Елена Бутько
3 августа 2014
4282

Пейзаж, нарисованный чаем


16 июля

Всегда любила самолеты, впрочем, как и любую дорогу.
Налетано часов уже как у заправской стюардессы.
В небе ничего не отвлекает от размышлений.
Мысли становятся прозрачны, как эта синева за иллюминатором.
Гармония – это отсутствие лишнего, говорят китайцы.
Только небо, солнце, облака.
Облака фантастичны. Кудрявые и слоистые одновременно. Их края подернуты тонким налетом румянца, словно легким загаром. В Азии – лето.
Когда летишь выше облаков – всегда видишь солнце. Оно светит всегда, каждый день, даже если на земле выливается ведрами ливень из низких плотных облаков. Такова его природа.

Посадка. Аэропорт Байюнь (в пер. с кит. "белые облака"). Гуанчжоу (провинция Гуандун).



17 июля

Гуанчжоу – город торговый. Издревле. Века с 7-го (династия Тан) здесь велась торговля со странами Ближнего Востока и Центральной Азии, а с конца 17 века открылись двери и странам Запада. От арабов осталась старинная мечеть Хуайшэн с облицованным глазурованным кирпичом минаретом. Кусочек колониальной Европы медленно ветшает на острове Шамянь (на кантонском диалекте означает «песчаная поверхность»). Квартал викторианской архитектуры резко контрастирует с гиперболоидными небоскребами на другой стороне реки. В северной же части города целые улицы наполнены конторами по оптовой продаже всякого китайского ширпотреба. Пихают визитки везде и всюду: - «Отправляем карго на заказ» - от официантов до таксистов. Мой отель тоже здесь. Он популярен среди степенных африканских женщин – размеренно шагая от одного шоу-рума до другого вдоль улицы, они деловито прикладывают на свою гигантскую грудь лифчики всевозможных ядовито-неоновых расцветок. Придирчиво оглядывают себя в зеркало – вдруг модель не ходовая. Мелкие китаянки суетятся и заискивают рядом. Торг в разгаре. Впрочем, не буду злорадствовать, ибо я тоже в этом городе – хакка или «человек-гость». Лучше отправлюсь на чайный рынок Фангкун – отведу душу. Когда-то крестьяне выращивали здесь цветы, особенно жасмин. Теперь же 3000 чайных павильончиков наполнены ароматным чайным сырьем, изделиями из сычуаньской глины и фарфором, иными словами, всем необходимым для чаепития. Однако меня же интересует только несравненный юньнаньский пуэр – мой верный спутник на длинном китайском пути.
Далее – направление на северо-восток – в провинцию Гуанси.



18 июля

Спокойные равнины Южного Китая за окном автобуса сменяются на мозаику величественных карстовых холмов, имеющих славу самых красивых в Китае. Я прибыла в Яншо – древнюю деревушку, основанную более 1500 лет назад в эпоху Сун. Оказавшись ночью на набережной в полнолуние седьмого месяца, понимаешь, почему название поселения переводится как «яркая луна». Сказочное место. Между пиков зеленой лентой вьется река Лицзян, которая вся усеяна бамбуковыми плотами с рыбаками в соломенных шляпах, ловящих рыбу с помощью бакланов хе-хе.
Впрочем, бакланы – это отдельное шоу. Старик на плаву с плота спихивает птиц шестом в воду – бакланы стремительно ныряют и плывут под водой впереди, хватая клювом рыбешку. Их длинные шеи посредине перевязаны веревкой, чтобы пойманная добыча не могла достигнуть желудка, и когда «емкость заполняется», птица не может охотиться дальше. Тогда хозяин опять же шестом цепляет баклана из воды и, раскрывая клюв, просто вытряхивает рыбешку в корзину. Отпускает баклана и он начинает рыбачить снова. Вот и вся рыболовная китайская премудрость. Игра между человеческим рацпредложением и животными повадками. Исход очевиден.



На юг от Яншо есть затейливые местечки. Фикус, он же баньян, 1500 лет взирает на мир. Вокруг все те же рисовые поля, перемежающиеся дынной бахчой и фруктовыми инжирово-манговыми садами. Лунный холм (320 м) – красивая желтая известняковая арка. Тропа к ней идет наверх среди бамбуковых зарослей. Парочка смельчаков штурмует стенку арки. Климбинг есть и в Китае. Слабонервным не смотреть – голова закружиться.



Рядом речка Юлонг – приток Лицзян. Юлонг – значит дракон. Одноименный мост сотворили при династии Мин аж в 1412 г. Самый большой во всей провинции – длина 59 м, высота над водой 9 м, ширина 5 м. Кругом покосившиеся домишки из известнякового кирпича с деревянными дверями. Средневековая романтика, сошедшая с классических китайских полотен, воспетая бродячими художниками и поэтами. Поэзия вод и гор



19 июля

Чайная плантация пика Юни (700 м). Словно в римском амфитеатре, ровными рядами растут чайные кусты. Это чай трех сезонов – весны, лета и осени. Зимой чайные почки не собирают – слишком холодно и сырье получается плохого качества. На дегустации нравится местный оолунг – светло-янтарного цвета с насыщенным вкусом. Уверяют, что самый лучший во всей провинции.



Тем временем облака сгущаются. Начинает накрапывать мелкий дождь. Горный серпантин ведет нас в горы Xianggong. Здесь лучший вид на всю долину реки Лицзян. Туман расходится и я вижу усеянную карстовыми пиками панораму. Пароходики на реке кажутся игрушечными. Старый мастер тайчи демонстрирует свое искусство под старинную музыку. Китай вневременен.



20 июля

Мост Фули – 12 век. Круглый, арочный. В деревне – лавки с бумажными расписными веерами и картинками. Семьи, живущие здесь, занимаются рисованием столетиями. Купила себе свиток с нарисованными глицинией и скворцами. Они маленькие, шумные и наивные. Одним словом, птички божьи.



Солнце упало за туманные горы и небо стало чайного цвета. Такого же, как первая заварка оолунга. Бамбуковый лес на склонах гор стал таинственен. Сначала потемнели облака, затем - небосвод. Дышать стало свободней. Июльская дневная жара стала медленно стихать. С освобожденным дыханием из сердца заструилось тепло. Оно мягко разминало душевное опустошение. Тело поддалось надежде и расслабилось. Китайский мир получил приказ отдыхать. Я тоже внемлю порыву побыть живой частью этой реальности. Улыбаюсь и подчиняюсь романтике воспоминаний. В Азии – лето…



21 июля

Саньцзян - маленькая столица Саньцзян-Уйгурского автономного района в 4-х часах езды на север от Гуйлиня. Занесло меня сюда неожиданным образом. Случайно увиденная фотография необычного моста под названием "Мост ветра и дождя" - и судьба моя была решена. Как когда-то я поехала в Венецию только из-за моста Риальто. Игры Фортуны...
Главные герои этого юго-восточного угла провинции Гуйчжоу - местные жители, носящие костюмы цвета индиго - дуны, славящиеся как отличные строители. Деревянные дома, башни, мосты дунов усеивают все земли этого края. Веками дуны и народ мяо воевали друг с другом из-за территории. Общины проживали на противоположных берегах рек. Мосты фэньюйцяо (ветра и дождя по-китайски), дарующие прохладу и свежий воздух летом и защищенные от осадков, раньше играли также религиозную роль. В нишах некоторых из них скрываются крошечные алтари, покрытые сажей от дыма курильниц. Еще один характерный элемент дунской деревни (такой, например, как Ченьян) - башни - в былые времена, когда край был охвачен войной служили дозорными постами. Установленные внутри них барабаны поднимали жителей по тревоге. Сегодня сельчане устраивают у башен собрания и праздники.



Местные женщины торгуют на ченьянском мосту Ветра и дождя через реку Линьси, построенном в 1916 г., своими вышивками, хлопковыми одеялами, украшенными рельефными черно-белыми узорами, и блестящими сине-черными дунскими жакетами, окрашенными в индиго и покрытыми яичным белком для защиты от москитов. Пробую доусе ча или масляный чай - горький, подсоленный суп из жареных листьев чая и разваренного риса и любуюсь видами на маленький буддийский монастырь Фулусы, посвященный богине милосердия Гуаньинь.



22 июля

"В борьбе за выживание рождается новая сила". (с) Сунь-Цзы. Искусство войны.
Что такое место hard sleeper на китайской ж/д? Смотрите фото. Поезд Гуйлинь-Ченгду. Сутки на третьей полке. Почувствовала себя тараканом - натюрлих! Интересный опыт... :))
А еще 3 раза за день весь вагон, в одно и то же время, в едином рефлексно-бессознательном порыве садится вкушать лапшу и прочий мифань (рис) :)))



23 июля

Приехали в городок Багуо. Он находится в 150 км к западу от Чэнгду. ландшафт здесь - предгорья кряжей, уходящих в Тибет и Вьетнам. Это место старта на одну из четырех священных буддийских гор Китая - Эмейшань. Покрытая густыми лесами и десятками храмов, связанных между собой пролетами каменных ступеней, она привлекает паломников и путешественников вот уже 2000 лет.Но туда мы пойдем завтра, а сегодня - Баогосы - большая, безмятежная обитель с внутренними дворами, декорированными горшечными магнолиями и саговником, и залами с высокими крышами в Минском стиле.



Посмотрела здесь занятную фигурку - см. фото. Когда-то коньки крыш китайцы прибивали специальными большими гвоздями. Постепенно шляпки гвоздей обрели эстетическую и магическую функции – так на коньках крыш появились божества. Это дракон, его сыновья и... человек верхом на курице (типичная фигура, которой приписывается способность защищать дом и его обитателей от всяких бед). Чем знатнее хозяин дома, тем большее количество божеств он имеет право разместить (максимум – девять).



24-25 июля

Эмейшань или сны бодхисатвы Пусянь


Стартую на двухдневное 40-километровое восхождение по северному маршруту. Несмотря на будний день на тропе много народу. Это удивительно, потому что китайцы не любят ходить пешком и ценят свое время. Среди паломников преобладают женщины всех возрастов и дети. Мужчин мало, в основном, это сыновья, сопровождающие уже совсем дряхлых матерей. Старичков же видела только бодрых, как на подбор.



Не то, что бы я многого ожидала от этого пути – но любопытство присутствовало. Вдруг найду что-то, что сподвигло к просветлению в VI в. Бодхисатву Пусянь. Его образ на слоне о шести бивнях присутствует во всех обителях Эмейшани, разбросанных на склонах, как будто кто-то случайно оборвал жемчужное ожерелье. Изначально даосские, эти храмы в эпоху правления династии Мин были перестроены в буддистские. Но даже если эти святыни для вас чужды, то необыкновенная живописность местности, несомненно, вознаграждает за восхождение.



Не устаю удивляться монотонии китайцев – полный сплав со средой. Три км высота горы – и 2 раза в сутки носильщики носят скарб торговцев сначала наверх, потом вниз. Крепкие ребята и меня предлагали «добросить» на носилках. Ну, нет уж, так не интересно. Уметь сливаться в целое с толпой – не это ли есть пресловутое просветление? Когда твое «Я» нивелируется и возникает «Мы».



26 июля

Лэшань – городок, стоящий в месте слияния рек Цинъи, Минь и Даду в 50 км от горы Эмейшань. Знаменит Дафо (Большим Буддой), высеченным в нише высящихся над водой скал. Сычуань славится обилием крупных изваяний Будды, типичных для эпохи Тан, но только Дафо достигает в высоту 71 м. Это самая большая скульптура Будды во всем мире. Трудно передать впечатление, которое производит эта гигантская скульптура, принимающая почти угрожающие размеры по мере того, как все ближе подплываешь к нему.
Бурные воды под песчаными утесами Линьюньшаня затрудняли судоходство здесь со времен династии Цин, и только в 713 г. н.э. монах по имени Хайтун предложил засыпать мелководья галькой, полученной от высечения гигантского образа Будды. После того, как монах Хайтун ослеп в тщетных попытках добиться от властей выделения средств на этот грандиозный проект, дело его продолжили другие монахи, а завершил – лишь в 803 г. – местный правитель Вэй Гао. Это строительство послужило толчком для основания на примыкающих землях многочисленных монастырских обителей.
Так и взирает из-под полуприкрытых век, безучастный к людям, бродящим по его голове, взбирающимся на его ступни бесстрастный, гигантский Дафо.



27 июля

Восточная Сычуань – одна из самых приятных областей Китая для путешествий – фокусируется вокруг провинциальной столицы Ченгду. Этот город славится не только своей огненной кухней. В эпоху Хань Чэнгду прозывался Парчовым городом. Его знатные обитатели находили посмертный покой в изысканно украшенных гробницах, а его шелка распространялись по караванным путям далеко на запад, достигая даже императорского Рима. В VIII в. В Чэнгду нашел себе прибежище император династии Тан Сюань-цзун после того, как его армия взбунтовалась, недовольная безрассудной страстью владыки к красавице-наложнице Ян-Гуйфэй. Позднее город стал печатным центром – здесь были выпущены первые в мире бумажные деньги. Разграбленный в 1271 г. монголами, Чэнгду довольно быстро возродился, и посетивший его Марко Поло был восхищен красивыми мостами города и его искусными ремесленниками. Еще несколько циклов войн и возрождений суждено было пережить Чэнгду, прежде чем он превратился в теперешний мегаполис с пятимиллионным населением.
Если я и смогла бы когда-нибудь жить в Китае, то наверно, только в Чэнгду. Здесь тебя не пытаются обмануть таксисты и никто не пристает на улицах с просьбами сфотографироваться… Здесь много чайных домиков с бамбуковыми стульями в тени деревьев на территории парка или храма. Официант принесет жасминовый чай в гайванча (невысокая чашка без ручек с крышкой и блюдцем) за 5 юаней и можно предаться размышлениям в беспредметной созерцательности хоть на целый день.



28 июля

Ченгду


Ведущая в кулинарной традиции Юго-Западного Китая сычуаньская кухня отличается активным использованием чили, что местные жители объясняют климатом – согласно принципам китайской медицины, чили защищает от «мокрых» болезней, вызываемых сырой или влажной сезонной погодой Сычуани. Чили не просто служит острой приправой, но и подчеркивает и усиливает вкусовой букет местных кушаний – гораздо более сложный, чем может показаться в первый момент, когда вы чувствуете только, как начинает жечь в горле, а на глаза наворачиваются слезы.
Характерный вкус сычуаньских блюд, описываемый словом мала – «онемелый и горячий» - достигается смешением чили и хуацзяо (сычуаньский перец), придающему пище тонкий аромат и вызывающему щекотку и пощипывание языка. Одним из классических блюд, приготовляемых в стиле мала, является мапо дофу, бобовый творог с ломтиками свинины. Интересен также цыпленок, приправленный кунжутной пастой, соевым соусом, сахаром и зеленым луком, смешанным с чили и хуацзяо. Блюдо с незамысловатым названием вареные ломтики говядины скрывает в себе концентрацию чили, превышающую таковую в любом другом сычуаньском блюде.
Сычуань отличает и характерная техника приготовления пищи – сухая жарка: ингредиенты сначала обжариваются на сильном огне до появления сока, а затем томятся в сладко-соленом соусе до полного испарения жидкости. Класический пример мясного блюда, пригтовленного таким способом – жареные ломтики свинины (мясо режется тончайшими стружками, которые в процессе обжаривания приобретают темный цвет и характерный аромат). Из вегетарианских блюд стоит отведать жареную зеленую фасоль, соленую и приправленную чесноком.
Большая доля в гастрономическом меню Сычуани приходится на закуски – сяочи, на которых специализируются некоторые местные рестораны. К закускам сяочи относятся зеленая фасоль с имбирем, свинина с чесночным пюре, огурцы с кунжутом и маслом чили, даньдань мянь («лапша на шесте», названная так по способу разноса этих кушаний, принятых среди местных уличных торговцев), перец в тигровой шкуре (сначала обжаривается на сильном огне, а затем доводится до готовности на медленном с добавлением соли и теного уксуса), мясо с пятью специями, отвариваемое на пару с рисом (и подаваемое к столу в бамбуковых паровых котелках) и великое множество сладких и пикантных клецок.
Но если вы подумали, что я являюсь поклонником всех вышеперечисленных кулинарных изысков, то вы ошиблись. Все что я люблю в сычуаньской кухне – это сочную копченую утку с рисом – единственное блюдо в Сычуани без чили.



Вот такое получилось путешествие!
Комментарии
Елена Климентова
4 августа 2014, в 13:43

Спасибо! Очень интересно! Вы одна путешествовали? Были ли проблемы с языком? Китайский или английский?

Елена Бутько
4 августа 2014, в 18:50

И вам спасибо! С английским везде очень плохо. У меня был распечатан на 18 страницах краткий словарик фраз на китайском по различным темам - в случае острой нужны тыкала в нужные иероглифы. Ездила вдвоем с подругой.

Andrey Goncharov
5 августа 2014, в 06:16

Спасибо за интересную статью. Особенно понравились фотографии, редко когда увидишь такие красивые и удачные снимки по ходу рассказа.

Максим Борисов
5 августа 2014, в 10:21

Необычайно красочный и литературно красиво окрашенный репортаж!Спасибо вам!

Алексей Арзамасцев
27 января 2015, в 17:50

Очень интересно и наглядно. Хочется в дорогу))) Спасибо, Елена!

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
23:40
Вокруг света с Ману Фиделем. Гонконг
06:00
Планета на двоих. Азербайджан
06:50
Великие города мира. Манхэттен
23:30
Экстремальный фотограф. В сердце медвежьей страны
06:00
Истории средиземноморского леса. Тайные обитатели Сьерра-Морена
06:55
Звериный репортёр
Путешествовать — значит осознать, что все ошибаются насчет других странОлдос Хаксли