На краю земли. Часть 5

Итак, в конце моего предыдущего рассказа мы отправились на поиски того самого уютного, тихого и укромного берега, где можно было бы приткнуться на пару дней и набраться сил перед обратной дорогой. Погнали!

А пока суд да дело (путь снова предстоит неблизкий), я немного попробую рассказать об этом удивительном крае. Что знаю сам. Заселен и обитаем полуостров Рыбачий с самых что ни на есть древнейших времен. Здесь, между прочим, было обнаружено несколько стоянок древнего человека и довольно большое количество петроглифов. Несмотря на суровый климат, земля эта была обитаема всегда — богатые рыбой и другими морскими обитателями воды Баренцева моря и Мотовского залива, омывающие полуостров, могли прокормить человека в любое время года. Кроме того, тундра богата ягодами и грибами, поэтому неудивительно, что человек здесь смог выжить и закрепиться. С XVI века полуостров получил свое современное название (ранее он назывался Мотка), а на мысе, именуемом ныне Немецким, был оживленный торг, через который шла морская торговля со странами Европы.

А в двадцатом веке основной тон в развитии полуострова задавали военные. Так уж вышло. Строили дороги, мосты, обустраивали гарнизоны и поселки. И не зря! Хребет Муста-Тунтури, отделяющий полуострова Средний и Рыбачий от материка, в годы войны стал единственным местом, где фашистские войска так и не смогли перейти границу Советского Союза. Стратегическое значение полуостровов обязывало ко многому — отсюда осуществлялось прикрытие северных конвоев снабжения, следовавших в Мурманск. Так что это еще и место неувядаемой воинской славы и памятные знаки, свидетельствующие о былых событиях и кровопролитных боях, размещены здесь повсюду.

Тем временем, нам тут попались по дороге грибы, надо бы собрать.

Грибы, значит, мы собирали так: едем себе по дороге посреди тундры и смотрим по сторонам. Как только больше двух-трех грибов одновременно заметим, останавливаемся и собираем. Особо искать не нужно — помните, я как-то говорил, что грибы здесь вырастают выше деревьев? А вы думали это фигура речи? Карликовая березка стелется тоненькими веточками по земле — иначе ей не выжить. А над ней возвышается солидный подберезовик. Не карликовый, какой-нибудь, а самый обычный — ему-то не зимовать. Так и насобирали на обед, да еще и на ужин осталось. Кстати, наш скромный походный быт:

Время обедать, а дождь все не прекращается. Используем развалины какого-то старого бетонного бокса в заброшенном поселке. Под крышей сухо и нет ветра. Готовим горячий обед на всю компанию и варим кофе. После сытного и вкусного обеда отправляемся дальше. Так, километр за километром, мы пересекаем полуостров Рыбачий с северо-запада на юго-восток и ближе к вечеру оказываемся на берегу бухты Эйна.

Место очень красивое и спокойное. Дождь прекратился, ветер стих. Ставим лагерь и располагаемся здесь на две ночевки.

Опять, как и в прошлый раз в Териберке, мы будем отдыхать, ловить рыбу в заливе, жарить ее на оливковом масле, много гулять по окрестным горам и очень-очень много фотографировать.

Наконец, настала пора прощаться с Рыбачьим. Мы покидаем гостеприимную бухту Эйна и берем курс на полуостров Средний, который отделяет Рыбачий от материка. Утро отъезда снова принесло серую, промозглую погоду, но, не смотря на это, мы еще умудрились свернуть с проторенной дороги и зарулить на северную оконечность Среднего полуострова, чтобы полюбоваться... видами на Норвегию.

Ну, да, где-то она там, поверьте мне, я ничего не путаю.

Или, может быть, там:

Ничего не разберешь в такую погоду, придется в следующий раз когда-нибудь. А пока любуемся тем, что поближе. На скалы Два брата.

Или берег рыжих камней.

Бурлящая, неистовая стихия на заднем плане, сильный порывистый ветер и дождь, но, все равно — капюшоны ветровок долой, чтобы ничто не скрывало наши счастливые и ошеломленные лица, ибо мы видели все это собственными глазами!

И опять наш спартанский походный быт.

Готовим еду прямо посреди тундры. Затем, подкрепившись, отправляемся в дорогу. Мы будем еще долго пробиваться на материк по ухабистым дорогам Среднего, рубиться в темноте сквозь туманную мглу перевала Муста-Тунтури и лишь в два часа ночи следующего дня нас встретит уже почти родной Мурманск гостеприимными огнями гостиницы с говорящим названием «69-я параллель». А потом будут сборы и долгий путь домой. Но это уже совсем другая история.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...