Самоцветы Урала. Нюансы поиска цветных камней

Первомай – это время, когда в уральских лесах ещё только начинает проклёвываться робкая зелёная травка и листва, когда в глаза бросается любое, самое незначительное изменение полевой обстановки, когда верхний слой почвы прогрет ровно на штык лопаты, а ручьи шумят талыми водами, снося в реки разрушенные части жил с самоцветными камнями. Это время самой продуктивной, самой «вкусной» геологоразведки. В классическом её виде, с многокилометровыми маршами, осмотром естественных и искусственных обнажений, шурфованием, смывкой и всем тем, что позволяет пытливому подготовленному взгляду обнаружить знаки, по которым есть шанс найти коренное проявление камня. Взяв отгулы, и присоединив их к праздничным дням, мы взяли курс на ранее не исследованные Адуйские территории. Выброска проходила на заброшенном щебёночном карьере, заложенном среди туфов. Поверхностный осмотр под начавшимся дождём принёс первые находки: зеленоватые кристаллы неизвестного минерала соседствовали на кварце с красноватыми перьями другого индивида. Сделав несколько фото, мы выдвинулись в сторону основной цели нашей майской прогулки.Зелень
Вторая находка, заставившая нас удивиться, случилась через полчаса, когда Андрей, наклонившись к промытой дорожной колее, эмоционально поднял… кошачий глаз! Камень просвечивал глубоким зелёным цветом, согревая замёрзшую душу. Поздравив друг друга, мы немного покопались и, не видя мгновенных перспектив, пошли дальше, прокладывая дорогу по бездорожью под лучами закатного солнца.Кошатик
Встали на ночлег уже в сумерках, у одного из притоков Адуя. Под треск хорошего костра поужинали, обсудили находки, дальнейшие поиски, склонившись над картой. Спалось в первую ночь отменно, - убаюкивали струи ручья, несущего в Адуй тёмную весеннюю воду.
Утром вышли на маршрут – и снова находка! В корне поваленного дерева зелёным отсветом блеснул хризопраз. Слегка покопав, обнаружили развал – но хорошего, насыщенного цветного камня было немного.
Этот день полностью был посвящён рыбалке на любимой реке. Конечно, не обошлось без приключений: последовательность событий сложилась в жутковатую историю, показавшую, насколько человек зависит от обстоятельств.
Неудачно забросив, я оборвал поплавок, который поплыл из омута к Адуйской стремнине.
Прикинув траекторию движения, решил его спасти – в рыбацком арсенале с поплавками ситуация была напряжённая. Поперёк основной струи лежало бревно, с которого я и решил начать спасательную операцию. Потянувшись за поплавком, очень неудачно опёрся о ветку, которая, конечно же, оказалась гнилой. Секунда ушла на свободный полёт в Адуйскую воду и секунда, чтобы, вынырнув, глотнуть воздуха. В следующее мгновение струя, ударив в спину, закинула меня под бревно. Всё бы ничего, но под бревном была естественная ловушка из коряг и веток, и меня просто впечатало в неё. Скорее всего, там бы я и остался, канув в безвестность: сверху дерево, мешающий поднять голову, с трёх сторон переплетенье веток, если бы в последний момент не зацепился рукой за этот мокрый ствол. Вытянув себя против течения, оседлал бревно и выбрался на берег, в лёгком шоке от происшедшего.
Спасибо Андрею, мгновенно сориентировавшемуся в обстановке.
Увидев моё мокрое тельце, несущее чайник с рыбой и удочку по берегу, он притащил дров, развёл огромный костёр и смастерил сушилку для одежды, пока я выливал воду из бывшего фотоаппарата, и вынимал батарею из бывшего телефона.я
Сушился я долго, всё время, прикладываясь к кружке с горячим чаем и эмоционально переживая случившееся. Андрей выделил мне из своих запасов тёплую кофту и брюки, и рыбалка была продолжена. Вечером, очень удачно поставив тент, легли спать под начавшимся дождиком, который, перейдя в добрый ливень, полоскал лес почти сутки.
С первыми лучами солнца надели дождевики и, захватив необходимый инструмент, вышли на круг.
Ходили-бродили по лесам до вечера, дойдя даже до копей Тоши, где осмотрели относительно свежую и старые дедовские ямы. Андрей нашёл симпатичный кристалл сухарного полевого шпата из занорыша. В этот день мы намотали на ноги около двадцати километров, не раз, переправляясь через весеннее половодье.
В одном из притоков решили сделать смывку, и посмотреть тяжёлую фракцию. Черпанули на тарелочку прямо из русла, и… на дне оказался серо-фиолетовый корунд, несколько похожий на образцы из Колташей. Внимательно просмотрев осадок, нашли ещё тычинку корунда василькового цвета, прозрачную. Переглянувшись, зачерпнули ещё порцию. Результат – два мелких корунда. Какое же это содержание материала в россыпи, если, из двух махотных плошек мы получили четыре камня, даже не с плотика? Ураганное содержание!
В очередной раз мы поздравили друг друга с открытием нового проявления. Или скажем так: с открытием проявления, не указанного в официальных источниках. Поверьте, от этого «допуска», радость находки не померкла.
Вечером, ложась спать под ставший таким родным после испытания ливнем тент, получили ещё одну эмоциональную встряску.
Закутавшись в спальник, я лежал в расслабленном состоянии, думая о жизненных мелочах и вспоминая, какое сегодня число, когда услышал характерный рык. Остановил дыхание, весь обратившись в слух: краем сознания отметив, что Андрей тоже перестал ворочаться в спальнике.
Через минуту ворчание повторилось, уже гораздо ближе к лагерю.
-Андрей, медведь! – просипел я, рывком вытаскивая тело из уютного спальника.
-Слышу.… У тебя нож далеко?..
Вот такой незамысловатый диалог и предшествовал последней, перед выходом, ночи на любимом Адуе. Поворочавшись и проглядев все глаза в темноту, мы уснули, так и не дождавшись хозяина этих мест. Съедены не были, покусаны тоже.
В общем, как говорится, отделались лёгким испугом.
Следующий день был отмечен переходом к месту выброски и странным случаем, происшедшим во время марша.
Я усердно бегал по выворотням, когда услышал Андрея:
-Саш!
Так коротко он, обычно, говорит о важности момента. Я, подхватив щуп, поскакал к нему, но опоздал. Оказывается, он увидел посреди заболоченного участка, на берегу которого мы стояли отдыхом, кого-то непонятного.
В общем, высотой с небольшого человека, ярко-белого, который, сначала, прошёл в одну сторону, а потом, включив лихой форсаж, метнулся обратно. И всё это было сделано посреди болотной топи!
...На карьере, так как место заброски совпало с местом выброски, немного походили и как итог – найдена кварцевая жила с какими-то странными, расщеплёнными кристаллами кварца. Весьма, надо сказать, эффектными.Кварц
На этой мажорной ноте мы и отчалили в родные пенаты.
Поездка удалась. Интересно, а когда-нибудь было по-другому?

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...