Северная Осетия. По высокогорным дорогам Дигории

Этот день в нашем путешествии по Дигории был посвящен горным сёлам, которые примостились на склонах высоко-высоко в горах. Начинался  путь в селе Мацута. Название древнее. Дословно обозначает: "Дальше ходу нет". Это был оборонительный рубеж во время вторжения войск Тамерлана. Тут все пересаживаются на внедорожники. Жители Мацуты бойко предлагают эту услугу. Оставили свой автомобиль, в кафе сделали заказ, чтобы когда мы спустились с гор, обед был уже готов.​ Заказали осетинские пироги и лывжу. Это горячий, сытный, вкусный суп, где много​ больших кусков хорошего мяса. Обычно это говядина.

 


Место тут замечательно тем, что прямо у дороги шумит река Урух. Она пробила каньон. Склоны гор покрыты густым лесом.

 

Здесь же находится главная достопримечательность села - это​ могила нарта Сослана. Сослан легендарный богатырь осетинского народного эпоса. По другой версии здесь лежит Давид Сослан - второй муж царицы Тамары. Однако, его усыпальницу не так давно нашли в соседнем ущелье, недалеко от Цея.
В далеком 1880 году археолог В. Миллер обследовал склеп в Мацуте и обнаружил в нем скелет​ огромных размеров. Так и остался этот​ склеп, как могила Сослана.
Чуть выше склепа стоит памятник «Павшим за Отечество» в 1941-45 гг.

 

Путь лежал в ущелье Комидон. Здесь есть интересный арт-объект. Это кишын фандыр - струнный смычковый инструмент, под аккомпанемент которого старцы-сказители напевали свои истории про легендарных героев и​ предания старины. Примечательно, что в настоящее время нет никого кто умел бы играть на этом инструменте. Считалось, что кишын фандыр помогал в поисках тел при сходе снежных лавин и позволял предсказывать погоду по изменению его звучания. Рядом с этой древней большой скрипкой шумит река Комидон или её ещё называют Галиатдон.

 

Ущелье ​ Комидон в низовьях очень узко и тесно. Его дно местами имеет глубокие обрывы, где река образует перекаты, небольшие водопады и водоскаты. Долина реки загромождена обвальными глыбами песчаников. Самый большой из водопадов здесь высотой до 8 м, но нам видно было вдали только небольшой его кусочек. Много пирамидок путешественники выстраивают и оставляют после себя. Очень популярна эта тема стала: как горная река, ущелья, так пирамидки стоят. Лучше уж пирамидки, чем ленточки на деревьях, с моей точки зрения.

 

Поехали дальше. Всё выше и выше забирается дорога. Асфальта нет. Она больше похожа на широкую тропу. Не одну сотню лет похоже ее протаптывали ослики и лошади.

 

Пейзажи становятся фантастическими. Смотрели фильм "Властелин колец"? Вот мы похоже въехали в страну Шер - пейзажи Новой Зеландии. Ну, почти.​ И лететь​ далеко и муторно не надо.

 

Ехали нескучно. Водитель-осетин был весельчак, пели песни и восхищались видами из окна, чем очень тешили самолюбие нашего осетина. Миновали поселок Фаснал. Из окна видны разрушенные стены. Это руины Бельгийского завода построенного в 1893 году в этом поселке. Здесь добывали свинцово-цинковую руду. Теперь развалины фабрики кто-то из местных жителей использует для своих хозяйственных нужд.

Петляем по серпантину, взору открываются виды всё фантастичнее и фантастичнее. Мелькают горные хребты, долины, сторожевые башни, склепы. Из окна не успеваю фотографировать. Наконец, остановка. На склонах видны селения, разбросанные повсюду, вернее, остатки от них. Сейчас они практически не заселены.

 

На вершине горы у самого края, точнее даже за краем, одиноко стоит небольшая скала. Она похожа на выложенную из кирпича стену. Но это соорудила природа. Называется скала​ Собачья. На осетинском языке -​ Куыдзаппаран, буквально «место для сбрасывания собак». Скалы под таким названием известны во многих населенных пунктах горной и предгорной Осетии. Дело в том, что​ в далеком прошлом высшая мера наказания у осетин выглядела следующим образом: приговоренного к смертной казни привязывали руками и ногами к деревянному брусу и сбрасывали со скалы.

 

Есть даже картина известного осетинского художник Махарбека Туганова, на которой изображена эта казнь. Не поленилась ведь, нашла в интернете.

 


Исполнение приговора смертной казни возлагалось на родственников самого осужденного – отца или старшего брата. Дело в том, что всякое убийство (даже в порядке справедливой мести, самозащиты или случайное) подлежало отмщению. Убийство же члена семьи не преследовалось местью. Это и обязывало родных преступника приводить в исполнение такой приговор.

На этом жуткие истории больше рассказывать не буду. Лучше любоваться​ ​ незабываемыми видами прекрасной Дигории. Тут тоже есть арт-объект: девушка и юноша в национальных одеждах, как будто парят в танце над всей этой грандиозной красотой!

 

Людей совсем мало живет сейчас в высокогорных​ селениях, но, однако, скот пасется. Печальными, задумчивыми глазами провожали они наш внедорожник: "Вы тут с какой целью, люди?"

 

А цель была не просто забраться высоко в горы и представить, как тут жили люди, но и посмотреть на сторожевые и фамильные башни. Они до сих пор разбросаны по всему ущелью Дигории, придавая горному пейзажу неповторимый колорит.

 

На сторожевых башнях,​ в случае какой-либо опасности зажигалась сырая солома, которая коптила на всю округу. Благодаря образовавшемуся дыму весть об угрозе достаточно быстро разносилась по всей Дигории от башни к башне. Оповещенные о надвигавшейся опасности горцы, несмотря на родовую разобщенность, спешили на общий сборный пункт, который был в селение Мацута, откуда начался наш путь.

О горном селе Галиат читайте тут

 

Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.