Фестиваль Бога коммерции и торговли в городе Ифе

Как и вчера, вновь останавливаемся возле Королевского дворца. Обстановка здесь кардинально изменилась. У ворот лотошники разложили браслеты, бусы и другие украшения. Дворец и прилегающее пространство оказались заполнены народом. Неутомимые трубачи и барабанщики создавали умопомрачительный ритм, воздух был наполнен ожиданием чего-то яркого и необычного. Празднично одетые люди дополняли антураж.

 
 

Возле старого дворца вырос огромный шатёр.


 

Зайдя внутрь, мы увидели сервированные столы, торжественных женщин, подобных актрисам нигерийского сериала,

и готовую к любым неожиданностям охрану.

К этому моменту наступил полдень. Раскалённое солнце накалило воздух до сорока градусов. Спасаясь от жары, мы вновь оказались в королевском зале приёмов, где гудели спасительные кондиционеры. Если в первый раз мы осматривали зал бегло и в полутьме, то теперь предоставилась возможность для внимательного изучения.

Для обычных гостей предназначались мощные дорогие кресла. Публика более знатная рассаживалась справа и слева от Его Высочества на символическом помосте, который разграничивал пространство на две части. Бронзовая скульптура первого короля Одудувы, с сидящим на жезле петухом, статус помоста подтверждала.

По легенде, петух помог основать Одудуве землю. У йоруба он считается птицей священной, но это не спасает от жертвоприношений.


 
Королевский трон, он же белый диван, был накрыт тонким покрывалом. Перед троном, расправив лапы, красовалась шкура леопарда. Справа и слева стояло по два кресла из той же серии и чучела убитых леопардов. Деревянные слоны, символы власти, держали на спинах королевские головы. Картины и фотографии, где король был представлен с Президентом и с другими влиятельными людьми, интерьер дополняли.

 

На первых порах в зале мы охлаждались одни, после стали подтягиваться другие гости. Все спокойно фотографировались, неизменно снимая нас.

За статными стариками, рассевшимися возле трона, просочились музыканты. Поклонившись дедушкам, они принялись долбить в барабаны. Когда те раскошелились, музыканты переключились на нас.

Надо сказать, к этому моменту путешествия у меня порвались вторые шорты. Показывая дырку и выворачивая карманы, я отделался мелкими купюрами, друзья же мои расстались с деньгами более крупными.

 

Когда барабанщики удалились, в зал вошёл чёрт и побежал прямо на нас. Правильнее сказать, это был человек, одетый в красно-чёрный костюм. В правой руке он держал короткую дубинку, а на лбу у него было приклеено что-то непонятное.

Когда чёрт зашёл, голоса в зале затихли и напряглась даже охрана. Я не совсем понимал, как нужно себя вести, когда рядом с тобой стоит чёрт. Однако нет, обошлось. Деньги любят все, в том числе и черти. 

Между тем в зал постоянно кто-то заходил и уходил, охладившись. Начало праздника отодвигалось и на улице происходило что-то более интересное. Народа всё прибавлялось и прибавлялось. По нарядным белым одеждам становилось понятно, что люди здесь собираются далеко не бедные.

 
При этом обстановка была доброжелательной. Все друг другу улыбались, никто не отказывал в фотографии. В образовавшейся куче, я разглядел уже знакомого чёрта. Он давал интервью местной журналистке.


 
Приметив европейцев, девушка вошла вслед за нами в зал приёмов. Соблюдая регалии, сперва она взяла интервью у почтенных старцев и после переключилась на нас.

Моих познаний английского хватило на: «Бьютифол, Ай лавью Нигерия, Ай лавью Нигерия пипол!» За всю нашу компанию отдувался Дмитрий.

 

Он наговорил в микрофон много восторженных фраз. Нас всех показали по нигерийскому ТВ. Когда праздник закончился, люди подходили, приветствовали и даже называли нас по именам.

Как самому обаятельному, чёрная пантерка оставила мне визитку. Помимо работы на ТВ девушка ведёт на Ютубе собственный канал.

Судя по всему, йоруба своего монарха действительно любят.

Я видел, как журналистка брала интервью у одной солидной дамы. Когда речь зашла о короле, женщина прослезилась.
 
Устав отбиваться мелкими деньгами от музыкантов, мне было интересно понаблюдать за реакцией журналистки на подобное попрошайничество. Хотелось понять, как сами нигерийцы выходят из ситуации, если возле них танцоры сперва падают на колени, а после начинают крутить задницами и стучать в барабаны.

Мисс Темнокожее Совершенство сперва красавца не замечала. Однако хитрован был настойчив, и тысячу она ему таки дала…
 
Через некоторое время новый Королевский дворец открыли для посетителей. Площадка рядом почти вся заставилась дорогими машинами. За порядком следили внимательные охранники.

Гостей встречали раздухарившиеся танцоры и музыканты.

 

В любом случае, солнце припекало, время тянулось крайне медленно и праздник никак не начинался.

Не понимая, где будут происходить основные действия, ожидая короля, мы вернулись в зал приёмов. Когда дверь распахнулась и вошла когорта мужчин в белоснежных одеяниях, мне подумалось, что один из них — Его Величество.

 

Музыканты с особым почтением кинулись им в ноги, а после стали плясать как заводные. Увы, нет, никто из пришедших на трон не сел, короля среди них не оказалось. Это были жрецы и места они заняли в непосредственной близости от трона.

Статус гостей отличался головным убором. Простые люди, пусть даже и знатные, покрывали голову филой (национальная шапочка). 

У жрецов, кто-то носил пёстрый колпак по типу петушиного гребня, у других по верху он был примерно такой же, но низ дополненный полями, превращал головной убор в полноценную шляпу.


 
Статус жреца подтверждал посох с распущенным по типу цветка верхом, у самых знатных он дополнялся петушиными перьями.

В какой-то момент мы узнали, что попали на фестиваль посвящённый Богу коммерции и торговли. Это одно из тех редких мероприятий, когда король народу показывается, однако в зале приёмов его не будет. Его Величество появится возле нового дворца. Услышав подобное, мы туда переместились.

А жара между тем усиливалась. Королевские охранники, одетые в фартуки с разрисованными евро, долларами и национальными найрами, спасали свои бритые головы влажными платочками.


 
В первый свой визит мне запомнилось, что на королевской двери мастера изобразили стражников с наполовину бритой головой. Тогда я реалий не понял, теперь же посмотрел, как это выглядит в натуре.


 
Мимо проходили люди, один наряднее другого. Я не успевал щёлкать фотоаппаратом.

Каждый являлся либо чиновником, либо жрецом. Позже я узнал, что мне удалось сфотографировать женщин королевской семьи!


 
Глядя на собравшихся, в мой котелок упала мысль, что почерневшие от грехов люди, вдруг все вместе и сразу сделались праведниками, получили индульгенцию и переместились в рай, куда вместе с ними попал и я…

 

Ан нет, фантазии разрушил уже знакомый чёрт. В руке у него появилась курица, которую он бесцеремонно держал за ноги. Судя по всему, птицу предстояло принести в жертву. От жары и от долгого висения вверх тормашками, жизнь в ней едва теплилась.


 
У нас ещё раз взяли интервью телевизионщики, но уже с другого канала. Всевозможных журналистов, аккредитованных под фестиваль, на узком пятачке крутилось предостаточно. Над дворцом периодически поднимались дроны.

Спрашивается, как так получается, что при всеобщем интернете и множестве всемирных каналов у нас в России про Нигерию ничего не знают?

Когда ко мне подходили люди, желавшие совместно сфотографироваться, я никому не отказывал. Друзья, представьте моё удивление, когда я своими глазами лицезрел, как один серьёзный мужчина, под конец фестиваля, купил у профессионального фотографа нашу совместную фотографию за 5 тыс. наиров (примерно 13 дол)!

Между тем действие приобрело некую направленность, стали происходить события.

Появились молодые девушки с тазами подарков на голове.


 
Охранники выстроились перед резиденцией друг напротив друга, образовав коридор. В руках они держали пустые миски.

Тут нас всех собрал гид Девид и сказал, что визирь монарха разрешил русским посетить дворец. Очумев от жары, мы вновь окунулись в спасительную прохладу кондиционеров. Голова работала плохо и потому я сразу даже и не понял, что попал в музей.

Да, именно так! Все посетители проходили коридором, где на стендах были разложены огромные алмазы и драгоценные камни.

Полки украшали золотые головы заслуженных визирей.


 
Невозможно было не заметить копию статуи Обалуфона, пусть и уменьшенную, но золотую!

 

Попадая во дворец и проходя музейным коридором, посетитель сразу понимал статус монарха и его состояние.

На трёх плакатах рассказывалась история сотворения мира от йоруба. Ещё одна стена оказалась увешана портретами монархов, правивших в Ифе. Всего было 50 королей и одна королева.

Последнюю выбрал оракул, правила она не более полугода, но в историю вошла. В настоящий момент у власти третья династия.

И всё же, главным элементом музея, от которого трудно оторвать взгляд, являлись не драгоценности и не портреты, а корона. Если драгоценности в королевском музее настоящие, то корона нет. Где оригинальная, никто не знает — она является священной. Нового монарха при коронации венчают священной короной, той, которую носил создатель империи Одудува. В музее её точная копия.

Большую часть времени, за исключением праздников, монарх проводит во дворце. Покидать пределы царства не желательно. В этом случае могут произойти беды, войны и ураганы. Когда король появляется перед народом, он должен прикрывать лицо вуалью из бус, которые нитями свисают с его короны.

 

Забегая вперёд, отмечу, традиция появления перед народом в короне с вуалью уже не соблюдается. Ну и если судить по развитию региона, скорее всего монарх в Ифе не живёт, предпочитая Париж или Лондон.

После музея нас провели в зал, где собрались сливки общества. Народ йоруба разбросан по свету и на фестиваль некоторые приехали специально из Бразилии.


 
От дам пахло дорогим парфюмом, каждый мужчина являлся своего рода королём. Когда к отдельным господам подходили служки, они вставали на колени и целовали пол, после озвучивали просьбу или обращение.

Возможно это был спектакль, где каждый маленький князёк нагонял на себя понту. В любом случае, на фоне собравшихся, мы выглядели реальными оборванцами и особенно я в рваных шортах.

По случаю фестиваля намечался банкет. Столы сверкали посудой и дорогими приборами. Нас за стол, естественно, не пригласили. Когда экскурсия по дворцу закончилась, мы вновь оказались среди толпы, на раскалённом асфальте.

Его Величество должен был вот-вот появиться и народ короля ждал. Подогревая страсти, один из религиозных диджеев постоянно орал в микрофон. Люди слушали, поднимали руки вверх и поглаживали себя по затылку.

В образовавшейся толпе я углядел, как королевские стражники, смяв шеренги, пихались с мисками возле входа во дворец. Какой-то человек отсыпал им купюры, после чего ребята уходили за ворота.

Увы, я так и не понял, деньги являлись наградой за службу или бравые парни, выходя за периметр, раздавали их дальше…

 

По-большому счёту, думать в тот момент было некогда.

Оставляя всё непонятное на потом, я старался смотреть во все глаза и запоминать.

За жрецами появились ещё и ещё девушки с подарками. По словам Девида, подносить дары имеет право только девственница из семьи священника.
 
 
Проверить подобное сложно, некоторые дамы под определение явно не подходили.
 

Подношения они должны были дарить не королю, а Богу торговли. Но король в обязательном порядке участвует в церемонии. Дорожку, где он должен был пройти, посыпали мукой.
 
В прежние времена подарки привязывались к панцирю большой черепахи, которую отпускали в реку. В настоящем вместо тартил используют тазы и корзины, украшенные ракушками каури.

Отдельные моменты увиденного с материалистической точки зрения объяснить сложно.

Девушки выстраивались в две шеренги, где ранее стояли охранники, и, занимая место, снимали с головы тазы. Возрастные тётушки, явно зная о последствиях, к подобному были готовы.

Как только груз отделялся от темечка, девчонок начинало колбасить. Они теряли сознание, бились в конвульсиях, размахивали руками, закатывали глаза и что-то кричали.

Их отпаивали водой, били по щекам, приводя в чувство. Всё это выглядело жутковато, но спектаклем не пахло. Ни о какой инсценировке говорить не приходится.

 

У многих мужиков я видел в руках птиц. В какой-то момент стражники занесли на территорию огромную корзину с голубями. Белые птицы что-то символизировали, как и чёрные. Судьба последних печальна.

 

Чувствуя предстоящий апофеоз праздника, толпа начала с ноги на ногу переминаться, стараясь поближе притиснуться ко дворцу. И тут появился король! Народ взорвался овациями! В небо взмыли квадрокопторы, поднятые руки защёлкали фотоаппаратами.

Разглядеть Его Величество я не мог. Подняв свою мыльницу, я попросту делал кадры на удачу. Позже друзья рассказали примерно следующее.

Король сел на внушительное кресло, слева от него расположились супруга и мать, справа знатный сановник. В движениях чувствовались сила и уверенность. В левой руке монарх держал похожий на посох жезл, верхняя часть которого была украшена миниатюрной головой далёкого предшественника, который является одним из символов Ифе.

Собственную голову короля обрамляла, украшенная ракушками каури, корона, похожая на триалу Папы Римского. Подобное вполне логично. В религии Ифа Орише король по статусу, как Папа Римский у католиков.


 
Возле монарха образовалось открытое пространство, куда поочерёдно выходили жрецы. Они разбрасывали на досках орехи и ракушки, делая предсказания. После отчитывались чиновники.

В тех больших тазах, что принесли на головах девчонки, оказались деньги. Купюры были сложены пачками. Это постарались в подношении директора городских рынков.

 

После образования Конгресса йоруба в 1986 году монарший двор Ифе получил международное признание. Король Ифе — потомок бога Одудувы — первый среди царей йоруба. Его традиционно считают 401-м духом (Ориша), единственным богом, кто говорит с людьми.

Нынешний царь Ифе — Его Императорское Высочество Оба Энитан Адейе Огунвуси (Охаджа II). Наследуя отцу, Охаджа II вступил на престол в 2015 году. Монарха можно также назвать Они оф Ифе, что в переводе обозначает - король Ифе.

Если в соседнем Нигере короли управляют, не занимая официально никаких должностей, то здесь монарх официально состоит на государственной службе. Он решает финансовые споры и земельные вопросы. Царствует единолично, супруга королевой не является.
 
Среди толпы собравшихся, если не считать трёх скандинавов, мы были единственными европейцами. А между тем, монарший двор Ифе с белыми в родство вступил. Я углядел таковых среди царских родственников.

День, давно перевалив за экватор и выказывал стремление к завершению. Фестиваль можно было назвать удачным — короля мы увидели.

До отеля предстояло добираться долго. Девид предложил, направится к машине. Мы согласились, но уехать не смогли. Микроавтобус оказался заблокирован другими машинами.

Сидеть в раскалённом салоне не хотелось. Возвращаться в толпу тоже не стали, решив переждать в королевском доме приёмов. Только я было намеревался туда войти, как на меня двинулась толпа. Чтобы не быть раздавленным, я встал возле ворот соседнего здания. И надо же такому случиться — мимо прошёл король со своей свитой.

Его Величество со всех сторон окружали стражники, отпихивавшие всех и вся. Я, единственный белый в толпе, оказался от монарха на расстоянии руки. Мне думалось, король возле меня остановится… Увы, Его Высочество в мою сторону даже не посмотрел.


 
Из окон в зале приёмов мы наблюдали, как на соседней площадке он проводил религиозную церемонию, после чего Его Высочество, вместе со свитой, отправился в город, дабы провести ещё одну церемонию.
 Отмечу, за всё время, пока мы крутились в толчее, никто нас ни разу не толкнул. Местные проявляли уважение. И вот теперь, когда толпа схлынула, мы вернулись к машине.

Рассаживаемся по местам и тут на тебе! У водителя заклинил замок зажигания…

М-да, всё в этом мире не просто. По всей видимости, здешние боги хотели чтобы я ещё кое-что увидел и рассказал вам.

В Нигерии если что-то где-то ломается, в этот же миг не весть откуда появляются помощники. Если в канаву падает телефон, обязательно подлетает кто-то с более длинной рукой, а если проблема с машиной, словно по мановению вуду, материализуется механик с инструментами.

Пока разбирали кожух и вынимали замок, я с друзьями решил прогуляться. Через некоторое время мы заметили, что люди с религиозной церемонии начинают возвращаться. Сперва шли отдельные ходоки, но после их становилось всё больше и больше.

 

Когда стражники пронесли корзину с голубями, стало понятно, с минуту на минуту во дворец обратно проследуют король и его свита.

Дабы лучше видеть происходящее, мы залезли на тумбу, вокруг коей закручивалось автомобильное движение. Вдалеке слышались радостные крики. Звук вместе с толпой приближался.

Тут смотрим, вслед за нами на тумбу залез чёрт. Мужик за время фестиваля слегка подустал, либо уже накатил. Ну, а полудохлый петух в его руке уже не пищал и был вообще еле жив.

Увидев нас, стоявшие рядом девчонки, принялись с нами фотографироваться. Я показываю, давай потом, дескать, король пройдёт, тогда… Они же, заселфившись, принялись меня изучать, гладить и в итоге обе поочерёдно поцеловали руку. Чудеса да и только!

А между тем толпа приближалась, динамика действия нарастала.

Когда молодые ребята захотели тоже влезть на тумбу, наш чёрт стал их бить по мордам своей дохлой курицей. Та ожила и принялась истошно орать, расправив крылья.

Подняв фотоаппарат, я принялся судорожно бить на кнопку. В последующем, если бы не снимки, я бы усомнился в увиденном…

В прежние времена, когда монарх йоруба шествовал по улицам, на его руки одевалось множество золотых украшений столь тяжёлых, что их приходилось укладывать на специальные подушки. Обвешанные золотом руки, придерживая, несли помощники.

Что и как теперь, не знаю, но я заметил: монарх шёл уже без жезла и левую ладонь повелительно держал на корзине с деньгами. Охрана расчищала проход ногами, пинками и палками, тогда как король, через каждые тридцать метров раскидывал правой рукой деньги!!!

 

Дабы ухватить купюры, люди прыгали как сумасшедшие. Вторые наседали на первых, третьи на вторых. Все совместно падали и кричали. Прямо под нами образовалась куча шевелящихся тел. Король же, как сеятель Шадра, бросив, шествовал дальше, не обращая внимания ни на драку, ни на крики…

 

Мне подумалось, в этой Ходынке обязательно появится пара тройка инвалидов. К счастью, обошлось. Люди встали и побежали во след свите, за щедрым монархом.

После, обсуждая с друзьями, мы пришли к выводу, что чёрт с тумбы особо ретивых сгонял не зря. По всей видимости, они намеревались прыгнуть сверху за деньгами на головы соотечественников…

Возле ворот образовалась новая давка. Орудуя палками, охранники с большим трудом смогли их закрыть.


Для народа праздник закончился. Следующая, основная его часть, должна была состояться в королевской резиденции для избранных. Когда мы отъехали от дворца на двести метров, ни малейшего намёка на праздник уже не чувствовалось. Город дышал, потел, отдыхал и бездельничал в привычных ритмах.

Предвижу от читателей вопрос — в чём смысл подобного праздника? Главный смысл фестиваля — народ увидел короля, 401-ого духа (Ориша), единственного умеющего разговаривать с людьми.

Уже дома я постарался решить математическую задачу. Перед королём стояло три-пять тазов с деньгами и он их все разбросал? Вспомнив, какую пачку купюр я получил на 200 долларов и распределив на тазы, у меня получилось, что речь идёт о 10–15 тыс. долларах. Думаю, Бог коммерции и торговли остался доволен!

Что касается меня, если бы не разбрасывание денег, впечатления от фестиваля остались бы более радужными. Но я рад, что я это видел!

Читайте также
Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.