Товарищ Хэлл
20 июня 2018
796

Фукусима. День 4. Часть 7



Двое мужчин суетились у дома, у которого была припаркована давешняя машина с надписью “VIP” . Теперь рядом с ней стоял серый минивэн. Люди громко говорили, хлопали дверями. Не похожи на мародёров. Значит, хозяева.
Нам вроде нечего дёргаться. Мы их видим, а они нас нет. Заросли на соседних участках обеспечивают отличную скрытность. Но со звукомаскировкой проблема. Очень уж тонки стены в домах. Шаги и чуть более громкие звуки хорошо слышны вне стен здания. А если что-то свалить или разбить…
Наконец минивэн уехал. И мы, не медля, выдвинулись к железной дороге.
На стоянке близ «железки» припарковались несколько машин, хотя вчера стоянка была пуста. Три человека вылезали из вновь подъехавшей машины. Одеты они были в синие дождевики, а двое вдобавок имели при себе зонты. Увидев нас, они остановились и проводили нашу группу взглядами.
Судя по всему, это местные жители, приехавшие проведать покинутые жилища. Это не очень хорошо, ведь мы не вынесли рюкзаки из дома. И могло случиться так, что их обнаружат. Да теперь уже поздно. И так много внимания привлекли, пора идти.
Вдоль «железки» пролегала дренажная канава, способная вместить целую реку.




Кое-где через неё были предусмотрительно перекинуты мостики.



Пересекли «железку» и углубились в лесопосадку.



Макс тут же сообщил о повышении фона до 700 микрорентген в час. Это логично. Ведь посадку ни дождь, ни люди не отмывали.
А вот и корпуса больницы.
Высокие, по сравнению с окружающей застройкой. Все корпуса соединены между собой переходами.


Мы приблизились к одному из входов. Сквозь стеклянные двери виден беспорядок в холле: кресла-каталки, матрасы, бинты и пакеты разбросаны тут и там.





Но входные двери заперты. Начали искать другой вход, огибая здание по периметру.







Один раз думали, что нам повезло. В полукруглой пристройке высокие окна остались приоткрыты, и ветер задувал занавески внутрь комнат. Разными способами мы пытались открыть окна шире, но ничего не выходило. Дальше только ломать. Чего мы не собирались делать в принципе. Так что продолжили обход.
И когда уже отчаялись найти залаз, ручка очередной двери провернулась дальше, чем ожидалось, и дверь подалась наружу.
Мы внутри.
До сих пор мы не пользовались средствами индивидуальной защиты, но тут надели медицинские маски. Мало ли с какими болячками сюда свозили людей?
- Хэлл, фон скаканул. Один и семьдесят восемь, - оповестил Макс и показал экран дозиметра.
Всё так. Внутри фон составлял около двух миллирентген в час. Не так много. Но по сравнению с улицей, гораздо выше.



А это значит, что здесь принимали пострадавших от цунами и землетрясения и натащили сюда кучу радиоактивной грязи. Дезактивацией тут и не пахло.
- Парни, ничего не трогайте, - сказал я.
Я знал, что предупреждение излишне. Но всё-таки стоило его озвучить.
Проходили по коридорам и палатам, окутанным в полумрак. И становилось как-то не по себе. В одних палатах сохранился относительный порядок, в других – пустота, в третьих хаос, точно в них бушевали психи, возбуждённые катастрофой.


В воздухе витало нечто крайне не приятное: смесь сырости, медикаментов и зловонных миазмов. Запах не сильный, но тяжёлый, почти осязаемый. Так что решили не задерживаться и поспешили подняться на крышу, дабы оглядеть окрестности, а после покинуть больницу.
На крыше дышалось легко, а фон не превышал 100 микрорентген в час. Открывшийся вид города был уныл, но не лишён красоты.



На западе расположилась горная гряда и беспрестанно гудящий автобан.



На севере угадывались школа и библиотека.



А на северо-востоке угловатые строения спортивного центра и скелеты опор ЛЭП. С той же стороны шумела Шестёрка.





Мы спустились вниз и покинули территорию больницы.
По разбитой дороге добрались до перекрёстка. И прошли его без нежелательных встреч.








В отличие от «нашего» микрорайона тут находилось множество разных заведений: магазинов, парикмахерских, кафе. И мародёры явно потрудились тут старательнее.


По пути нам встретился местный дом культуры. Попасть в который не удалось.









Дом культуры снабдили стационарным постом радиационного контроля. А с его стен нам приветливо подмигивали видеокамеры.






Слепы они или нет? Ближайшие минуты покажут. А пока лучше удалиться.
Вернулись на улицу и продолжили путь к библиотеке. За двести метров до улочки, на которой надо свернуть налево, произошла неприятность. По этой самой, нужной нам улочке весело прокатили сразу три автомобиля. Мы остановились и решили понаблюдать, каков трафик на этой дороге. Оказалось, он интенсивен. Пришлось снова делать паузу и переделывать маршрут.
Я выбрал другие улицы с надеждой, что хоть по ним пройдём без особых помех.



Мимоходом заглянули в офис некой компании. Логотип на вывеске у ворот очень напомнил марку «Опель», что нас и побудило зайти. На стоянке оказалось несколько единиц личного транспорта. А вот в здание попасть не посчастливилось.


Добравшись до очередного перекрёстка, сделали короткий привал. Я снова погрузился в карты.



Мы вышли к оживлённой дороге. И добраться до библиотеки по-тихому могли, только заложив солидный крюк через школу. Что ж, пусть так. Значит, заглянем сначала в школу.
Проходя мимо офисов компании TEPCO, приметили несколько фонарей, горевших на парковке. Вдруг я заметил двух человек, ремонтировавших козырёк над крыльцом. И явно рядом был третий, стоявший в здании, вне нашего поля зрения. Я замер в нерешительности. Вдруг в школе тоже идут работы? Социально значимый объект всё-таки. Но ведь больницу не отмыли… Я прикинул, как просматривается дорога из окон обитаемого здания. Нам надо проскочить незамеченными жалкую сотню метров. Я подал товарищам соответствующий знак. И мы быстро, но тихо миновали опасный участок.



Почему-то было чёткое понимание, что здесь попадаться людям на глаза никак нельзя.
Вот и школа.



На заросшем стадионе собраны автомобили.








Как водится, осмотр начали снаружи.


К школе примыкало здание спортивного комплекса. И в этот раз нам повезло – двери остались открыты.





В дни аварии на ФАЭС спортзал использовался как сборный пункт. На что указывали разложенные на полу пенки.


Кроме основного зала здесь располагался малый зал для единоборств с полом, устланным татами. И множество подсобок, в коих помимо обычных спортивных снарядов нашлось снаряжение для кендо.






Рядом со спортивным комплексом в отдельном здании находился актовый зал. Но в него попасть не довелось.



Ещё школа имела теннисный корт и открытый бассейн.


Покончив с прилегающей территорией, стали искать залаз в здание школы. Он нашёлся довольно быстро.
Школа состояла из двух корпусов. Для старших и младших классов. Корпуса соединялись между собой переходами на уровне второго этажа. Мы заглянули в большую часть помещений. Но учительская, кабинет директора и компьютерные классы были заперты.
Обстановки снова поразила. Это был тот самый эффект застывшего времени. Будто люди ушли отсюда минуту назад и скоро снова вернутся. Парты и стулья расставлены в должном порядке. Некоторые чуть сдвинуты. Но ведь это нормально, когда ученики выходят из-за них. Вот вернутся и поправят… Длинные зелёные доски вытерты, мелки лежат при них. На столе учителя журнал и учебный конспект. На некоторых партах остались пеналы, сумки со сменкой, что-то из одежды. На стендах, развешанных по стенам, прикреплены разные плакаты, таблицы, стенгазеты и рисунки.

А ещё здесь тихо. Только дождь стучит в окна...











На доске в одном из классов нашли надписи и рисунки, оставленные после роковой даты, но с таким видом и содержанием, будто их сделали накануне.







А на одной стенгазете обнаружили привет с далёкой Родины - Чебурашку.



И мрачную самодельную репродукцию «Герники» Пикассо в натуральную величину.







В библиотеке некоторые стеллажи были повалены, а книги упали на пол. Но это скорее последствия землетрясения, нежели вандализма.


В вестибюле на первом этаже нашли уголок, посвящённый истории школы.



А в коридоре у класса музыки был устроен склад музыкальных инструментов на небольшой оркестр.


В каждом классе висела хронологическая лента, изображавшая вкратце историю Японии.



Нас позабавило, что входы в туалеты не снабжались дверями вообще. И из коридора просматривались крайние кабинки. Сие обстоятельство никак не вязалось со стереотипом о стеснительности японцев. И было неясно, чем продиктовано такое решение.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
Цель – не место, а способность смотреть на мир по-другомуГенри Миллер