Иран. Перевал Хейран

Для справки

Два моих товарища опекали меня в течение месяца путешествий по Ирану. Они между собой троюродные братья. Один живёт в Иране, второй в Азербайджане. Они талыши, оба говорят на фарси, оба имамы с высшим образованием, у старшего Саджади учёная степень богослова.

Я приехала в Иран одна, там состоялась встреча, которую долгое время считала случайной. Теперь и не знаю. 

***

В ту ночь ночевали в Астаре, а утром отправились на перевал Хейран любоваться чистыми изумрудными горами с заброшенными на них живописными селениями. С тех пейзажей только картины писать!

Если для мужчин дорога была известная, то для меня любопытная. За окном мелькали мечети в мозаичном рисунке, кусты в сиреневых гроздьях увивали ограды, затем трасса пошла вдоль азербайджанской границы в колючей проволоке и с пограничными постами вдоль неё. Дорога шла вверх серпантином, а за нами оставалась серая извилистая лента, уходящая вниз. Вскоре показались те самые раздольные просторы, ради которых затеяли поездку.

- Просторы Хейрана
 
Прежде, чем подняться по канатной дороге на вершину красивой горы, состоялся экзотичный завтрак у родственника Саджади.

Он потчевал нас горячим лавашем с мёдом и каймаком, при этом друзья заверили меня, что туристам такое блюдо не подадут. Заранее отмечу, что это была ошибка. Каймак, мёд, лаваш с пылу жару, чай с травами и шафрановый сахар на палочке - считаются традиционным завтраком в Иране.

А про сам завтрак скажу, было нереально вкусно, теперь и дома иногда завтракаю так же. А всё потому, что каймак здесь без кислого привкуса, что-то среднее между густыми сливками и коровьим маслом, оттого вкус с мёдом даёт восторженные ощущения.

Вокруг нас горы — ворожба! Небо белыми облаками лежит на зелёных вершинах, по ним домики вразброс.

Когда по канатной дороге поднялись вверх, то открылась величественная панорама в матовой дымке, да такая, что танцевать хотелось прямо на смотровой площадке, хоть и ветер холодный гулял от вершины к вершине.

Открылось обворожительное зрелище. В какую сторону не глянь, повсюду яркие пятна крыш по сочной зелени холмов.

Порою прилетали серьёзные облака, в них можно было затеряться.

Зашли в заоблачный ресторан согреться чаем, а там уважаемый аксакал в самобытном иранском костюме исполняет народные талышские песни под свой аккомпанемент на древнем инструменте танбур.

Это некое подобие домбры с длинным грифом и тремя струнами, на которой играют в Иране, в частности на севере, где живут талыши. Танбур перешагнул рубеж в 1500 лет, а всё ещё очень популярен у иранского народа. Мастерство игры передаётся от старших к младшим поколениям. Танбур не выживает, он живёт.

- Мастер игры на тамбуре
 
Седые усы артиста были под стать его бровям и выбивающимся из-под папахи белёсым вискам. Лучистый взгляд из-под густых бровей рассыпал весёлые хитринки, а на гимнастёрке под тугим ремнём красовалась медаль за участие на Фестивале народной талышской музыки в Армении. В его костюме и статности отпечаталась строгость с военной выправкой старого солдата. Особенными показались хромовые мягкие сапоги артиста, как когда-то были у моего отца, которые он берёг и лелеял. И это в Иране!

Парвиз со свойственной ему непосредственностью без конца жал руку исполнителю народных мотивов, говорил с ним на талышском языке, хлопал восторженно по плечу, смеялся и радовался артисту из своего народа.

Парвиз — это редкий тип человека. У него не бывает плохого настроения. Он всегда неподдельно весел и смешлив, это такая «зажигалка», от которой всем достаётся искра веселья и добра. Глядя на него, люди улыбаются и охотно поддерживают разговор. Даже девушки в чёрной чадре уделяют ему столько скрытого внимания, сколько он не уделяет им. Встретить такого человека в жизни — большая удача. Рядом с ним хорошо всем, и всё у него всегда получается. А серьёзный Саджади не может сдержать улыбку, когда Парвиз поёт или танцует не только среди нас, но и на улице, обращая на себя всеобщее внимание. Атмосфера радости царит вокруг него. Но несмотря на его, казалось бы лёгкое отношение к жизни, Парвиз имеет исламское образование, учился в Международном университете Аль-Мустафа в священном городе Кум, а это очень серьёзное учебное заведение.

Таких же прекрасных слов заслуживает иранец Саджади, которого называем Саша. Несмотря на свою серьёзность, иранец добрейшей души человек, интеллигент, интеллектуал, красавец. Его такт, размеренность, неспешность в делах вызывает всеобщее уважение. Солидности ему не занимать, и для этого у него есть всё — внешность, немногословная, но веская манера общения, образованность, имеет учёную степень. Один только его взгляд дисциплинирует всех, кто находится рядом. Каждый день с интересом наблюдаю за этими совершенно непохожими между собой людьми, но обожающими друг друга от всего сердца. А когда в компании нет распрей, то в ней хорошо всем.

 - Вид из кабины подъёмника
 
Как только мы спустились с горы, её макушку сразу затянули тучи, замотали в беспросветную серость и уже ни зги не было видно ни тем, кто остался наверху, ни тем, кто спустился вниз и поднял взгляд к вершине. Мы успели увидеть всю роскошь Хейрана до того момента, как налетели настоящие тучи, сорванные ветром с других вершин.

Наша компания забралась в машину, купленную несколько дней назад для поездок по стране, и поехали в город Сарейн. После моего отъезда машину продадут, так как Парвиз уедет в Ленкоран, у Саджади служебная. Но пока мы на ней. На мой вопрос о покупке легковушки Саджади сказал:

- Так надо. Тебя будем возить.

Было более чем странно купить авто из-за меня. Сразу подумала о всяких там КГБ и ФСБ, но больше не спрашивала. 

Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.