Между Камчаткой и Хоккайдо

Курильские острова. Загадочные, спорные, непредсказуемые, невообразимо красивые и практически необитаемые. Они притягивают и завораживают своими первозданными ландшафтами, мистикой вулканической активности, и особенно — своей недосягаемостью. Из 56 островов обитаемы лишь 4, и только они поддерживают постоянную связь с материком. На большей части архипелага, протянувшегося между Охотским морем и совсем не спокойным Тихим океаном, не приходится рассчитывать на помощь. Самолету здесь негде сесть, вертолету не хватит горючего и даже транспортные морские пути через заповедную зону не проходят.

 

Попасть вглубь Курильской гряды можно только на хорошо оснащенном судне, которое становится для путешественников домом и единственной защитой. Так в разгар эпидемии мы оказались на экспедиционном теплоходе “Афина” и вышли из порта Петропавловска-Камчатского в его первый и последний в 2020 году поход к таинственным островам.

 

Уже на выходе из Авачинской бухты нас поджидали Три Брата, одна из визитных карточек Камчатки. Камчатка — цунамиопасный регион, который регулярно страдает от стихийных бедствий. Согласно местной легенде, однажды три брата бросились спасать город от высокой волны и превратились в гигантские скалы. Кстати, такие отвесные скальные образования называют кекурами. Здесь же, в бухте, уже через пару часов после отправления мы встали на один курс с парой серых китов, которые грациозно ныряли и вызывали восхищение у всех участников экспедиции.

 

Первой остановкой стал остров Старичков, известный благодаря огромной колонии водоплавающих птиц и названный в честь одной из них — обыкновенного старика. На острове можно встретить бесчисленное количество чаек, чистиков и даже японских бакланов, которых в Японии тренируют ловить и приносить людям рыбу из открытого моря.

 

К следующему утру мы уже преодолели 400 километров и подошли к острову Атласова. На этом острове, названном в честь русского исследователя Дальнего Востока Владимира Атласова, расположены два вулкана. Первый — Алаид — самый большой вулкан Курильских островов, возвышающийся на 2300 метров над уровнем моря. Его младший брат Такетоми — это более новое лавовое формирование, которое соединено с островом тонким перешейком. Небольшое озеро возле перешейка в советское время было соединено с морем, а на его берегу располагался рыбный завод

 

На острове Атласова мы впервые увидели лентикулярное облако — довольно редкое атмосферное явление, которое нам посчастливилось наблюдать еще несколько раз во время экспедиции. Лентикулярные облака обычно образуются около горных вершин, где восходящие потоки ветра обрываются, и вода постоянно конденсируется на краю воздушной «волны». Несмотря на сильный ветер и постоянное движение внутри облака, оно стоит на одном месте и выглядит так, будто приклеено к небу.

 

От Атласова мы быстро добрались до Парамушира, основного из Северных Курильских островов. До роста уровня мирового океана этот остров был соединен с Камчатским полуостровом, и оттого богат флорой и фауной. Парамушир — единственный обитаемый северокурильский остров с населением в 2500 человек. Однако, по слухам, на нем больше переплывших с Камчатки медведей чем людей.


На Парамушире мы совершили восхождение на вулкан Эбеко, пробираясь сквозь заросли голубики, густой туман и фумарольные поля.
Фумаролы — это глубокие трещины на поверхности вулканически активной зоны, которые спускают давление от кипящих под землей вод. Горячий пар и вулканический газ вырываются из-под земли с невероятной скоростью, поэтому фумарола может в любой момент взорваться. Многие фумаролы извергают смертельный диоксид серы, который кристаллизуется в ярко-желтые отложения на поверхности.

 

Название Курильских островов никак не связано с курением, и даже с дымящими вулканами. До прихода японцев и русских в XVII веке, эти острова были населены древним народом, аинами. На языке аинов слово “куру” означало “человек” — отсюда и пошло название как самого народа, так и впоследствии островов.

Сегодня большинство Курильских островов изобилуют только животными. Среди них — огромные сивучи, которых также называют морскими львами. Несмотря на название, морские львы относятся к подотряду caniformia, поэтому являются более близкими родственниками собакам, чем кошкам. Сивучи могут весить от 500 до 1100 кг, что делает их одним из самых крупных видов тюленеобразных.

 

Рядом с сивучами зачастую можно встретить чистиков, которых легко узнать даже в густом курильском тумане, ведь летом их ноги становятся ярко-красными. Чистики ловят рыбу, ныряя под воду, но почему-то никогда не едят ее сразу. Вместо этого они часами плавают, держа добычу в своем клюве. Большой вес съестного мешает им летать, поэтому их движения с рыбой в клюве больше похожи на хождение по воде.

 

Через несколько дней странствий мы попали в пролив Среднего. Здесь низкие плоские черные вулканические породы стали домом для самой большой колонии морских котиков, которую я когда-либо видел. Десятки тысяч животных наслаждаются размеренной жизнью вне досягаемости людей, и им очень любопытно видеть незваных гостей.


На серо-черном кишащем фоне ярко выделялся молодой котик с куском голубой рыболовецкой сети на шее. Похоже, часть сети оторвалась и доплыла до скал Среднего, где малыш и угодил в нее головой. Не в силах самостоятельно выбраться из западни, котик продолжает расти с веревкой на теле, которая все сильнее сдавливает его шею. К сожалению, мы не могли ничем ему помочь — в лучшем случае, мы бы распугали животных, а в худшем — встретили отпор агрессивных самцов, защищающих свой выводок. Надежда остается на ученых-биологов, которые регулярно наблюдают за колонией и могут временно обездвижить малыша, чтобы освободить его из удавки.

 

Самой южной точкой нашей экспедиции стал остров Ушишир, пожалуй, самый живописный из всех Курильских островов. Бывший вулкан сейчас покрыт полями свежей сочной травы, но у подножия горы все еще наблюдается некоторая активность. С фумарольного поля в океан текут потоки кипятка, и мы решили этим воспользоваться. Выкопав большую яму в земле, накрыв ее брезентом и позволив кипящей воде наполнить ее, мы наслаждались собственным горячим кислотным бассейном на краю света.

 

Излюбленный птицами и недоступный для людей Ушишир - идеальное место для песцов. В тех редких случаях, когда они все же видят людей, песцы ведут себя как маленькие непослушные котята: они трутся о ноги, осторожно кусают пальцы и пытаются украсть любой предмет или еду, которые видят. Одному из песцов даже удалось угнать нашу надувную лодку!

 

Все Курильские острова вулканического происхождения, и на многих из них есть вершины и кратеры, на которые можно взобраться. Так остров Симушир знаменит своим вулканом Заварицкого и расположенном в его кратере минеральным бирюзовым озером, а остров Онекотан мечтают посетить, чтобы увидеть конус вулкана Креницына, образовавшийся в центре более древней заполненной водой кальдеры Тао-Русыр.

 

Вулканическая активность иногда наносит и естественный урон флоре и фауне. На острове Райкоке в 2000-х годах проживало до 15% курильской популяции сивучей, гнездились огромные колонии птиц, а сам остров был покрыт густой растительностью. В 2019 году вся флора превратилась в пепел, а фауна сварилась заживо в океане из-за внезапного извержения. Спустя всего год популяция животных и птиц стала восстанавливаться на покрытом пеплом и шлаком острове. На берега Райкоке вернулись сивучи и котики, а на скалах стали вновь гнездиться глупыши - птицы, названные так из-за своего незаурядного доверия к человеку.

 

В последний день экспедиции мы проснулись от объявления капитана: “Судовое время 7 часов 35 минут, прямо по курсу наблюдаем стаю косаток”. Мы мигом высыпали на палубу и больше часа наблюдали за этими опасными хищниками. Косатки резвились с молодняком, ловили рыбу и, насытившись, не обращали внимания на проплывавших мимо тюленей, для которых они могут представлять большую опасность в другое время года.

 

Август — счастливый месяц не только для косаток, но и для медведей. Именно в это время лосось поднимается из океана в реки на нерест. Многие рыбы застревают на мелководье и становятся легкой добычей. Во время высадки в бухте Русской мы наткнулись на дикого медведя посреди его пиршества, но он был слишком занят, наслаждаясь свежей рыбой, чтобы обратить на нас хоть какое-то внимание.

 

Не считая Северокурильска на Парамушире, за 10 дней экспедиции мы не встретили ни одного человека, не наблюдали на горизонте ни единого встречного судна и даже в небе не замечали ни одного самолета. Курильские острова остаются нетронутыми, и на большинстве из них нет абсолютно никаких следов людей. Изредка попадаются лишь заброшенные хижины или разбитые ржавые корабли — остатки былого военного присутствия.

 

Я искренне надеюсь, что Курилы останутся таким же недосягаемым и таинственным уголком нашей страны, ведь только так можно уберечь уникальный заповедник и его обитателей от пагубного влияния человека.

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.