Непальские приключения: Горячие источники в деревушке Джину. День 9.

Нижний Синуа — Джину (1780)

В Нижнем Синуа я наконец-то выспалась. Проснулась по привычке с рассветом. Из-за задернутых простеньких штор в комнату лился синий утренний свет. Именно что синий - солнечные лучи осветят эти склоны еще не скоро. Часы на телефоне показывали 6 утра. Внезапно за стеной, за которой накануне весь вечер шелестели какими-то пакетами соседи-китайцы, голосом Витаса заорал будильник. Я подумала, что еще не до конца проснулась и мне мерещится. Китайцы, Витас?? Странно было в глухой непальской деревушке в горах слышать этого не менее странного исполнителя да еще и в качестве будильника у китайцев. Как бы то ни было случившийся когнитивный диссонанс разбудил меня окончательно. Я отправилась умываться и завтракать.

Ребята были уже в столовой, уплетали полюбившиеся тибетские лепешки с джемом. Китайцы, которые устроили утренний перформанс, тоже были здесь. Они как всегда очень громко разговаривали, смеялись во весь голос и обсуждали маршрут. Их команда, в отличие от нашей, только поднималась к базовому лагерю. Поэтому они были полны сил и энтузиазма. Вообще в середине апреля треккеры только-только приезжают в Гималаи. И пик сезона приходится на начало мая. Тогда тропы буквально кишат туристами. Мы сознательно прибыли в Непал пораньше, чтобы пройти маршрут в относительном одиночестве.

Сегодня мы должны были спуститься в поселок Джину, известный благодаря горячим источникам Hot Spring. Лично я мечтала поваляться в каменной ванной с горячей водой и как следует расслабиться после всех приключений. А потому наша четверка быстро позавтракала и отправилась паковать рюкзаки. Мой баул к этому времени был уже собран, и я ждала остальных на небольшой площадке перед лоджем. Отсюда была видна уже знакомая деревенька Чомронг, через которую нам предстояло пройти сегодня.



Я смотрела на пробуждающееся ущелье, умытое дождем, слушала, как переговариваются на непали жители деревушки. Они явно что-то затевали. На каменной площадке перед лоджем постелили большую плетеную циновку и вывалили на нее большую корзину зеленых листьев. Две пожилые женщины в расшитых передниках уселись рядом, скрестив ноги, и начали мелко рубить эти листья ножами кукри. Это были листья растения, которые местные жители именовали гандрук. Их высушивали, а потом тушили вместе с овощами. Завтра мы как раз должны будем пересечь деревню гурунгов, которая носит неофициальное название Гандрук. По нашим предположениям в этой деревне издавна занимались заготовкой листьев одноименного растения.

Мы вышли из Нижнего Синуа около 8ми часов и бодро зашагали вниз по каменной лестнице. Пересекли навесной мостик и начали карабкаться вверх к поселку Чомронг.

Этот путь занял у нас всего ничего и показался ленивой прогулкой в сравнении с теми расстояниями, которые мы преодолели накануне. Мы останавливались на каждом шагу, беседовали с крестьянами, владельцами магазинчиков. Один старичок просто поразил нас уровнем своего английского. Он поздоровался, спросил, откуда мы, и когда услышал, что из России, со знанием дела сказал: «А-а, у вас Путин президент». Это было, мягко говоря, неожиданно. Потому что вряд ли деревенский житель какой-нибудь Костромской губернии знает президента Непала. Кстати, с 2015 года этот пост занимает женщина.

Когда мы достигли Чомронга и отметили свои пермиты на чек-пойнте, было около 11 часов. Но поскольку торопиться было некуда, мы решили остановиться в столовой нашего прежнего лоджа и выпить по чашке чая с ячьим сыром. Этот сыр нам настолько понравился, что мы решили купить у местных фермеров целый кружок. Амрит и Сунил договорились об этом с хозяином, и спустя несколько минут нам принесли большой пакет почему-то нарезанного на кусочки ячьего сыра. Хозяин достал старенькие весы, чтобы взвесить нашу покупку. Весы скрипнули, и показали что-то совсем уж странное. Так что Виктору пришлось извлечь из рюкзака собственные электронные весы, которые он брал для взвешивания багажа. Непалец при виде этого чуда техники очень оживился.

После очередного взвешивания, которое показало существенную разницу с предыдущими замерами, непалец нисколько не смутился и долго вертел чудо-весы в руках, а потом спросил, за сколько он может купить их. Виктор расставаться с весами не планировал, но фермер был настойчив. Однако потом его интерес к весам вдруг резко угас. Оказалось, что в Непале подходящие батарейки попросту не продаются. Это обстоятельство нас очень удивило. И Виктор обещал в следующую свою поездку вернуться в Чомронг и подарить непальцу новые весы вместе с пачкой батареек. На этом добром обещании мы и разошлись, заплатив за сыр положенное количестве рупий. Непалец был явно доволен сделкой, хотя кажется не очень верил, что мы вернемся сюда когда-либо.

На выходе из Чомронга мы увидели молодого парня, который стоял возле скамьи-чаутара и продавал гранаты и мандарины. Мы так соскучились по свежим фруктам, что скупили у него почти весь товар. И с удовольствием брызгались сладким цитрусовым соком, поедая сочные мандарины с крупными косточками прямо на ходу.

Спускаясь вниз я все время думала, что Гималаи место поистине уникальное — здесь ты в любой момент можешь вернуться из зимы со снегом и морозом в тропическое лето с мандаринами и горячими источниками. И всё это происходит за какой-то день пути. Никаких дорогостоящих перелетов, оформления виз и нервотрепки - все времена года у тебя в кармане.

Через пару часов приятной прогулки мы достигли поселка Джину. Как и прежние деревушки он состоял из каменных ступеней и домиков-лоджей с широкими площадками, нависавших один над другим. Но при этом Джину был не так суров, как верхние селения: он был весь увешан буддийскими флажками и буквально зарос всевозможными цветами. От этого вид у него был очень нарядный и праздничный. Мы побросали вещи, быстро пообедали и, захватив, купальные костюмы, отправились на дно глубокого ущелья к ледяной реке Моди-Кхола и горячим источникам Hot Spring.

Спуск занял минут 20. Где-то на середине пути мы наткнулись на маленькую будочку с непальской девушкой внутри. Она продавала входные билеты, мыло и прочие сопутствующие товары. Вскоре мы услышали приближающийся шум мутной реки Моди. Весной она становилась особенно бурной, поскольку питалась таявшим снегом с ледников Аннапурны. На противоположном берегу реки уходила куда-то под облака стена густого тропического леса. С нашей же стороны всё было вполне цивильно: несколько кабинок для переодевания, туалет и три каменных бассейна с горячей водой, в которых уже блаженствовало с десяток усталых треккеров и их носильщиков.

Прежде чем забраться в такой бассейн, нужно было совершить омовение под струей горячей воды, которая била прямо из скалы. Некоторые здесь же мыли головы и стирали белье. Мы же забрались в самый верхний бассейн и погрузились в состояние нирваны. Хотя периодически кто-нибудь да отпускал шутку о санитарном состоянии этих бассейнов. Как видно эти резервуары давным-давно не чистили, в воде плавали микрочастички какой-то зелени: то ли водорослей, то ли просто грязи. Но Непал есть Непал и ждать какой-то стерильности в подобном месте было бы просто странно.

Мы провалялись в бассейне около получаса, когда откуда-то сверху обрушилась на источники орава английских подростков лет 13-15 под руководством нескольких тренеров. И, конечно, все они вломились в наш крошечный бассейн, из-за чего тот чуть не вышел из берегов. Выяснилось, что эти ребята приехали откуда-то из пригорода Лондона, а их тренеры — что-то вроде учителей физкультуры, которые решили устроить своим подопечным такую вот экскурсию в Гималаи на весенних каникулах. Когда мы поинтересовалась, а как к этому путешествию отнеслись родители детей, физкультурники ответили, что те только рады были избавиться от своих чад на пару недель. Нет, не догнать нам их, подумали мы в тот момент.

Повалявшись в бассейне еще некоторое время, мы решили возвращаться обратно в Джину. Размякшие и расслабившиеся ползли вверх крайне медленно, наблюдая по пути разные тропические чудеса, вроде разноцветных воробьев.

К вечеру в Джину стало заметно холоднее. И я с большим наслаждением купила у уличной торговки широкий теплый палантин из ячьей шерсти, сотканный вручную. Просидела в нем на улице до позднего вечера, попивая ароматный чай и болтая с друзьями.

Было немного грустно, потому что наше путешествие неумолимо близилось к завершению. Завтра нас ожидало всего несколько часов пешего пути через один из самых длинных мостов Гималаев и колоритный поселок Гандрук. Потом мы должны будем выбраться в цивилизацию, пересесть на джип и отправиться в Покхару. Но покидать эти благословенные, тихие горные деревушки совсем не хотелось. И засыпая поздно вечером в своей крошечной комнатушке я пыталась рассмотреть в окно темные силуэты горных вершин и острые крупинки звезд, чтобы навсегда сохранить их в своем сердце. Потому что завтра в шумном, большом городе всего этого уже не будет. И кто знает, когда я смогу вернуться в эти края. Спокойной ночи, Гималаи! Спокойной ночи, мир..

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.