Апокалипсис наших дней | Заброшенный завод

*Вашему вниманию предлагаем две версии — для читателей и для зрителей.

Кто из нас не помнит эпическую фразу научно-фантастической апокалиптики, возвещенную гундосым голосом в начале культового блокбастера всех времен и народов? И восстали машины из пепла ядерного огня… Сразу ассоциативный ряд вызывает в памяти постиндустриальный пейзаж с руинами промышленных построек, вспышки взрывов и непроглядную ночь. Одно цепляется за другое, и перед глазами начинает разворачиваться вечный сюжет подобного жанра – а что будет после нас? Ядерная зима, бетонные глыбы разрушенных строений, безлюдье и тишина, в которой вязнут все звуки.

На днях мне довелось окунуться в такую атмосферу, хотя, конечно, я немножко утрирую. Но тем не менее, руины заброшенного цементного завода в небольшом поселке Рязанской области не могут оставить равнодушным человека, впервые оказавшегося в таком месте. Не будучи искушенным сталкером, регулярно совершающим походы в запретную зону в поисках той самой комнаты, где исполняются желания, и даже не являясь промышленным туристом, мне все же хотелось прочувствовать дух подобных мест.

Поэтому, скользя по страницам сайтов в поисках интересных объектов, я наткнулся на малоизвестный и не очень удаленный от нашей местности характерный образец постапокалиптической эпохи. Действительно, что может лучше передать ощущение катастрофической неизбежности, которую довелось пережить огромной стране, чем вид некогда бурлившего жизнью предприятия. Это наглядная иллюстрация того, как поступательное движение в выбранном направлении вдруг встретило непреодолимое препятствие, словно корабль столкнулся с айсбергом, и все затрещало по швам.

Уже на подъезде к заброшенному заводу складывалось впечатление, что погода решила подчеркнуть антураж мрачными серыми тучами, нависшими над самой дорогой и крупными хлопьями снега, падающими на лобовое стекло. Прямо вот удивительно – за все время новогодних праздников лишь пару раз с неба сыпалась какая-то крупа, призванная имитировать снегопад, но стоило только выбраться куда-то подальше от дома, как согласно всем законам мироздания природа решила продемонстрировать свою власть.

Понятно, что в таких условиях не очень-то приятно вести какие-то исследования, но, как говорится в поговорке, назвался груздем, люби и саночки возить – ну или что-то типа того. Еще издалека заметив кирпичные трубы, мы были готовы на себе испытать все прелести посещения подобных мест. Подъехать непосредственно к заброшенным цехам нам не удалось, поэтому оставив машину, мы отправились бродить по огромной территории, проникаясь атмосферой индустриальных руин, мегатонн железа и бетона.

Я действительно не люблю такие заброшенные места – это чем-то напоминает кладбище, только похоронены здесь не люди, а идеи и мечты. Нетрудно представить, что когда-то здесь все было по-другому, кипела жизнь, работали люди, для которых было действительно важно то, что они делали, это наполняло смыслом их существование. Полустёршиеся лозунги, возвещающие славу великому советскому народу, переносят во времена пятилеток, где человеческая жизнь рассматривалась только как средство выполнения планов, поставленных партией для строительства светлого завтра. Но оставленная кем-то черная надпись под бодрячковыми изображениями строителей коммунизма – Серым пеплом осыпаются вниз те мечты, что не сбудутся никогда, минором вплетается в окружающую меланхолию, лишь подчеркивая тлен и суету лживых идей.

Да, всему можно найти логическое объяснение. Этот завод был построен в начале двадцатого века, накануне Первой мировой, и когда-то был действительно передовым и современным. Отсюда цемент шел на все значимые стройки страны, и далеко за ее пределы – он использовался даже при строительстве Асуанской плотины в Египте. В двадцатых годах завод обрел звучное имя Спартак, а позже вокруг вырос целый современный поселок, названный в честь великого Октября.

Здесь люди действительно жили заводом – он был значительной частью их существования, жизненной доминантой и приоритетом. Жилье обеспечивал завод, бытовые условия – завод, культурно-массовые мероприятия – завод, детский сад – завод, школа – завод. И мало кого заботила близость непрерывно коптящих труб – советским людям, хомо советикус, неизвестен был буржуйский сленг – экология, ЗОЖ, профессиональные заболевания. Они оперировали другими понятиями – план, пятилетка, партия, пролетариат.

Но все преходяще в этом мире – изменилась страна, изменились приоритеты, изменились люди, изменились технологии. И вдруг оказалось, что устаревшее оборудование не может конкурировать с современными производствами, а себестоимость продукции чуть ли не в полтора раза выше, чем у других. И где-то середине святых(с) девяностых завод был признан банкротом, после чего уже не было смысла поддерживать его существование, и его постигла участь десятков и сотен ему подобных. То, что представляло какую-то ценность, было растащено или продано, а никому не нужные глыбы бетона так и остались памятником давно ушедшим дням. Попади сюда Терминатор в то время, последние слова в своей киборгской жизни он бы услышал – ахренеть,Толян, тут меди килограмм на пятьдесят!

Несколько лет назад поблизости был выстроен новый, суперсовременный завод при участии прищуренных партнеров из поднебесной страны, и местные жители так же продолжают трудиться на производстве цемента. Только сейчас идеалы сменились – на горизонте маячит достойная зарплата, корейский автомобиль и турецкий ол инклюзив две недели в году, и никаких тебе красных флагов и пролетарии всех стран соединяйтесь. И наверное, не очень важно, что и новый завод коптит небо, ведь это средство достичь новых жизненных целей.

Глядя на то, как развалины зарастают молодой порослью деревьев, которые пускают корни даже на крышах полуразрушенных цехов, нетрудно предположить, что лет через десять – пятнадцать всю эту территорию поглотит на время отступившая природа, создавая загадки последующим поколениям археологов. И человек, когда-то гордо провозглашенный царем, не ждущим от нее милостей, будет вынужден искать еще уцелевшие места для реализации своих новых идей технического прогресса. Но это уже будут другие поколения людей. После нас.

Спасибо за просмотр и удачи на дорогах

Комментарии
Василий Кузнецов
12 января, в 22:54

Хорошо написано. Сказано тоже все верно.

Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишись 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку
Не все, кто странствуют, сбились с путиДж. Р. Толкин