Дети 90-х: время, где не было романтики

Другая история

А знает нынешнее поколение, похоже, совсем немного. И это даже странно. Вот, вроде, они ещё за углом, маячат в воспоминаниях яркими красками. И снова ловлю себя на мысли: «За каким углом, уже столько лет прошло!»

Несмотря на это ярким калейдоскопом пробегают те годы, и, кажется, помнишь каждое мгновение. Только вот, вопреки романтизированным образам из современных сериалов, время перестройки было иным. Той романтики, как мёда в известном выражении, была ложка. В огромной вязкой бочке с дёгтем реальной жизни.

Чтобы наверняка убедиться в том, что память не подводит, решила спросить у своих сверстников - людей, родившихся с 1983 по 1987 годы. Все мы рано повзрослели, посерьёзнели. И при этом, что удивительно, сумели сохранить в себе веру в самое доброе и светлое, радость к жизни.

И получилось, что девяностые, вопреки представлениям современных детей, особенно тех, которые выросли в тепличных северных условиях, это не жвачка и кока-кола. Не кроссовки «Адидас», конские хвосты, перетянутые широкими резинками, и накрученные чёлки. Это совсем другая история.

Работа с детства - в порядке вещей

Когда рухнул Союз, я, конечно, не помню. Тогда мне было ещё пять лет. Детство не омрачало ничего, поскольку это было лишь начало конца для предприятий, которые все были, конечно же, государственными. Озабоченность на лицах взрослых появилась чуть позже. Моя мама, как и родители многих, потеряла работу. Она трудилась начальником отдела техдокументации на приборостроительном заводе и в одночасье оказалась без любимого дела и заработка.

Выжить тогда помогла торговля. Вчерашние инженеры, работники заводов и НИИ отправились на рынки, в магазины и массово растущие коммерческие фирмы. Как выживали одинокие старики, остаётся только догадываться. Многие тогда сидели в подземных переходах, кто-то просил милостыню, кто-то продавал нехитрые личные вещи.

Когда пошла в школу, разделение на «коммерсов» и семей с небольшим достатком было настолько явным, что сразу бросалось в глаза. Так и дружили - «по одёжке». Родители зарабатывали, как могли, и многие из нас взрослея брали часть обязанностей на себя. Мама, чтобы заработать на жизнь для нас двоих (а растила она меня одна), брала любую возможную подработку: кладовщиком, продавцом в выходные от основной работы дни, полотёркой.

Вместе с мамой подрабатывала и я: после уроков делала домашнее задание, затем, дожидаясь её с работы, брала единственный в семье проездной, который «съедал» порядком семейного бюджета, и ехала мыть полы. Я пошла работать в 12 лет. Было время, когда о баблгаме и газировке только мечтала, понимая, что не имею права потратить заработанные нами деньги на такую ерунду.

Жвачки и газировку мы, дети, покупали на деньги, вырученные со сдачи стеклотары. Когда шли гулять, знали все «злачные» места, где собирались взрослые (ребята лет 16-17 и старше). После их ночных посиделок всегда оставалось много пустых бутылок, которые мы тщательно отмывали дома, загружая в ванную, чтобы получить заветные 100-200 рублей (на современные деньги - 10, 20 копеек). Это был фриланс нашей юности. Эта же стеклотара кормила многих.

О джинсах мечтали, на одежду - копили, а когда покупали, берегли и носили годами. И уж точно 90% ребят не могли себе позволить гулять с магнитофоном на плечах, как это показывают иногда в кино. Как говорили нам взрослые, тогда было будто две страны - Москва и остальная Россия. Может, в Москве такое и встречалось.

Случай

Полы и витрины магазинов я мыла около года. В один из дней на такой подработке я чуть не потеряла зрение. Дело было так: обычно на первый раз полы мылись с порошком. Сначала насыпала самый дешевый «Лотос», затем наливала воду. Но тогда я почему-то сделала всё наоборот. Сухие крупные гранулы от порошка отскочили и попали в глаза. А после была адская боль, словно ты напоролся на гвоздь, и крики, и слёзы. Помочь тогда было некому, я одна открывала огромные склады, управлялась с нехитрым инвентарём.

Помню, долго промывала веки под струёй ледяной воды. Долго сидела на корточках на полу, забившись под раковину, в слезах, парализованная страхом, не зная что делать и боясь открыть глаза. 

Мобильных, конечно, не было, до ближайшего телефона-автомата - идти порядком. Но в тот день я всё же закончила работу. Буквально на ощупь. Так же добралась до остановки, села в автобус, доехала до дома. По дороге с остановки встретила маму, она уже шла за мной. Пешком, потому что проездной был один. Она потеряла меня, испугалась, что что-то произошло  (дети тогда пропадали часто). Зрение восстановилось на третий день. Помню, окулист удивилась: «Как ты без глаз не осталась, девочка. Мы этим порошком такие пятна отстирывали!»

Старшеклассница


Позже взрослые стали доверять более важные вещи - торговлю, например. Только нужно было не попасться, поэтому 14-15-летние школьницы, которые подрабатывали на рынках и оптовках, красились так, что мать родная не узнает. Нам казалось, что мы выглядим старше и серьёзнее и легко обманем проверяющих инспекторов, те просто пройдут мимо.

Потом, когда я стала ещё старше, узнала, что все они - эти грозные, штрафующие предпринимателей дядьки, знали, что мы - старшеклассницы. Но они тоже были отцами детей, которым приходилось подрабатывать. Поэтому просто по-человечески закрывали на это глаза. А мы получали возможность принести домой хоть какую-то копеечку. Эта человечность, сплотившая народ, нас всех, я думаю, тогда спасла.

Но как же мы были счастливы, когда удавалось в конце месяца вместо опостылевшей курицы купить кусок мяса, или разбавить свой ужин каким-нибудь шикарным салатом из острой моркови! 

Вкус 90-х

Гастрономическая тема вообще отдельная. Все, кто мог что-то выращивать, выращивал даже в палисадах девятиэтажек. Помогали и делились друг с другом. Спасала и гуманитарная помощь: некоторое время матерям-одиночкам, привозили выделенную Штатами корзинку с едой. Там была незнакомая нам, советским детям, чечевица, десятилитровая жестяная фляга с подсолнечным маслом, какие-то сухие пайки по мелочи. 

Из этого мы варили нехитрые супы, добавляя синюшных курей или, если повезёт, «ножки Буша», вермишель или картофель (ну и что, что там уже есть чечевица). Было время, когда курей заменял синтетический кубик, типа «Магги» или «Галины Бланки». Вот это - вкус российских 90-х. Добавьте ливерной колбасы, маргарина на хлеб - и вы прочувствуете его сполна.

Сегодня

Это было время, когда трясло всех. Мы, сейчас 30-35-летние, пережили его легко, потому что это было временем нашего детства. Когда как ни крути, всё виделось несколько иначе, и сравнить нам его было не с чем. Сейчас часто глядя на то, какие финты выкидывают современные дети, чувствуешь внутри какое-то непонимание. Но и их нельзя в этом винить - это угода времени, им тоже не с чем сравнивать. И дай бог, чтобы так и было.

Мои 90-е сделали меня пессимистичным оптимистом, или, наоборот, в зависимости от ситуации. Но благодаря им я получила закалку характера, которая помогла мне выстоять и не сломаться во многих ситуациях. Благодаря им я знаю, что любой труд почётен и важен. А ещё, что во все времена, в любых обстоятельствах выживают только те, кто не растеряет человечность. 

Было, конечно, круто. Но ещё и страшно. Очень. Только такие фильмы у нас не популярны.

 

Фото: Wikipedia.org

Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.