Голубиная столица России

Почему Питер?

На самом деле я никуда не собиралась – вторую, меньшую часть отпуска хотела провести дома, неспешно занимаясь полезными делами. Но глаз устал от тоскливых равнинных пейзажей, и где-то за неделю до начала отпуска я поняла, что мне срочно надо куда-нибудь уехать: последние полгода у меня был тяжёлый день.

Когда так много позади
Всего, в особенности – горя,
Поддержки чьей-нибудь не жди,
Сядь в поезд, высадись у моря…


Этому совету Бродского я буквально следовала не раз и не два, но даже подумать не могла, что на этот раз окажусь у моря Балтийского, на родине автора. «Почему Питер?» - недоумевал муж. Никаких аргументов кроме «наверное, мне это надо» или «ну вот так бывает…» у меня не было. Сомневалась до последнего, тем более что в Питере я уже была – зимой, по работе и ровно один день) Всё решилось в последний момент: позвонила в турфирму, выбрала первый попавшийся тур и уехала в Петербург – что такое сутки в поезде для русского человека? Особых ожиданий у меня почему-то не было – как выяснилось, совершенно напрасно.



Имена и адреса

Так сложилось, что Питер для меня – прежде всего Бродский. Поэтому я даже не удивилась, когда увидела, что моя гостиница находится совсем рядом с домом Мурузи, где поэт прожил семнадцать лет, а по газону возле дома бродят две вороны – почти как в его эссе «Полторы комнаты».


Окрестности тоже очень узнаваемы. Улица Пестеля идёт от Пантелеймоновской церкви к Спасо-Преображенскому собору: «Из трех высоких сводчатых окон нам ничего не было видно, кроме школы напротив; но центральное окно одновременно служило дверью балкона. С этого балкона нам открывалась длина всей улицы, типично петербургская безупречная перспектива, которая замыкалась силуэтом купола церкви св. Пантелеймона или - если взглянуть направо - большой площадью, в центре которой находился собор Преображенского полка ее императорского величества», - написал Бродский почти 30 лет назад.


В Спасо-Преображенском соборе хранится настоящая реликвия – образ Спаса Нерукотворного, личная икона Петра I – суровый, потемневший от времени лик. В ограде собора – подлинные пушки времён Турецкой войны 1828 года.


Рядом шумит знаменитый Литейный проспект. Башенки, балконы, драконы и грифоны – фотографировать здесь можно буквально каждый дом.


Ну а если начинать сначала, то конечно – с Петропавловской крепости – именно отсюда Пётр I начал строительство города на Неве. «Горизонтальная доминанта Петербурга – Нева и берега, вертикальная – купола и колокольни соборов», - рассказывает нам гид Андрей Петрович. Петропавловский собор – лучший тому пример – до 2012 года он был самым высоким сооружением города.



«Петербург – город очень плоский, - продолжает наш гид. – Дома строили примерно на одном уровне. Выше Зимнего дворца строить было нельзя, выше могли быть только культовые здания». Ещё один пример такого доминирования – возвышающийся над городом Исаакиевский собор с зацепившимся за купол облаком. Это единственная церковь в стране, которая носит имя Исаакия Далматского – тоже благодаря Петру I. 30 мая по старому стилю – день рождения основателя города и день памяти этого святого.



Пётр I строил европейский город, и эта идея воплощена здесь в полной мере: и общее впечатление, и отдельные уголки Петербурга напоминают Европу до буквальных совпадений. Например, набережную лейтенанта Шмидта будто перенесли сюда из Гётеборга.


Только вместо непуганых шведских чаек – прикормленные русские голуби – в таком количестве я не видела их больше нигде. В цвет голубиных крыльев – невская вода.


Наша первая обзорная экскурсия заканчивается у Николо- Богоявленского морского собора – одной из красивейших церквей Петербурга. Нежно-голубой фасад и вогнутые тёмно-зелёные своды внутри – будто морские волны.



Мосты и дворцы

Наш второй день в Питере начинается на главной площади – Дворцовой. «Здесь два столетия смотрят друг на друга: Зимний дворец, XVIII век, барокко, Растрелли – и здание Главного штаба, XIX век, классицизм, Росси», - начинает рассказ наш гид. На этом месте я теряю дар речи – до самого конца поездки. Питерские гиды – настоящее достояние города: идеальный русский язык, живая образная речь, знание каждого уголка пятимиллионного мегаполиса, неистребимый оптимизм.


Зимний дворец – один из самых пышных и роскошных, барокко есть барокко: мраморные лестницы, многоярусные люстры, тяжёлые каменные вазы, царский трон.


И очень много туристов, особенно китайцев и индусов.



В этих интерьерах сейчас выставляются образцы одежды XVIII и XIX веков: три подлинных кафтана Петра I и бархатные платья, расшитые золотом и серебром.



Уникальный экспонат – подвенечное платье императрицы Александры Фёдоровны – 10 килограммов серебряной парчи, перья марабу, изящное шитьё. К платью прилагалась мантия, отороченная горностаем – тоже довольно тяжёлая.



Дворец плавно переходит в Эрмитаж, но это, конечно, отдельная история. Нас провожает эрмитажная кошка. Хвостатые хранители живут здесь со времён Елизаветы Петровны - по её приказу в Эрмитаж привезли 30 казанских котов .



Другие дворцы нам показывают во время прогулки по рекам и каналам. Она начинается от дома Пушкина на Мойке – к сожалению, сейчас он весь в лесах – на реконструкции.



Узкие каналы выводят нас в Неву, мы проплываем под одним из самых длинных питерских мостов – Троицким. Под ним же когда-то пролетал на самолёте Чкалов. «Только иностранные туристы спрашивают, зачем он это делал, русским и так всё понятно», - говорит гид Елена.



Трёхпролётный Прачечный мост, изящный Пантелеймоновский, самый широкий – Синий, знаменитый Аничков и сотни других питерских мостов – каждый красив по-своему, у каждого своя история.


То же самое – с многочисленными домами и дворцами по берегам Невы, Фонтанки и Мойки. Например, в этом нежно-фисташковом здании останавливался Бальзак, когда приезжал к Эвелине Ганской:17-летний почтовый роман закончился свадьбой. «Мне удалось сделать то, чего не смог Наполеон – в твоём лице я покорил Россию», - писал Бальзак Эвелине.



После водной прогулки я иду прогуляться пешком, дохожу до Марсова поля. На газонах – люди и птицы.



У Михайловского сада играют на чём-то вроде крышки от казана, но звук удивительно чистый и мелодичный.



Завитки чугунной ограды переплетаются с листвой, тени сливаются в единый узор.


А вот так выглядит Троицкий мост вечером: питерские пробки – тоже своего рода достопримечательность.



Поэтому многие выбирают альтернативный транспорт.



За мостом – ещё одно питерское чудо – соборная мечеть. Купол и портал не отличить от самаркандского Гур-Эмира, и немного странно видеть восточную роскошь под северным небом. Тем не менее, мечеть действует уже сто лет, сейчас ремонтируют её минареты.



На обратном пути, вечером второго дня я заблудилась на углу Литейного и Невского, у меня не сгибались ни ноги, ни спина, про обед я просто забыла – зато восторгу не было предела. Второе дыхание открылось на следующий день, когда после экскурсий в Павловск и Царское село я позвонила однокласснику и мы пошли гулять по ночному Петербургу.



Уезжая, но не прощаясь

В Петербурге всего 62 солнечных дня в году, пять из них досталось мне. Но уже перед отъездом город открылся нам совсем c другой стороны.







И хотя это было всего пять дней, мне кажется, теперь я могу ответить на вопрос «почему Питер?» гораздо увереннее.

Потому что этот город позволяет оторваться от земли.



Потому что это лучшее место, чтобы встретить осень.



Потому что здесь на каждом шагу – застывшая красота и живая история.



Потому что каждый может найти в Питере что-то для себя: если бы я осталась здесь – я бы бросила всё и целыми днями фотографировала бы ворон – и, может быть, иногда – чаек.



Уезжать из Питера тяжело, и, видимо, не только мне: в купе висит печальное молчанье, на перроне женщина вытирает слёзы платочком… Я не плачу – верю, что вернусь – к открытию музея Бродского.

Комментарии
Dmitry Cambodia
16 сентября 2014, в 20:47

Плюсую. Люблю я Санкт-Петербург.??

Валерия Гавриляк
16 сентября 2014, в 21:10

Спасибо ? Тоже очень его полюбила)

iulia kolesnik
16 сентября 2014, в 21:24

с-п-а-с-и-б-о!

Валерия Гавриляк
16 сентября 2014, в 21:55

?

Дмитрий Швырков
17 сентября 2014, в 15:43

Я, как поклонник творчества В. Цоя, посмотрел бы на его стену в Питере, "камчатку", рок-клуб, если от него что-то осталось и тому подобное. Если кто-то сделает подобный репортаж, то с радостью прочитаю.

Валерия Гавриляк
17 сентября 2014, в 15:59

Я бы тоже почитала) Вообще в Питере столько тем и в такой концентрации... в общем, жизнь бьёт ключом, вот такое общее ощущение)

Ольга Князева
18 сентября 2014, в 22:42

Я была в июле в Питере первый раз,пять дней-оказалосьтак мало,но влюбилась в Питер навсегда!И с таким удовольствием прошлась по нему,благодаря Вам,ещё раз.Огромное спасибо!

Валерия Гавриляк
19 сентября 2014, в 20:33

Спасибо!) Мне кажется, в него невозможно не влюбиться) Пять дней и правда очень мало, но с другой стороны, столько впечатлений, как будто месяц дома не была.

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.