Андрей Гориченский
2 июня 2020
4397
6

Жизнь после Черной смерти

Чем заняться в средневековой Европе, если вокруг гуляет чума? Пандемия XIV века открыла перед человеком много новых возможностей: любой мог стать рыцарем, монахом, даже торговцем с собственным кораблем. Главное — остаться в живых.
Питер Артсен. Торговец дичью

Пока ученые готовят вакцину от коронавируса, люди ждут конца пандемии и возвращения к нормальной жизни. Будет ли она нормальной, то есть той, к которой мы привыкли, — открытый вопрос. Болезни способны менять уклад жизни до неузнаваемости — ярким примером тому служит Европа до и после черной смерти.

Краткий экскурс в историю: эпидемия бубонной чумы, прозванной черной смертью из-за именно такого цвета мозолей — бубонов — в подмышках, паху и на шее больного, началась в Европе в конце 1347 года. Фламандский монах-бенедиктинец Лодевик Хейлиген писал, что зараза прибыла на трех торговых кораблях, которые привезли в Геную страшную болезнь с Востока. С 1347 по 1350 год погибли примерно 20 млн европейцев — 30–50% от всего населения континента. Те, кто выжил, обнаружили, что мир меняется — и не только в худшую сторону.

Избыток мертвых, нехватка живых

Клод Лоррен. Гавань с виллой Медичи

После чумы везде потребовались рабочие руки. Поля оказалось некому вспахивать, животных — некому пасти, поэтому цены на землю и скот обрушились, а на пшеницу выросли. Крепостные, которым феодалы обеспечивали защиту и часть от урожая, начали выкупаться или сбегать от лордов, чтобы работать на тех, кто готов был платить за их труд деньгами. Некоторые крестьяне покидали деревни и переселялись в опустевшие дома в городах. Их некому было ловить — властям не хватало стражей, сборщиков налогов, тех, кто копал бы могилы и заботился о выживших сиротах и вдовах, пишет медиевист Дорси Армстронг.

Исследователи отмечают резкий рост числа работающих женщин: к 1450 году варка пива и эля, к примеру, стала преимущественно женской профессией.

Дэвид Тенирс Младший. Двенадцатая ночь пьянки короля

Работа отнимала много времени и сил, и, как результат, женщины стали иметь меньше детей. Некоторые вообще отказывались рожать и целиком посвящали себя работе, что замедляло рост населения — такой вот маленький протофеминизм.

Дворяне получали деньги, торговцы — престиж

Те, кому повезло выжить, смогли быстро улучшить свое финансовое положение. Расценки на наемный труд росли, а конкуренция снизилась. На многих свалилось наследство от умерших родственников. В этих условиях, рассказывает Армстронг, торговый класс становился все сильнее и многочисленнее. У людей появились свободные деньги на роскошь с Ближнего Востока и из Индии. Торговцы прокладывали новые маршруты в далекие страны — не только сухопутные, но и морские.

Феликс де Винь. Ярмарка в средневековом Генте 

Единственное, чего не хватало купцам, — это титулов, пишет медиевист. К их радости, феодалы к этому моменту, наоборот, беднели из-за выросших расходов на рабочую силу. Чтобы поправить положение, им приходилось заключать браки с торговым сословием. Так дворяне получали деньги, торговцы — престиж. Ничего подобного раньше не было: до черной смерти в средневековом обществе человек рождался в своем классе и в нем же и умирал. После чумы предприимчивый или просто трудолюбивый европеец мог при желании оказаться среди знати или попасть в духовенство.

Кара Божья

Франсиско Эррера Старший. Святой Бонавентура вступает во францисканский орден

Кризис кадров не обошел и церковь: монастыри и соборы лишились порядка 40% клира — кто-то умер, кто-то сбежал. Сначала дефицит попытались восполнить за счет молодежи. Монашеский обет разрешили приносить в 15 лет, а не в 20, как раньше, в священников рукополагали в 20 лет, а не в 25, пишет историк Норман Кантор. Церковь наполнилась молодыми и часто недостаточно образованными клириками. Но и их не хватало. В духовенство начали записывать, грубо говоря, всех желающих. Эти желающие зачастую не обладали сильной верой и глубокими познаниями Писания, а просто хотели комфортной жизни, которую предлагала церковь.

Монашеский обет разрешили приносить в 15 лет.

Между тем люди как никогда ждали от служителей Господа помощи: спасения от чумы и облегчения страданий. Священники, тем более неопытные и не закончившие обучение, не смогли этого дать. В лоне церкви восприняли чуму как небесную кару за человеческие грехи, поэтому народу предложили индульгенции для сокращения мук после смерти. Церковь богатела: ей несли ценности и жертвовали деньги. Но авторитет священства слабел. Божественное наказание чумой могло натолкнуть людей на мысль, что и духовенство плохо справляется со своими обязанностями, считает Армстронг.

Среди европейцев в это время снискали популярность нищенствующие ордена (например, францисканцы). Монахи без монастыря, они путешествовали из города в город, где молились, проповедовали и помогали бедным. Кантор отмечает растущую тенденцию к частному христианству. Люди начали искать способы разговаривать с Богом без посредничества церкви: мистические течения привлекали все больше сторонников, знать и богатые ремесленники и торговцы возводили для себя частные капеллы и часовни.

Memento mori

Пляска смерти — аллегорический сюжет живописи и словесности Средневековья

Жизнь европейцев выстроилась вокруг реальности близкой гибели — это коснулось и искусства. Впрочем, нельзя просто сказать, что все вдруг стали писать стихи и картины про смерть. Мотив memento mori (лат. «помни о смерти»), призванный напомнить человеку о неизбежном конце, существовал в искусстве еще до эпидемии, но болезнь вывела его на первый план. Кантор даже высказывает смелую обратную мысль: Европа потому так тяжело пережила черную смерть, что ее культура и без того была мрачной. После крушения надежд на церковь в борьбе с чумой художники и поэты эпохи Возрождения отошли от религиозных сюжетов и сфокусировались на человеке, его земных страданиях, радостях и переживаниях.

Впрочем, влияние черной смерти на средневековое искусство сложно суммировать коротко. Да, чума дала Европе «Кентерберийские рассказы» Джеффри Чосера, «Декамерон» Джованни Бокаччо, «пляску смерти» — обширный сюжет живописи и литературы, где смерть, великий уравнитель, увлекает в танец королей, крестьян и монахов. С другой стороны, многие проекты свернули из-за пандемии — к примеру, Сиенский собор, жемчужину итальянской архитектуры, хотели расширить, но не смогли. Множество мастерских, техник, целые направления были потеряны. Из-за этого искусство в отдельных регионах могло дать обратный ход. К примеру, историк Миллард Мисс заметил, что североитальянская живопись после чумы двинулась от гуманистической линии Джотто назад, к строгой религиозной традиции XII века. Кантор считает, что этот разворот можно объяснить не размышлениями о смерти, а гибелью тех прогрессивных мастеров, которые работали в направлении Джотто.

Средние века на смертном одре

Жан Огюст Доминик Энгр. Жанна д’Арк на коронации Карла VII. Фрагмент 

К началу эпидемии Столетняя война Англии и Франции шла уже около десяти лет. Население Франции втрое превышало английское, но у последних была мощная налоговая система, армия из свободных крестьян, а не из дворянства со своими амбициями, плюс супероружие — английский длинный лук. Не исключено, что династия Плантагенетов завоевала бы Францию целиком, если бы не чума. Англия тяжелее всех перенесла эпидемию — вернуться к населению в 6 млн (показатель до вспышки) страна смогла только к 1500 году, то есть через 150 лет. Король Эдвард III остался без армии и без налогоплательщиков. Его дочь Иоанна должна была выйти за Педро Кастильского, но умерла по дороге во время вспышки болезни в Бордо — так сорвался династический союз Англии и Испании. Франция зализала раны, а затем — здесь начинается история Жанны д'Арк — вышвырнула британцев с континента. Конец Столетней войны в 1453 году называют одной из дат окончания Средних веков.

Король Эдвард III остался без армии и без налогоплательщиков. Его дочь Иоанна должна была выйти за Педро Кастильского, но умерла по дороге во время вспышки болезни в Бордо

Бубонная чума сама по себе не стала концом эпохи. Но ее бациллы проникли в тело самого Средневековья, и вскоре признаки болезни показались наружу. Трехчастная структура общества (те, что молятся, те, что воюют, и те, что трудятся) расползлась, великая Римская католическая церковь ослабла, голубая кровь уступила золотым монетам. Зато пережившие пандемию получили возможность устроить свой мир заново. Некоторые покинули Старый Свет и на каравеллах двинулись на запад, а там для них и всего мира началась новая жизнь.

Читайте также: 

«Женщины без страха и упрека» — рассказ о первых феминистках. Их называли суфражистками. Они дрались зонтиками, обсыпали политиков мукой, носили в сумочках молотки и не боялись сесть в тюрьму. Помогло ли это женщинам добиться цели? Да. Но нескоро.

«Один день в Средневековье» — пряности как валюта, книги на цепях, сомнительные стандарты красоты и избавление от головных болей путем трепанации. Как жили в Средневековье, а главное, как выжили?

«Топ ошибок человечества» — бывают заблуждения и промахи такого масштаба, о которых трудно забыть. Эффект от них десятилетиями ощущают жители целых стран и континентов, а то и всей планеты. Мы собрали несколько поучительных историй на тему: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
10:50
Чудеса природы. Жизнь на грани. Вода
11:45
Джоанна Ламли. Путешествие по Шёлковому пути. Грузия и Азербайджан
12:40
Мнимый больной или путешествие ипохондрика. Лечить по-итальянски. Часть первая
10:45
Звериный репортёр
11:15
Звериный репортёр
11:45
Лесная школа орангутанов.
Жизнь — это либо отчаянное приключение, либо ничегоХеллен Келлер