Ирина Пудовинникова
17 июля 2014
1689

Случайная встреча в Париже

Я всегда говорила, что мне везет на людей. Вот так просто встречаю этих самых необыкновенных, независимых, ярких людей и они остаются со мной, даже если иногда просто в памяти. Принцип доверять людям еще ни разу не подвел меня. Но история, приключившаяся со мной эти летом в Париже выходит на лидирующие позиции. Еще несколько лет назад я и подумать не могла, что такой заезженный и затисканный туристами город как Париж станет мне уютным и знакомым, а Франция почти самой любимой.
В жизни же всегда так, одно вытекает из другого, так вот и у меня определенная цепь событий привела к тому что я познакомилась с прекрасной и искренней француженкой Розали, она училась в Москве и жила с моей подругой. Мы все очень близки, поэтому когда она уехала, стали чаще ездить друг к другу в гости, а французский язык теперь на уровне уверенной коммуникации. В июне в паспорте появился шенген и десять свободных дней, подарки готовы и Розка ждет и я снова еду в Париж. Я знала, что будет хорошо и душевно, знала что будет комфортно во всем, но не ожидала, что планы Розали на выходные, не включающие меня приведут меня в Дом русской книги, где за восемь евро я решу еще раз посмотреть "Шапито Шоу" и в перерыве познакомлюсь с милой престарелой парой, которые идеально говорят по-русски, а после они пригласят меня с ними отужинать, и моя жизнь перевернется на ближайшую неделю!



И так все по порядку, его зовут Массимо Пичианти, он итальянец, живет на две стране, между Римом и Парижем, передвигается только на машине или медленно с тростью, потому что ему тяжело ходить после аварии сорокалетней давности, которая кстати произошла в России. Он жил в Москве в два подхода, сначала как студент МГУ, отправленный итальянской высшей партийной школой чтобы наблюдать советский режим воочию, затем, спустя десять лет, в качестве профессора истории того же МГУ и МГИМО. Вообще идеи коммунизма ему очень близки и знакомы, он говорит о том что это не Маркс и его Капитал, а русский народ и его история, т.е. такая система могла появиться и существовать только в России, уже как результат. Но мне показалось, что сейчас он разочаровался в коммунизме, хотя так искренне в это верил. Может быть в силу возраста это не потеря идеалов, а переосмысление... не знаю.
Я думаю он проникся ко мне, потому что у него есть три взрослые дочери, и все они наполовину русские, поэтому мы встречались и разъезжали туда-сюда каждый день. Сейчас он на пенсии, но писать и работать в полную силу он не может, да и раньше почти все свои статьи он диктовал по телефону. Сначала он выпытывал у меня, пишу ли я что-нибудь, намекал, а потом спросил напрямую, смогла бы я написать книгу, основанную на его воспоминаниях, с его слов и историй. Это конечно было похоже на сказочный шанс всей жизни, но когда прошла первая волна восторга от всего что происходит, я поняла что я просто не смогу сделать это для него на том уровне, который он себе представляет, я не настолько умна в вопросах мировой и отечественной истории. Иногда мне было трудно следить за ходом его мыслей, многие имена были просто незнакомы. Но атмосфера, которой были наполнены все наши встречи, поездки в пригород Парижа и походы в Музеи, помогла мне запомнить почти все детали. Рассказы про прежний Париж или революционную Сорбонну 68 года сопровождались например песнями George Brassins или Yves Montand, он переводил мне песни и специально просил перемотать на более подходящую к "декорациям" композицию. Гуляя по кладбищу Монпарнас, он вспоминал как здесь хоронили его хорошую знакомую актрису, эмигрантку из России. Он знаком со многими известными личностями, с некоторыми работал в качестве переводчика (Гайдар, Михалков). Фото у могилы Наполеона растянулось на двухчасовую лекцию о времени его правления.



За весь десятилетний курс истории да еще плюс университетские годы я не узнала столько любопытного, именно такого, потому что Массимо не умеет рассказывать о чем то обычном и скучном. Я все больше осознаю то, насколько мне повезло его встретить. Теперь отдельные моменты истории (охватить все - для него и запомнить для меня было нереально) это не просто параграфы из учебников и книг, а как ожившая картинка, особенно история Парижа: иезуиты, катакомбы, революция, вторая мировая война.
По прошествии дней и наших бесед пазл в моей голове складывался и приобретал целостность. К сожалению я не могу все это воспроизвести здесь и передать то тепло, возникающее при воспоминаниях. Я просто хочу, чтобы истории из его жизни оформились во что то целое. В одном из наших разговоров он упомянул писательницу, чьи книги написаны в том интересующем его стиле пересказа историй глазами простых людей очевидцев. И свои воспоминания он хотел бы видеть именно в таком формате. При мне ему удалось связаться с ее переводчиком, и встреча с автором должна состояться только в сентябре (если кому интересно, автор - Светлана Алексеевич). А пока он все еще ищет и даже подключил Розали к осуществлению своей задумки, она работает журналистом в "Репортерах без границ". Я очень хочу чтобы его проект реализовался и может быть этой статьей я смогу ему косвенно в этом помочь. Кто-то увидит, прочитает, спросит... И надеюсь снова увидеть Массимо, в Риме или Париже, а может на обложке книги)

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
Путешествия развивают ум, если, конечно, он у вас естьГилберт Честертон