень невзрачна, хотя и не архитектурой она примечательна. Здесь находится, как бы перекресток. На север, на юг, на запад и на восток. Куда бы не поедешь, ты всюду попадешь в красивейшие места. И манят они каждого по-своему. Нас манил восток, туда дальше от цивилизации. 

Первый населенный пункт после Кандалакши Село Лувеньга расположено в 15 км от города Кандалакши по автодороге Кандалакша — Умба на берегу Кандалакшского залива Белого моря. Название села происходит от саамского слова «Лувае», что означает «встряхнуть». В 1542 году настоятель Соловецкого монастыря Досифей сообщает в поморской летописи: «… было великое трясение в трёх погостах: в Керети, Ковде и Кандалакше и до Умбы вёрст на 300 и боле горы и леса тряслись». Кстати, подземные толчки наблюдались в здешних местах  до и после «великого трясения». 

Село Колвица расположено в устье одноимённой реки на берегу Кандалакшского залива (Колвицкая губа). Первым известным по документам владельцем Колвицы был житель Кандалакши Митрофан Кукин, который в 1563 году отдал свои угодья — «два с половиной лука в Колвице» - Кандалакшскому монастырю в виде пожертвования. Хотя официальной датой основания Колвицы является 1894 год, в этом году она отметила свой 125-летний юбилей, только жителей там почти не осталось, в основном, приезжают на лето дачники. Постоянно действующих магазинов, отделения связи и пункта медицинской помощи здесь нет.

Умба оказалась поселком в месте, где одноименная река впадает в море.  Поселок большой, есть даже свой общественный транспорт.  Умба известна с 1466 года, и ныне состоит из двух частей - Старой Умбы (на кадре выше, а вода - кстати, морской залив) и Новой Умбы, возникшей в 1869 году как лесозавод Беляевых. Слово «Умба» — с финского —  означает реку, занесенную, загроможденную чем-либо». Теперь название «Умба» толкуют как «закрытая» (в переводе с финно-угорского)

«Есть на свете город Умба — это северный причал. Лучше города, чем Умба, до сих пор я не встречал. Белой ночью, Белым морем в Умбу я вернусь опять, и придут друзья-поморы на причал меня встречать», — пел когда-то Эдуард Хиль. Слова этой простенькой песенки знают все обитатели Терского берега. Никого не смущает, что Умба вовсе не город, а небольшое поморское село за Полярным кругом, в 120 км от Кандалакши. Потому что достоинств и славы Умбы хватит на несколько городов. В Умбе мы купили местного хлеба, т.к. нам все его нахваливали, что ж попробуем чуть позже. После Умбы асфальт постепенно сошел на "обычную" дорогу марсианского типа.  За Умбой кончается цивилизация с её достоинствами и недостаткам, и начинается нечто совсем иное.  Остановились для небольшого отдыха и перекуса. Выпили чай с умбским хлебом, честное слово, даже масло не нужно, до чего же он вкусный. Не пожалели, что взяли три буханки...

Село Кузерека мы проехали почти без остановки. Постоянных жителей тут не осталось, одни дачники. Постоянного электричества нет, Интернета нет, даже мобильная связь не очень устойчива.

В 60 км от Умбы есть такое место село Оленица. У берега моря ,в устье одноименной речки, табличка, надпись на которой гласит, что здесь находится месторождение глендонита (беломорской рогульки). О том, что такое глендонит, мы знали. Более того, эти рогульки действительно были глинами — просто под действием морской воды в них одни вещества заменялись другими. Название — от местечка Гленденбрук в Западной Австралии, где эти "рогульки" впервые были описаны. На ощупь глендониты кажутся мягкими (хотя пальцами и не гнутся), в разрезе очень красивые. В общем, ещё одно нерукотворное чудо нашего Крайнего Севера.

Кашкаранцы — село  самое необычное, что мы видели за время путешествия. Умба уже не то все-таки там чувствуется близость цивилизации и тяжесть статуса районного центра. Тут же — какой-то обособленный мир. Кашкаранцы, по-видимому, от финно-угорского «кошка», «кашкар» — толстый валежник. Есть и другие версии, Николай Дмитриевич Кушков краевед и журналист настаивает на своей: «коашк»- в переводе с саамского «пересыхающий», «обсыхающий», а ручей Точильный, близ которого находилось селение, в сухое лето пересыхал, возникло и название «Кашкаранцы». 

Весьма примечательное село — со старинной деревянной церковью, деревянными домами вдоль полосы прибоя и маяком.

Пожалуй, маяк — главный ориентир, центр притяжения, 1978 года постройки, он является последним постренным маяком на Терском берегу.  Вековые деревянные дома словно из сказки. 

В нескольких километрах от села стоит часовня преподобного Безымянного Инока Терского. Место это известно с XVI века, когда, выбирая невод, рыбаки вытащили с ним на берег и тело некоего монаха. Предание гласит, что неизвестный инок был похоронен там же, на берегу, над могилой поставлен крест, позже возведена часовня. Вскоре выше по берегу, напротив часовни, открылся источник. Часовня и источник всегда были очень почитаемы всеми промышленниками Терского берега. Считалось, что для благополучия в промысле нужно помолиться в часовне у могилы Безымянного Инока. В промысловое время в ней всегда горела неугасимая лампада. Воду же из источника несли на могилу, молились Иноку об исцелении от болезней и иных напастей. В середине XX века часовня была разрушена, но место это было обозначено крестом. Местные рыбаки-поморы знали древнюю верную примету о том, что напротив этого креста всегда рыбу возьмёшь. С 2001 года на могиле приходским священником села Варзуга регулярно справляются поминальные службы. Новая часовня была воздвигнута в 2003 году.

Через несколько километров мы достигли еще одного знакового места — Мыс Корабль — заброшенное меcторождение аметистов на побережье Белого моря. Другое название этого места — Аметистовый Берег. Добыча аметистов прекратилась в 1992 году. Народ едет сюда в надежде найти красивые аметисты. Тащат все, что найдут, хотя данное место является геологическим памятником регионального значения.

Наш путь лежал дальше. Варзуга — одно из самых старых поселений на Кольском полуострове. Известна она еще с XV века и уже тогда была главным поселением Терского берега. В этом году село отмечает свой юбилей — 600 лет.  Даже сейчас она заметно выделяется среди немногочисленных окрестных деревень и сел. В отличие от многих других сел Мурманской области, Варзуга не производит впечатление полузаброшенной. Кроме погоста здесь оборудован подъем на смотровую площадку, с которой открывается вид на село и реку, что для небольших сел Мурманской области очень нетипично... Основой всего хозяйства жителей села Варзуга всегда была рыба. Её ловили в реке Варзуге, а также в озерах и на море. В море промышляли беломорскую сельдь, навагу и треску, в озерах ловили «белую» рыбу: сига, хариусов, щуку и других. Но главной кормилицей варзужан всегда была семга. Семужий промысел являлся главным делом жителей не только Варзуги, но и других поморских сел. Местная семга по своей ценности приравнивалась к северной пушнине и жемчугу... Мы приобрели у местных жителей пару рыбин. 

Основной достопримечательностью древнего села Варзуга является церковный комплекс, состоящий из церкви Успения Пресвятой Богородицы, Афанасьевской церкви и колокольни на Пречистенском берегу. Церковь Успения Пресвятой Богородицы, или сокращенно Успенская церковь, в селе Варзуга, построенная в 1674 г., по общему признанию, является одной из красивейших когда-либо существовавших деревянных одноглавых шатровых церквей. Она была построена без применения гвоздей, скоб и других крепежных деталей. Уже в нашем веке ее отреставрировали, конечно, без современных инструментов и деталей не обошлось, но от этого церковь не теряет своей привлекательности.

Село можно назвать одним из немногих туристических центров Кольского полуострова, приезжают сюда не только российские туристы, но и иностранцы. Летом 2017 года здесь открылась гостиница, цены вполне демократичные. Можно снять жилье и у местных. Варзуга разделена на две части одноименной рекой. Западная часть — это колхоз, до сих пор носящий название "Восходы коммунизма". Раньше в колхозе в основном занимались ловлей и переработкой рыбы, сейчас кроме этого активно развивается рыболовный туризм. Вас встретят, разместят, доставят на место рыбалки, при желании даже рюкзак донесут. Люди в селе очень доброжелательные.

 Отъехав от Варзуги, нашли место для кратковременного отдыха и приготовления пищи. Уж очень хотелось отведать местной рыбки, приготовленной на костре. Разборный мангал у нас всегда с собой, угли и все необходимое тоже. Больше времени ушло на подготовку, чем на приготовление. Через полчаса мы уже смаковали вкуснейшие стейки из царской рыбы.

Мы же поехали в сторону Кузомени, которая находится неподалеку, хотя вначале не собирались посещать этот пустынный край.  Сворачиваем, сначала идет более менее сносная грунтовка, которая постепенно превращается в песчаную просеку. С каждым метром песка все больше, впереди песчаный холм, с разгона залетаем на него. Впереди песок, много песка, много много песка, пустыня... Песок начинается еще после поворота с грейдера на Умба-Варзуга, но в барханы мы выезжаем только через километр сразу на кромке соснового леса. Кузоменьские пески — это большой массив слабозакрепленных красноцветных терских песков, расположенных в Мурманской области.

Существует второе название Кузоменьских песков — самая северная пустыня, но оно ошибочно, хотя и часто употребляется в средствах массовой информации. Севернее, например, поселок Шойна, а еще севернее - на Новосибирских островах Земля Бунге. Известно, что на протяжении долгого времени Терский берег осваивался новгородцами и карелами. С момента освоения этих мест переселенцев особенно привлекали леса и рыбные места, по причине чего они основали здесь огромное количество сезонных поселений, с течением времени превратившихся в постоянные. 

Северная пустыня, это не памятник природы, а очередной памятник рук людских. В результате антропогенного воздействия (вырубки леса для нужд находящихся здесь солеварен и выпаса скота) в середине XIX века образовался массив подвижных песков, которые под воздействием ветра засыпают окрестные леса, реку и населенный пункт Кузомень. Площадь подвижных песков в настоящее время составляет 1600 га, в том числе на правом берегу реки — до 800 га. В начале XXI века власти Мурманской области начали проводить мероприятия по остановке распространения песков. Завозится торф, который перемешивается с песками для воссоздания пригодной для растительности почвы, ставятся специальные заграждения, препятствующие развеиванию песков, высаживаются травы и саженцы деревьев. Хотя сами экологи заявляют, что до полной остановки распространения Кузоменьских песков ещё далеко. Песок здесь везде, на улицах поселка, в огородах, во дворах. По улицам сделаны деревянные тротуары, вдоль дороги на Кузомень стоит деревянный забор, для того что бы песок ее не заметал, но нерадивые водители постоянно ломают его для вызволения своих авто... Местные жители тоже живут обслуживанием туристов и как могут завлекают их к себе. Некоторые едут в Кузомень только чтобы увидеть лошадей, но уезжают, так и не дождавшись. Другие их боятся, а лошади ложатся прямо у их крыльца. Местные жители относятся к лошадям с опаской. Приезжих предупреждают, чтобы близко не подходили, могут куснуть и лягнуть. От посещения данного села осталось двоякое впечатление. Место, конечно, знаменитое, пустыню посмотрели, но второй раз я туда бы не поехал. Ну не легло на душу и все тут.  На Терский берег приезжать, конечно, нужно не на день-два, а хотя бы на неделю, чтобы успеть насладиться песчаными пляжами, послушать шум вековых сосен, полюбоваться отполированными морским накатом скалами, попробовать хрустальную родниковую воду

В целом, мы остались довольными нашей поездкой, она была очень насыщенной, погода благоприятствовала нам,   все это принесло много положительных эмоций и теплых воспоминаний, которых нам хватит еще надолго.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...