Хроники судна во льдах Антарктиды: дождались

Напомню, я на судне «Василий Головнин», которое хочет выбраться из ледового плена у берега Антарктиды, но не может.



Такая маленькая точка, а так много значит! Это судно Росгидромета «Академик Фёдоров» пробивается сквозь льды в нашу сторону. Мы ждали его 2 недели.

Фёдоров – сила! За 2 дня он прошёл путь, что мы грызли половину месяца.

В феврале мы уже встречались с «Фёдоровым» на стоянке у первой станции. Тогда в голову не приходило, какую важную роль он может сыграть в нашей экспедиции. Ну корабль и корабль. Приятно было встретить его в Антарктиде, но в паре миль стояло ещё китайское судно – ничего необычного. Прошло полтора месяца. Всё стремительно изменилось.

Ночью «Фёдоров» проходил в 5 сотнях метров от нас. И с той, и с другой стороны люди вышли на палубы, смотрели. Не знаю как на «Фёдорове», но на «Головнине» народ радовался очень сильно. Теперь это не просто «встречный корабль». «Наша свобода идёт», — улыбались пассажиры.



Утром мы было пытались пойти по вчерашнему следу «Фёдорова», но встали. Лёд затягивается моментально Ветер укрывает его снеговой подушкой. Нормально идти не получается. Придерживаемся старого плана: ждём, пока «Фёдоров» разгрузится на берег, и хвостом выходим за ним. На свободу из ледового плена.

А то сколько уже можно? За два с половиной месяца я сросся с судном. Моё сознание сейчас длиной ровно 164 метра и в форме корабля. Василий Ронкаинен или Миша Головнин – уже не отличить.



Где-то другая жизнь бурлит. В ней есть цвета кроме белого и девушки в юбках. Ещё недавно я тосковал по той жизни. А вчера понял, что боюсь её. Не представляю, что буду делать, когда вернусь на Большую Землю.

«Что это, блин, за мысли?», — ужаснулся я. Надо социализироваться! Позвонил другу. Тот говорит, в Москве дождь. Очуметь, где-то бывает что-то кроме снега?!

Я прям чувствую, как одичал. Ещё месяцок, и на луну завою.
Загрузка...
Участники клуба
Жизнь — это либо отчаянное приключение, либо ничегоХеллен Келлер