Елена Арендарук
13 октября 2015
4286

Зигаза: до неба рукой достать






В затерянной в Уральских горах деревушке со странным названием Зигаза я не была очень давно. Сама живу на севере Казахстана, в горняцком городке Рудный. Как только представился случай, собрала вещи и рванула на всех парусах в Башкирию – на свидание с детством. Но в дороге даже «паруса» не помогли: от Рудного до Зигазы добиралась более 12 часов. Расстояние все же неблизкое – почти 600 километров.

Путь до Башкирии всегда казался мне «романтичным»: сначала из Тобола до Карталов на электричке, оттуда этим же видом транспорта до Магнитогорска, затем на автобусе до башкирского Белорецка и по «узкоколейке» в деревянных, почти игрушечных вагончиках до Зигазы. Вот уже несколько лет как не ходят ни электричка, ни узкоколейные составы. Потому в деревню ехала «прозаично» – автобусами.
До Зигазы по узким извилистым дорогам добиралась долго и пыльно – ливень, который застал по пути в Белорецк, дальше города не пошел. Старалась не дышать глубоко и концентрировала внимание на шикарном пейзаже: бесконечных горах, густо покрытых березами и соснами. А еще удивлялась названиям встречных деревень: Ишля, Бзяк, Майгашля…



Моя бабушка – Клавдия Гордеева – живет на окраине Зигазы. На улице, которая носит имя главной гордости деревни – дважды Героя Социалистического труда, металлурга Василия Наумкина, а когда-то именовалась Горной. Ее дом действительно расположен на горе, почти у самого леса.
Клавдия Николаевна, или баба Клава, или «теть Клань», как ее, несмотря на разницу в 65 лет, называет соседская девчонка Настя, живет в Зигазе ровно полвека – с тех пор, как вышла замуж и переехала из соседнего Комарово.



Дом бабы Клавы – старый, почерневший от влаги – построен еще в 30-х годах прошлого века. Старые традиции здесь выдают вышитые накрахмаленные занавески на окнах и на иконе в «красном углу», кружевные накидки на подушках и печь – сердце дома. Она долгие годы служила бабе Клаве верой и правдой. И сейчас значение печи не уменьшилось: бабушка печет в ней отменные пироги и варит щи, а зимой обогревается. Попробовала наваристые потомившиеся щи и убедилась: в печи она получается гораздо вкуснее, чем на газу.
О проникшем в дом бабы Клавы прогрессе говорит лишь спутниковая тарелка. В домах, где живут более молодые зигазинцы, обосновался еще и Интернет, и кабельное телевидение. Сотовая связь, правда, ловит далеко не везде. Мне так и не показали гору, на которую нужно взбираться, чтобы суметь позвонить.
Первые дни привыкала к особенному языку, которым изъясняется баба Клава. В деревне так говорит практически только она одна – необычные слова когда-то взяла с собой из Комарово. Пока не составила словарь необычных слов, от бабушки не отстала.

Словарь бабы Клавы:
КатюмЕря – медлительная
ХабарЫзда – неповоротливая
СемисЕлка – шустрая
БалЯсница – болтушка
БасУля – модница
ЖигардАй – здоровяк
СтрекАть – ругать
УпЕткалась – устала
КонтрамИть – осуждать
ЧубАхаться – плавать
БУзнуться – лечь отдохнуть
БремжАть – жужжать

Середина лета в Зигазе – самая пора сенокоса. Сельчане с утра до вечера косят траву, сушат ее, собирают в копны. Чем больше накосишь – тем сытнее будут животные зимой.
Бабе Клаве не для кого косить. Когда-то держала и коров, и овец. Сейчас только куры да кошка Фрося, которая больше как член семьи.
В полдень зигазинцы торопятся в магазины – обычно в это время привозят хлеб. Доставляют из Белорецка и из соседнего Тукана, а есть и приготовленный в местной пекарне. Многие сельчане, несмотря на цену (чуть больше 20 рублей или 115 тенге), предпочитают именно последний: он сытный, ароматный, весит целый килограмм. Местный хлеб подвозят на лошади – эту важную обязанность исполняет четырехгодовалый Орлик.



Вечер – время отдыха. Старики высыпают на завалинки, а молодежь, приехавшая из города на каникулы, собирается возле уже закрытых магазинов. Деревенская тусовка – это танцы в клубе, а когда он закрыт – общение под музыку и спиртное. Мне вечерами больше понравилось пить чай с ароматным земляничным вареньем. На ночь старалась не кушать, хотя в деревне принято как раз наоборот – здесь ужинают поздно и сытно, чтобы набраться сил для покоса.



Каждый день баба Клава потчевала нас своими знаменитыми пирогами, от которых без ума вся многочисленная родня. Но сдоба не успевала оседать на боках – помогал «экологический фитнес». Бабушке как раз привезли дрова, которые нужно было перенести во двор и сложить в поленицы – это раз. Походы за целебными травами: тысячелистником, душицей, зверобоем и за земляникой, каждой из которых нужно поклониться – это два. К тому же помогала бабе Клаве носить воду из колонки. Спуститься с горы с пустыми ведрами – это еще ничего. А вот подняться с полными… Попробовала было поносить ведра руками и чуть без них не осталась. Спасло коромысло: оно бережет руки, но под ним еще нужно научиться ходить, чтобы не расплескать воду. Получилось далеко не с первого раза.



Бабе Клаве, как одинокой пенсионерке, «дополнительную» воду носит социальный работник. Правда, всего три раза в неделю по два ведра – на «попить». На остальные нужды – стирку, полив – бабушка носит воду сама. Когда нет дождей, эту обязанность приходится выполнять по нескольку раз в день. Пока гостила в Зигазе, дождь сельчан не баловал. И лишь вечером накануне отъезда небо затянули благословенные черные тучи, которые, казалось, цеплялись за верхушки сосен и пролили на сухую землю долгожданную воду.

Все или почти все о Зигазе удалось узнать в школьном музее. Здесь нашла и тайну названия деревни. Всегда думала, что название «Зигаза» произошло от названия реки, на которой стоит деревня. Оказалось, это фамилия одного из членов разведывательной экспедиции, которая была направлена в Уральские горы в 1888 году. Сама деревня появилась благодаря строительству чугунно-литейного завода. Первое время поселение так и называлось – «Зигазинский завод». Сейчас о производстве напоминают лишь кирпичное здание, переоборудованное под гараж, и чугунные заготовки – «чушки», хранящиеся в музее. А ведь когда-то продукция завода занимала призовые места на выставках в Париже...



Среди лаптей, бронзовых самоваров, одеял из лоскутов, колокольчиков и подсвечников (остатков снесенной в 60-е годы церкви) нашла самый интересный экспонат – первый номер ежедневной рабочей газеты «Правда» от 22 апреля 1912 года. На четырех полосах петербургского издания разместились новости о стачках и забастовках – предвестниках революции. Здесь же колонка с информацией из крупнейших городов мира. На глаза попалась новость о том, что в Лондоне начато расследование по случаю гибели «Титаника». Одно дело смотреть голливудский блокбастер с Леонардо ДиКаприо в главной роли, другое – держать в руках подтверждение трагедии столетней давности… Под впечатлением проходила весь оставшийся день.



Сейчас в Зигазе проживают меньше 600 человек, большинство из которых пенсионеры. Когда-то здесь работал лесопункт, тарный завод по переработке древесины. В начале 90-х годов лесопункт пришел в упадок, и сегодня в деревне работы практически нет. По информации работников сельсовета, на заготовке леса работают всего 24 человека. Молодежь после школы поступает в Белорецк, Уфу, Магнитогорск и, как правило, в деревню уже не возвращается. Несмотря на такой пессимизм, школьный электрик Виктор Селиверстов доволен своей жизнью в деревне. Его мнение: где родился – там сгодился. Соседка бабы Клавы Татьяна тоже не хочет уезжать из Зигазы.
– В городе скучно, – смеется Таня. – Пришла с работы, убралась, кушать приготовила и все – делать нечего. А в деревне не соскучишься.
Ее пятилетнюю дочку Настю также не уговоришь на переезд в город. Девочка мечтает скорее вырасти, и ее даже не пугает тот факт, что придется каждый день носить воду.
А вот еще одна соседка бабы Клавы – Галя Самароковская – после окончания белорецкого колледжа домой уже не вернется. Ее манит городская жизнь. Перспективу для Зигазы девушка видит только в создании рабочих мест.
– Это не должна быть лесозаготовка, – говорит Галя, – у нас и так вырубается слишком много деревьев. Сельчане могли бы сбывать мясо, молоко, яйца. Но для начала нужно наладить эту систему.





У каждого из зигазинцев – Виктора, Гали, Тани и даже маленькой Насти – свой выбор, свой путь. За себя знаю точно: непременно хочу побывать в Зигазе хотя бы еще раз. Для того, чтобы подышать чистейшим воздухом, собрать душистой травы и земляники и посмотреть на небо, до которого здесь рукой достать.

Комментарии
Дарья Филиппова
13 октября 2015, в 22:19

Душевный репортаж! ? Прочла с большим удовольствием! Спасибо!?

Елена Арендарук
14 октября 2015, в 17:07

Спасибо за душевный комментарий! :)

Ягодка Волчья
14 октября 2015, в 15:46

Добрый такой репортаж

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
06:00
Магия вкуса. В Питере есть!
06:30
Магия вкуса. Швейцария. Альпийская кухня
07:00
Вокруг света с Ману Фиделем. Лондон
06:00
В дикой природе. Индия. Путь матриарха
06:55
Звериный репортёр
07:20
Звериный репортёр
Как только подхватываешь лихорадку путешественника, ты уже не можешь от нее излечиться и будешь заражен ей до конца жизниМайкл Пейлин