На кого больше всего похожи русские

Потомок русских колонистов Америки Владимир Кочетков изъездил на велосипеде весь мир. Публикуем его рассказ.

Владимир Кочетков — человек, которому в Ульяновской области, наверное, уютнее всего. Иначе как еще объяснить то, что, исколесив весь мир, он все равно продолжает возвращаться к себе на родину. Весь мир — это не просто оборот речи. Кочетков побывал на всех обитаемых континентах планеты Земля. Осталась только Антарктида. «Исколесил» — тоже не для красного словца. Основной транспорт Владимира Кочеткова — велосипед. Вот Суворов на лошади через Альпы перешел, а Кочетков на велике через Анды переехал.

Фото: Владимир Кочетков

При этом живет Владимир Кочетков даже не в Ульяновске, а в рабочем поселке Сурское. Это 120 км от Ульяновска в сторону Мордовии. Весьма милое, надо сказать, место. А для путешественника Кочеткова лучше его вообще нет на свете.

«Моя Планета» и проект «Уютная Россия» спросили у путешественника, какой народ больше всего похож на русских и в какой точке планеты нашему путешественнику было комфортнее всего. Ответы на оба вопроса он нашел в одной и той же стране — США.

Потомок «американца»

Фото: Владимир Кочетков

По миру Владимир Кочетков катается в свободное от работы время. А работает он учителем географии. Так что у школьников из Сурского, наверное, самый крутой географ в стране. Ну или один из самых крутых. Потому что даже с учетом допандемийной доступности заграницы Кочетков заезжал в такие уголки, где дети любителей Турции и Египта не факт что побывают.

Владимир Николаевич говорит, что страсть к путешествиям у него появилась еще до того, как он пошел учиться на географа. Согласно семейной легенде, она у него так и вообще наследственная.

— Бабушка моя рассказывала, что родительский дом, которому уже больше 100 лет, построил наш предок, который в свое время нес службу в Форт-Россе, что сейчас в штате Калифорния. Вроде как он после службы, поднакопив денег, поселился в Симбирской губернии, — рассказывает Владимир Кочетков.

В Форт-Россе Кочетков однажды побывал, когда путешествовал по США. Говорит, что пытался на местном православном кладбище найти знакомые фамилии. Не нашел.

Форт-Росс, Калифорния

Еще один возможный повод для любви к путешествиям: Владимир Кочетков — сын советского военного со всеми вытекающими. В том числе с постоянной сменой гарнизонов и переездами.

Да и на велосипеде он в детстве накрутил немало. Большинство даже деревенских пацанов вряд ли уезжали на великах очень далеко. А Кочетков уезжал. Приезжая на каникулы к бабушке, ездил километров за 30–50 от Сурского. Для нынешнего Кочеткова это просто смешно — так, вечерняя прогулка. А для юного — ничего, нормально. Кстати, колесить по окрестным лесам он не перестает и сейчас. И немного грустит по тому поводу, что местные сурчане не следуют его примеру. А ведь в Сурском районе есть единственная на всю Ульяновскую область Кувайская тайга. Но многие о ней только слышали.

А вот Кочетков видел не только Кувайскую, но и дальневосточную тайгу. На Дальний Восток было его первое самостоятельное путешествие. Пока без велика.

— Решили с другом посмотреть, что же это за Дальний Восток такой, что за тайга там особенная. Записались в лесостроительную партию. И почти сезон отработали в отрогах Буреинского хребта. Зато по тайге налазились… — вспоминает путешественник.

Потом, уже во время учебы в институте, его забрали в армию — еще одно путешествие. И вот после нее все по-настоящему и началось.

Такие же, как мы

Фото: Владимир Кочетков

— Меня всегда раздражало наличие границ. А особенно тот факт, что они были закрыты. Я родился на планете Земля. Я ее житель. Почему я не имею права поехать и увидеть то, что хочу? Именно увидеть. Ведь мне это интересно. Я в детстве читал много книг. Про Австралию, например. И я хотел увидеть Австралию, побывать на той самой таинственной 37-й параллели. Поэтому, как только более-менее открылись границы, я сел на велосипед и поехал!

Для начала Владимир Кочетков отправился по пути наименьшего сопротивления — в Европу. Доехал до французского Бреста и покатил назад вдоль побережья.

— Когда вернулся, думаю: «Доехал на запад, значит, нужно на восток». И поехал в Китай, — вспоминает Кочетков.

Радужные горы, Китай

И уже не остановился. Северная Америка, Южная Америка, Австралия… Довольно долго гештальт не был закрыт Африкой, но и там Владимир Николаевич в итоге оставил след своего велосипеда. Правда, пока только в южной оконечности. На песке пустыни Калахари этот след есть, а на песке Сахары пока нет. Но будет!

Естественно, проехав весь мир, путешественник не мог не встретить людей, похожих на своих земляков. Владимир Николаевич подчеркивает, что сравнивает он именно с жителями деревень и райцентров, потому что жители больших городов отличаются. Ну так кто же похож на волжан из глубинки?

— Индейцы в резервациях. Они на нас похожи отношением к жизни, к людям, к тому, что их окружает. Наверное, грубо скажу, но они тоже в какой-то мере пофигисты, — говорит Кочетков. — Может, поэтому в индейской резервации мне было легко. Легко, потому что я русский.

Был даже случай, когда Владимир Кочетков, не покидая США и резервации Пайн-Ридж, буквально погрузился в реалии районного поселка Сурское. На вопрос, где найти кемпинг, в главном городке резервации его отправили в парк. В парке в это время стояла машина, из которой гремела музыка, а на капоте сидела группа молодых людей, попивавших пиво. Не правда ли, знакомая картина?

— Мусорка в парке была забита, притом что сам парк у них используется для ритуальных действий. Я поинтересовался, почему они не убираются. А они отвечают: до пау-вау (собрание североамериканских индейцев. — Прим. ред.) еще долго, а к празднику они порядок наведут.

Но в то же время, по словам Кочеткова, индейцы очень любят природу. Иногда до безрассудства.

Резервация Пайн-Ридж, США

— Индеец может не пойти на работу, потому что захотел увидеть рассвет. Ему будут говорить: «Ты что, какой рассвет, тебя же уволят!» А он ответит, что такой восход солнца он больше никогда не увидит. Мне кажется, мы с ними в этом тоже чем-то похожи.

Однако то, что люди похожи на твоих соседей, не всегда означает, что ты хотел бы рядом с ними жить. Вот и Владимир Кочетков говорит, что максимально комфортно, да и, пожалуй, уютно он чувствовал себя тоже в США. Но уже не в резервации, а на ранчо белых фермеров в удаленных уголках. Особенно в Монтане и Калифорнии.

— Я бы не хотел там остаться насовсем, но был бы не прочь пожить. Там и природа классная, и народ классный. Эти люди свободны. Я думал, что таких людей никогда не встречу. Но, к счастью, встретил. Я даже скажу так: я видел глаза свободных людей.

Волшебное слово teacher

Фото: Владимир Кочетков

У иностранцев из развивающихся стран тоже есть сходство с жителями нашей страны. Но не с современными, а с соотечественниками прошлого. Это огромное уважение к учителям, которого сейчас в России, увы, не осталось.

Упоминание того, то он учитель, не раз помогло ему найти помощь, а то и не попасть в передряги. Например, во время путешествия по Южной Америке в Боливии началось восстание местных индейцев против какой-то американской добывающей компании. Всех белых гринго они арестовывали и выдворяли из страны. Потому что если белый, значит, американец, кто же еще.

— Чтобы продолжить путешествие, мне нужно было ехать или через рудник, а это значило подняться на высоту больше 4000 м, или отправиться напрямую через блокпост повстанцев. Но мне говорили: «На блокпост не суйся, тебя сразу отправят в аэропорт». Я попробовал через рудник, но было очень тяжко. Решил все-таки рискнуть, поехав напрямую, — говорит путешественник.

И, как оказалось, слово «учитель» было волшебным даже для восставших боливийцев. Они убрали оружие и пропустили велосипедиста дальше. Владимир Николаевич говорит, что слово «учитель» помогало и в Мексике, и в африканских странах. В США тоже, но все-таки там случился небольшой сбой.

— Они, видимо, решили, что я на ФСБ работаю, и на всякий случай продержали меня два часа в обезьяннике. Но потом отпустили, — улыбается Кочетков.

В Южной Америке волшебным словом было еще и слово «русский». В Боливии и Аргентине у простых людей настоящий культ Че Гевары. А Россия для них до сих пор «красная» страна.

— Они как узнавали, что я из России, то сразу было: «О! Россия! Че Гевара!», и это как пропуск работало, — смеется путешественник.

Домой

Вид с Никольской горы, Ульяновская область, Россия

Владимир Кочетков говорит, что у него было множество возможностей остаться жить в тех странах, по которым он путешествовал. В США он некоторое время работал. В Австралии ему предлагали работать в двух школах. В Южной Америке русского учителя, наверное, вообще на руках носили бы. Но он все равно возвращается в Сурское. Почему?

— Я люблю это место. Люблю Суру, вид с Никольской горы. Здесь даже запах особенный, который мне очень нравится. Ведь у каждого места свой запах. Вот и здесь, может быть, это из-за соседства реки с меловыми холмами, может, еще почему, но дышится по-другому,— объясняет Кочетков.

Любовь к родному краю путешественник по возможности прививает землякам. Он периодически вывозит в велопоходы по Сурскому району и Ульяновской области своих учеников. А еще, глядя на него, велики в Сурском вновь стали бешено популярны. Владимир Кочетков говорит, что за прошлый год в его поселке жители купили 2500 велосипедов! Для примера, в соседнем райцентре Карсун — всего 50.

Еще одна причина, почему Владимир Кочетков покидает Сурское только на время, — возможность раз за разом погружаться в детство.

— У меня остались воспоминания, как мы ходили летом с мамой купаться на Суру по мосту через Промзу, запах песка и мать-и-мачехи, журчание воды. Это даже не воспоминания, а какие-то ощущения, чувства, которым названия у меня нет. Ради этих чувств и стоит возвращаться. Знаете, я такую радость испытываю, когда в очередной раз возвращаюсь со стороны Ульяновска, а на горизонте появляется Никольская гора. Ради такого стоит путешествовать!

Наверное, если бы эти слова Владимир Кочетков сказал индейцам оглала из резервации Пайн-Ридж, они бы дали ему имя Возвращающийся В Детство.

Географические открытия, которых не было

Островки России в мире

Забытые путешественники XX века

Комментарии
Александр Костин
16 апреля, в 18:23

Воздух Родины он особенный.. ненадышишься им..
А Сибирь.. Тайгой пахнет.

В А
19 апреля, в 11:37

Любовь к родному краю, Родине -
это всё-таки несколько иное, чем любовь к "березе", району или местности. Даже можно с уверенностью сказать, что это совсем другое и о другом. И границы нужны и важны и мир существует не только для того, чтобы удовлетворять любопытство не работающих учителей

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.