Аргентина. На ветрах Патагонии

Следующая история - Оазис Патагонии

.Пространства Патагонии бескрайние, сухая и чахлая растительность до горизонта торчит пучками.

Но каждый клочок земли имеет своего хозяина. Аккуратные ограды из столбиков, перетянутых колючей проволокой, простираются на тысячи километров вдоль дорог. Они определяют участки частных владений - эстансий. Иногда эстансии имеют аккуратные домики с признаками жизни, но они настолько редки в этих суровых краях, что воспринимаются как чудо и удивляют своим присутствием. Пятнистые лошади в загонах, ветродувы, что вырабатывают энергию для хозяйственных нужд, котлованы-поилки с дождевой водой - всё там предусмотрено.

Земли здесь совершенно неплодоносящие, разгульные ветра закручивают столбики пыль и несут её по безмолвным прериям. Плодородный слой давно унесло, при самом рождении материка. У ветра свои игры.
Говорят, народ здесь занимается овцеводством. Шерсть у аргентинских овец мягкая и тёплая, а цены на неё растут. Но тучных стад увидеть не пришлось, разве что несколько особей у одинокой эстансии. С виду очень мягкие и напоминали кудрявых барашков из мультиков.

А вот гуанако, животное разновидности лам, куда больше среди низкорослых кустов.

Пасутся они небольшими стадами, при этом самец всегда стоит замерев на взгорках, пристально осматривает окрестности, оберегая покой своей семьи. Если же стадо в движении, самец всегда последний, чтобы всё семейство перед глазами. А если вы увидели одинокого гуанако, значит, стар он и сед, а стадо, его давно отвергло, признав нового молодого и сильного лидера. Старый и немощный доживает свою жизнь в одиночестве.

Лысые викуньи, также разновидность ламы, похожи на гуанако, но только на груди у них длинная шерсть, остальное тело почти голое. Хвост болтается вроде коровьего, а гуанако короткие хвосты держат дугой. Викуньи любят воду и чаще всего встречаются у водоёмов, в отличие от гуанако, которые пьют один раз в неделю и далеко уходят от водопоя. Викуньи и гуанако совершенно неприручаемые, в то время как лама и альпака являются полностью одомашненными. Здесь для наглядности фото альпака из Перу.

А здесь лама из Боливии с длинными ушами и вытянутой мордой.

Лам используют для перевозки грузов в горах, как у нас на Кавказе осликов. Альпаки - обладатели удивительной шерсти, похожей на воздушный хлопок из коробочек. Гуанако и викуньи под охраной государства, но очень вкусное мясо первых и удивительная, дорогостоящая шерсть с груди вторых, является поводом для их повсеместного истребления. Мясо гуанако встречала в изобилии в каждой последующей стране. Продаётся оно открыто и никому нет дела до этого. 

Страусы нанду обожают Патагонию. Это их дом. Они помельче африканских будут. Заметить тех птиц на фоне серой земли сложно. Их сучковатые ноги, неуклюже сгибаясь, шустро перепрыгивают кочки-бугорки. А быстрый ветер вслед догоняет и вздымает вспять страусиные перья. Цыплячий выводок едва успевает за шустроногим папашей, ведь именно ему достаются детки на воспитание, а нерадивые мамаши после кладки яиц, пускаются на поиски приключений.

Эти птицы живут стаями при одном самце. Все самки откладывают яйца в единое место. Самец тут же начинает их высиживать, а его «жёны» продолжают докладывать яйца около недели. Удивительно, что все птенцы примерно через месяц появляются на свет почти одновременно в одни сутки. Такая загадка природы.

Несколько раз пыталась запечатлеть птицу, и каждый раз случалась осечка. Нанду будто фантомы появлялись на секунды у дороги и мгновенно бежали в пампу, где сливались с местностью, будто растворялись в ней.  Но сфотографировала интересный объект. Кто и как его установил не знаю, одно понятно, чтобы путнику было не столь тоскливо смотреть на пампасию из окна транспорта.

С приближением к городу Калафате, ландшафт постепенно сменился. Прерии, однообразно растянувшиеся на тысячи километров, что даже цветная бумажка на обочине привлекает внимание уставшего от однообразия взора, вдруг дарят сказочные пейзажи. Поражают облака по форме похожие на спирали, или на закрученные плюшки. Нет, таких облаков не бывает!

Они так долго висели над нами, менялись местами и по форме, что я успела сделать несколько кадров.

Их закрутило встречными потоками воздуха с Тихого и Атлантики. Такие облака тут всегда, ветра здесь не прекращаются ни на минуту.

Автобус шёл на подъём, впереди заснеженные горы, а внизу ярко-синие пятна озёр и извилистые ленты рек. Разнообразие птиц на воде, оживлённое движение по трассе. Большегрузные фуры с многозначительной надписью «Конец света» идут с Огненной Земли. Пассажиры указали на эмблему с цифрой 40 и пояснили, что это номер очень проблемной дороги, что идёт вдоль хребта по всему западу Аргентины вдоль Чили. Там совсем другой ветер. Он уносит машины с грунтовки, а если сломался, то почти пропал. Чтобы выйти из кабины, надо сначала себя к ней привязать. Водители боятся тех мест. А если ты проехал по Руте 40, так это сравни героизму. Поэтому драйверы с гордостью штампуют на машинах эмблемы сорокового маршрута. 

Я ещё не знала, что поеду той дорогой из Эль-Калафате в город Перито Морено, а потом и дальше. Но это произойдёт потом, через неделю. Другого выхода не будет.

Скоро город Эль-Калафате – столица ледников и как-то неестественно странно всё это показалось. 50 градусов южной широты сравни расположению моего города Астрахань по той же северной широте. Но у нас всегда тепло, жарко летом, солнечно. А тут сейчас тоже аргентинское лето, но раздетый и без шапки не походишь. Пронизывающие ветра холодные, обжигающие.

Всего лишь 500 км до айсбергов Антарктиды! Там заканчивается мир… и начинается вновь. Неужели! Неужели я сюда добралась! Хотелось ударить шапкой оземь и барыню сплясать, но полицейский кордон при въезде в заповедные места принялся сверять соответствие мест и пассажиров. Лишних не было, и мы радостно (это я о себе), въезжаем в Эль-Калафате.

Продолжение будет

Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.