Невидимый Дахаб

Один из основных доходов Египта – туристическая отрасль, развитая благодаря сохранившимся памятникам древней цивилизации – пирамидам, Сфинксу, – взглянуть на которые стремятся путешественники с разных уголков Земли. Однако впечатление от поездки искажает отношение египтян к туристам как к денежному мешку, который можно бесконечно трясти. Для них достопримечательности не достояние, а лишь способ заработка. Но в Египте есть место, отличное от остального Египта.
Примерно в 100 км на север от Шарм-эль-Шейха, на берегу Акабского залива ещё в 80-х гг. была рыбацкая деревушка: финиковые пальмы и десяток домишек. С тех пор деревня разрослась до масштабов небольшого городка, а федеральные власти даже предприняли попытку создать здесь второй Шарм – такие надежды породил резкий рост туризма в стране. Но кризис 2008 года и "арабская весна" 2011 снизили эту амбициозную планку: успели возвести несколько крупных отелей, несколько жилых кварталов и разбить под будущую городскую застройку дороги в пустыне прямо до подножия гор. Недостроенного осталось немало, особенно на севере и на юге от поселения.
- Моя первая поездка в Египет, кажется, была в 2000-ом. Хургада, оллинклюзив. Несмотря на веселую компанию, для себя и Египет, и пляжи закрыла надолго, - рассказывает Вера из Саратова, попивая свежевыжатый сок гуавы в местном джус-центре. - Разочаровало все: и паркетный туризм, и памятники, и соотечественники, и местные жители... А вот второй раз спустя несколько лет, случайно, именно в Дахабе, познакомилась с виндсерфингом и кайтом, с другими соотечественниками, с самостоятельным туризмом.
- А я впервые был в Египте в декабре 2010-го. Хотел проехать весь континентальный Египет с юга на север, - говорит Тимур из Казани. - Хотя я и был предупреждён, но поначалу меня всё-таки ошеломила наглость приставал и таксистов. В Асуане я прожил 5 дней, 7 дней – в Каире, осмотрел почти всё, что хотел, но в тот момент мне всё это уже опротивело... В прошлом году друзья позвали в Дахаб – никакого сравнения. Море – сказка. Вот, приехал снова.
Чтобы понять Дахаб, короткого отпуска не хватит – недостаток времени не позволит до конца прочувствовать, что это за место. Некоторые, приехав сюда, забывают обо всём и живут месяцами: благо лояльные миграционные службы закрывают на это глаза, взимая лишь некрупный штраф за просроченную визу при вылете из страны. А кто-то получает вид на жительство и приезжает "зимовать" постоянно.
- Я работал в Таиланде, на Пхукете, до того, как переехал сюда, - рассказывает бывший моряк из Австралии, совладелец дайвинг-центра. – Тайцы никогда не пустят к себе в душу, для них ты навсегда останешься чужаком. Мне так и не удалось обрести друзей среди них. А в Дахабе люди другие.
Дахаб – трёхликий город. Первое лицо – самое старшее из трёх – это район Ассала. Каждая улица-морщинка на этом лице появилась сама собой на месте тропинок, когда-то протоптанных оседающими в городе кочевниками Синая. Глаза – жители Ассалы – видели и помнят Дахаб с момента его возникновения. Ассала – лицо старца-бедуина, человека мудрого, который видел многое за свою жизнь, для которого внешность уже отступила на второй план, гораздо важнее внутренний мир. Второе лицо – Машраба.



Лицо немолодое, но ещё полное желания жить. Район Машраба – небольшие отели и кемпинги, рестораны и лавки, в которых предприимчивые египтяне из Каира и Александрии ожидают своих посетителей; это уголок небогатых туристов из разных стран мира. Третье лицо – самое свежее и вальяжное – Медина. Это район крупных сетевых пятизвёздочных отелей, таких же респектабельных, как зажиточная дама-египтянка, которая аккуратно и неторопливо подстригает зелёные кусты возле своего большого трёхэтажного дома.
В этих краях бедуины численно превосходят египтян: 10 тысяч против трёх, поэтому федеральные власти вынуждены согласовывать любые спорные вопросы с шейхами – старейшинами бедуинских родов. Однако есть то, что всех объединяет – доходы от туриндустрии.
С рассветом в Ассале на всю округу кричат петухи, и муэдзины множества мечетей зазывают на молитву, по улицам гуляют козы, грустно жующие картон, найденный среди остального мусора, немытые дети носятся босиком и играют в стеклянные шарики, женщины несут на голове овощи из магазина, разъезжают на пикапах по делам их мужья… Именно здесь живёт большая часть коренного населения. Весь Синайский полуостров, особенно северная часть, – их земли.



В пустыне дом кочевника – шатёр, кровать – бедуинская дорожка. Однако всё меняется, когда он принимает оседлый образ жизни и строит дом. В деревне бедуины живут традиционным укладом: мужчина – глава семьи, добытчик; женщина – хранительница очага, хозяйка, мать. Из-за пустынного климата и почв выращивать что-либо самим не представляется возможным, зато бедуины разводят коз, овец, кур. Еда дома небогатая, но по-крестьянски сытная: хозяйка печёт лепёшки, готовит рис с мелкой морской костлявой рыбкой или макароны с овощами. Бедуины очень гостеприимны: для них накормить, напоить пришедшего путника – главное, это закон пустыни. Ни одна трапеза не обходится без бедуинского травяного чая, обязательно с большим количеством сахара, а также её неотъемлемой частью является кальян. Для простого деревенского кальяна не нужно причудливых колб с росписью, достаточно стеклянной банки и деревянной трубки с глиняной чашей. Удобнее всего пить чай и курить кальян полулёжа, т.е. на полу, поэтому стульев в доме нет. Несмотря на то, что есть газовая плита, привычнее готовить на костре или на углях во дворе. Тридцать лет назад, до модернизации, верблюд был лучшим другом кочевника в пустыне, сейчас его место занял пикап. У каждого есть мобильный телефон, но иногда бедуины всё же уходят пожить в горы, без связи, без коммуникаций.



- Нгоа! - приветствует Джума, племянник хозяина кемпинга, - Скорей бы сезон закончился, поедем в пустыню на месяц. Дети там бегают без присмотра, где хотят. Джалабию можно две недели носить, не снимая, – ничего не пачкается.
Джалабия – традиционная и самая удобная одежда для сухого жаркого климата: рубашка до пят, под которую бедуин надевает штаны. Как правило, она сделана из легкой ткани светлого цвета. Женщина должна одеваться по-восточному скромно: длинная одежда, скрывающая ноги до щиколоток и руки до запястий, волосы и лицо покрыты платком. Однако уже сейчас молодое глобализированное поколение не всегда одевается традиционно, а чаще в джинсы и футболки. Но это разрешено только мужчинам и только не при старших.
Бедуины – мусульмане, поэтому алкоголь в Дахабе продаётся исключительно для туристов, свинину вообще не найти, и 5 раз в день звучит молитва, которая постепенно становится ориентиром во времени суток: запел муэдзин – значит сейчас рассвет/полдень/закат и т.д.
Дахаб – одно из тех мест, где владение английским ещё не значит, что вас все поймут. В деревне старшее поколение совсем не знает иностранных языков, только дети недавно начали учить английский в школе. В таком случае помогут несколько слов на арабском, выученные заранее: фразы приветствия/прощания, «спасибо»/«пожалуйста» (бедуины всегда отвечают на «спасибо») и самое главное в пустыне слово «вода».
Кочевой образ жизни пока оставляет свой след на каждом из поколений этого народа. Ещё «вчерашние» кочевники, по привычке, не замечают мусор вокруг. И это небрежное отношение заметно по мебели в доме, по вещам в обиходе. Больше всего мусора, а именно всяких разноцветных фантиков, у магазинов – это, конечно, проделки детей. В деревне действительно мало контейнеров, и находятся они в разных концах Ассалы: выбросить мусор – целая прогулка. Потому сильный ветер, домашние и бездомные животные, дети разбрасывают его повсюду.



- Hello! Дай конфетку, пожалуйста! - Зейна 11-ти лет требовательно протягивает руку, - Когда будешь уезжать, не забудь отдать мне оставшуюся косметику и старую, ненужную одежду.
Среда, в которой растут местные дети, делает их очень взрослыми и самостоятельными с раннего возраста. Бедуинские семьи традиционно большие, детей много. Поэтому с 5-6 лет они уже вовсю занимаются приработками. Плетут фенечки и браслеты, иногда вместе с матерями, а потом продают их туристам на набережной, развозят прессу или помогают взрослым за прилавком. По вечерам и для друзей время находится. Совсем маленькие катают шины через дорогу, постарше гоняют на велосипеде или играют в классики. В роли игрушек здесь любые подручные средства, всё, что найдётся: смятая банка от колы вполне себе сойдёт за мобильный телефон. Можно даже соорудить плот из пустых пятилитровых баклажек и отправиться в "плавание". Море и прибрежные рифы - родная стихия этих ребят с самого детства.



Подводный мир Дахаба – основное, ради чего сюда приезжают туристы. Любой уважающий себя аквалангист каждое утро, выбрав место для погружения и снаряжение для дайвинга, отправляется нырять. Дайв-сайтов в округе больше 15-ти, и каждый из них уникален: "Lighthouse" – небольшой, уютный, для многих «домашний» риф; "Eel Garden" – начинается с лагуны, в которой всегда можно встретить рыбу-крылатку, обычно здесь мало людей; "The Islands" – потрясающей красоты подводные острова, будто целый город, поражают многообразием видов морских обитателей, кораллов и рыб. Сильные северные ветра дуют круглый год, что привлекает в Дахаб также кайтеров и виндсёрферов: есть лагуна для новичков, опытные инструкторы и большое количество магазинов со всевозможным инвентарём.



- После новогодних праздников в этом году стало понятно, что теперь придётся переориентироваться на иностранцев, - говорит владелец русского дайв-клуба, расположенного недалеко от маяка, - Из-за кризиса соотечественники не приезжают, и конкуренция становится жёстче, будем пробовать снижать цены, но закрываться не планируем. Ведь море и рифы никуда не делись, а за отливом всегда будет прилив...



Когда с окончанием "высокого" сезона пустеют крупные отели, сходит на нет толпа организованных туристов, в городе остаются немногочисленные самостоятельные путешественники, любители активного отдыха, которые предпочитают останавливаться в малобюджетных отелях и в кемпингах, которые напоминают так называемый «частный сектор» в небольших российских городах на побережье Чёрного моря. Классический кемпинг - это 5-10 маленьких комнат с парой коек и столиком, туалет и душ общие для всех, кухня тоже. В кемпах можно познакомиться с абсолютно разными людьми со всего света: вот молодая французская пара, одинокая мадам из Англии, русская мама с пятилетней дочкой, путешественники автостопом из Греции, студенты из Израиля, фрилансеры из Южной Кореи…
Для тех, кто приехал на месяц и более, дешевле и комфортнее будет снять дом или квартиру в Ассале, чему бедуины будут искренне рады, поскольку это принесёт дополнительный доход, со всеми удобствами, включая стиральную машинку, кондиционер, кухню. Впрочем, если нет желания готовить самостоятельно, и бюджет поездки позволяет, можно питаться в ресторанах на набережной. Здесь подают интернациональные блюда: итальянские пиццу и пасту, египетские кофту и кебаб, японские суши, китайскую лапшу, индийскую курицу карри и пр. На маленьких площадях продаётся местный фаст-фуд. Преимущественно это вегетарианская еда, которой можно быстро перекусить за небольшие деньги. Самые популярные блюда «уличной» кухни – фалафель (котлетки из протёртого нута со специями, приготовленные во фритюре) и кушари.



Готовят кушари из макарон, вермишели, чечевицы, нута, жареного лука и томатного соуса. Поесть что-то посущественнее можно в ресторане в Ассале, заказав комбо-обед с мясом, птицей или рыбой, к которым принесут бульон, салат, хлеб, гарнир и тушёные овощи. Сюда ежедневно приходят бедуины компаниями по 6-8 человек, потому что тут по-домашнему вкусно и недорого.
- Я вот уже 8 лет приезжаю сюда "зимовать", - говорит Алёна. - Сначала ездила одна, а последние 5 лет вместе с дочкой. Сдаю квартиру в Москве, и раньше нам этого вполне хватало. Сейчас ситуация изменилась, но здесь можно жить скромнее и не чувствовать себя ущемлённым.
Неудавшаяся пока попытка создать из Дахаба дорогой курорт позволила сохранить городу свою уникальность и не стать подобием Шарм-эль-Шейха. Дахаб – это точка мира, в которой два арабских народа идут не путём конкуренции, а путём компромисса в достижении своих и общих целей. Чтобы не потерять собственные земли, бедуины были вынуждены принять оседлый образ жизни. Пока Дахаб не перешёл на следующую ступень развития, он остаётся самобытным. Это другой Египет.
Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.