Сергей Кудряшов
1 сентября 2014
2245

Там, где люди разные

Дорога от афганского Мазари-Шарифа до узбекского Термеза только на карте выглядит короткой прямой.

На деле это вполне себе пустыня, процентов на тридцать заставленная полуразобранными остовами грузовиков, а на остальные две трети заполненная бархачиками, верблюдами и огромными столбами высоковольтных ЛЭП, перегоняющих электроэнергию от пограничных силовых подстанций через перевал Саланг до самого Кабула.

Знаменитый мост Дружбы, по которому выходили из Афганистана советские войска, оказался коротким и сильно поржавевшим. Снимать его категорически запретили пограничники.

Мы собирались посетить Самарканд и Ташкент. Но сначала нужно попасть в холодный январский Узбекистан.



Из всех таможен бывшего СССР две — казахская и узбекская — отличаются повышенным уровнем мздоимства. Не заручившись информацией об особенностях преодоления таможенно-бюрократических барьеров, попались на любимой статье узбеков. Наличной валюте.
Для любой узбекской таможни валюту нужно декларировать до копейки. Все, что не задекларировано, будет изъято. Афганская мелочь, понятно, не интересует, а вот недосчитанные нами 200 долларов очень даже порадовали начальника смены.

Итак — денег на проживание и движение дальше практически не осталось. Придется улетать домой из Узбекии. Откуда — решим ближе к Самарканду.
Очередная особенность погранперехода — от ворот КПП до границы Термеза нельзя передвигаться пешком. Тем проще — дежурный пограничник тормозит первый же афганский минивенчик, наставляет водителя добросить туристов до города.

В минивене — ни обшивки, ни сидений. Голый металл и коробки товара, стирального порошка, моющих средств, какой-то китайской химии.

Термез — типично пограничный город. Большая часть населения так или иначе связана с КПП, благо, пригреться на узбекской таможне — мечта. Вытянутый вдоль берега грязной Амударьи, Термез смотрится серо и грустно. Добраться до старого города не смогли — единственный автобус на Самарканд отправлялся буквально через пятнадцать минут после нашего прибытия в центр города.

Узбекский междугородний автобус…сказочный пепелац, ломающийся каждую сотню километров, прямо посреди холодной пустыни. Постоянно бухающие соседи, устраивающие междоусобные разборки и засыпающие нас народными афоризмами:
— Везде вот в мире люди хорошие. А в Узбекистане — разные.
— Э-э, ты даже не слова ни думай!
И так далее.

В итоге были накормлены шашлыком, напоены водкой и пивом. Благо, зеленые остановки по причине очередного задымления салона случались ежечасно.

К трем ночи выгрузились у поста ГАИ. Далеко, за полями, небогатой россыпью огней мерцал Самарканд.
— Сейчас быстро до города доедем — обещает очередной попутчик из автобуса. Ловит машину, что-то говорит с водителем по узбекски. — Поехали, 10тыс. сом на всех!
Укуренный парень перегоняет новую Нексию в Бухару. Минут через десять полета на скорости за 200, мы понимаем, что Самарканд остается несколько позади.
Громко и настойчиво останавливаем машину, выгружаемся. Обалдеть — уехали километров за 15 от города. Ночь. Холодно. Ветер. Палатки нет.
— А давайте на остановке вместе поспим — предлагает ловец машин.
— Да пошел ты…

Топаем обратно по шоссе, пытаемся застопить редкие машины. Бесполезно — пролетают на бешеной скорости по дальней полосе.
Перед небольшим мостиком — будка. В будке два мента. Останавливают, проверяют документы, смотрят содержимое рюкзаков. Пакет зеленого афганского чая почему-то никого не интересует.

Погрелись в будке, топаем. Наконец, останавливается крошечная малолитражка. Водитель едет в Самарканд, отлично!
По дороге рассказывает — задержался на дне рождения, выпил — вот и едет медленно, не привлекая внимания. Спрашивает, куда нас везти?
Рассказываем, что денег нет, нам бы жилье подешевле.
— Может, ко мне поедете?
-Поедем, конечно!
Хозяина зовут Израэль, недавно он купил дом прямо возле железнодорожного вокзала. Дом не отделан, но спать в нем крайне удобно — на полу, под пуховыми одеялами.

Рано утром приходится проснуться — весь дом уже на ногах. Израэль, его жена и пятеро детей. Шестой сын, старший, трудится на московской стройке — отец специально отправил его в Москву на год, как в армию. Чтобы жизни научился и смог по возвращению своими руками дом построить.

Завтракаем — хозяйка приготовила картошку с бараниной. В Узбекистане отпустить гостя, не накормив мясом — не порядок. После завтрака долго пьем чай, беседуем с хозяином. Дети из-за угла наблюдают. Угощаем их афганской халвой, с разрешения отца.
— Я бы вам экскурсию провел по городу, но работы сегодня много — оправдывается Израэль. Он довозит нас до Гур-Эмира и желает счастливой дороги.


Хмурый утренний Гур-Эмир встречает нас приветливо. Смотритель за копеечку проводит экскурсию.


Сначала посещаем маленький Рухабад.


Мавзолей восстановлен буквально из руин, но внутренняя отделка еще не выполнена.


Гробница ученого-мистика Бурханэддина Сагарджи, военачальников Тамерлана и хранилище волос Мухаммеда.


Затем — сам мавзолей Тамерлана.


Мозаика на ограждении мавзолея слегка осыпалась.


Здесь все отлично восстановлено. И подсветка сделана замечательно.


Гур-Эмир считается эталоном ранней исламской архитектуры.



Позолота росписи при правильном освещении создает торжественную и мягкую атмосферу.


Черный камень — могила Тамерлана, та самая, после вскрытия которой началась война.


Можно приобщиться к корням. За прокат сувенирных одежд денег не просят.


От Гур-Эмира пешком добрели до Регистана. Туман сгустился — минареты медресе вдруг вынырнули из серой пелены.


Из-за тумана масштаб всей площади абсолютно не понятен.


Не успели мы войти на площадь — подбежали менты.

— Хотите на минареты подняться? — практически не спрашивают, а заявляют стражи порядка. 300 рублей за двоих — и попадете в места, куда только археологи, реставраторы и инспектора ЮНЕСКО заходят.
— Хотим.
Нам открывают решетку в углу медресе и даже закрывают замок.
— Насмотритесь — позовите, мы тут рядом будем.


Выход на минареты — очень узкий.



Вид с минарета не получился. Туман.


Места реставрации, вполне рабочая атмосфера.


Вид на внутренний двор открывается великолепный!


При всей жмотности узбекских властей, в восстановление исторических памятников вложены огромные средства.

Выйти из помещений оказалось не просто — решетка на замке, ментов рядом нет. Вернулись на балкон, покричали — никого.
— Подозреваю, сейчас за открытие решетки с нас потребуют бакшиш — начинаю напрягаться. В этой стране, увы, ждешь подлостей с любой стороны.

Оказалось, пока мы бродили по минаретам, в соседнем помещении вспыхнул небольшой пожар. Все силы охраны были брошены на тушение.


После пожара часть ворот закрыли.


Находим обходные пути.



Наконец, смогли увидеть три медресе одновременно.

Решили покушать. Пошли к центральному рынку. И снова из тумана выплывает грандиозное сооружение. Биби-Ханум — соборная мечеть Тимура.


Названная в честь жены Тимура, одна из первых соборных мечетей Средней Азии и одна из крупнейших для своего времени.


Рынок. Халва. Так себе, если честно.


Парковка для осликов.


Перед отъездом в Ташкент заглянули в астрономию Улугбека. Благо, автобусная стоянка находится в сотне метров.

Выбирать из междугородных пепелацев лучший — дело неблагодарное. Повезло — по дороге до Ташкента ни разу не сломались.

Нужно найти проживание в рамках небогатого бюджета, попорченного термезскими таможенниками. Ценник для нерезидентов начинается от 45 долларов за номер, при этом для местных 8 баксов — потолок.

В итоге, пройдя 5–4 отелей, нашли шикарное убежище. 8 долларов, но с нас — 16, за риски. Селить нерезидентов отелю нельзя, нет лицензии.

Место понравилось — практически центр, соседи в аутентичных шерстяных халатах, милицейские авто в середине двора — стражи порядка отрываются подальше от любопытных глаз.


Экономить можно на всем, кроме еды. В Узбекистане фантастические уличные кафешки и не менее фантастические корейские рестораны.

Следующий квест — поменять остатки долларов и купить билет на родину. Менять приличную по местным меркам сумму лучше на черном рынке. Но к этому рынку нужно еще получить доступ.
Зашли в авиакассы — кассир позвонила по нужному телефону, пришел валютчик и все обменял. Разница по сравнению с официальным курсом составила двойной ужин, много вина, сауну и постоянные покатушки на такси.


Два билета Ташкент-Москва, пожалуйста!

Покупка билета по-узбекски: мест нет, но за пару долларов с рейса снимают двух ожидающих. Кассир тоже должен заработать!
И так везде — саун в городе нет, но за пару долларов таксист вдруг найдет нужное место. Вино ночью продать нельзя, но за пару долларов…
Страна пары долларов. Порой это крайне удобно.

Последнее, что запомнилось в Узбекистане — шурпа с перепелками в ресторане аэропорта. 80 рублей — тарелка отличного бульона и настоящая перепелочка, внутри которой…котлета из баранины со специями. В какой-то жуткой забегаловке. Волшебная страна.
Комментарии
Валерия Гавриляк
1 сентября 2014, в 22:07

Не согласна только насчёт халвы, а так очень узнаваемо) Когда-то давно была в Бухаре зимой, картинка похожа, только там ещё снег шел.

Сергей Кудряшов
1 сентября 2014, в 22:39

Халва сильно "сахарная", я люблю когда больше полезной массы. А эта прямо к зубам липнет аж страшно за пломбы))

Андрэ М
2 сентября 2014, в 10:41

Давняя мечта объездить те края, правда я больше на лето рассчитываю...как то те места со снегом не ассоциируются. Спасибо!

Валерия Гавриляк
2 сентября 2014, в 12:14

Вот кстати да, летом там даже халва просто тает) Но и всё остальное тоже плавится, начиная с мозгов) А в зимнем Узбекистане действительно есть что-то завораживающее: вот стоишь во дворике, смотришь на медресе с восточными узорами, а фоном - огромные хлопья снега. Сто лет уже прошло, а эта картинка стоит перед глазами)

Сергей Кудряшов
3 сентября 2014, в 13:15

Сгонять чтоли еще раз...давно думаю плотно проехать Узбекистан, но все как-то по весне хотелось

Светла Багинска
15 сентября 2014, в 23:41

Лучше весной: там всё цветёт...

Валерия Гавриляк
3 сентября 2014, в 16:14

В школе был патриотический стишок:

Я живу в Узбекистане,
Я люблю свой край родной.
Он хорош зимой и летом,
Но особенно весной))

Так что сгоняйте непременно, весной там просто прекрасно.?

Сергей Кудряшов
3 сентября 2014, в 17:28

Весной у меня пик работы всегда, увы. С марта по май обычно безвылазно пашу

Sergei Muzyka
7 сентября 2014, в 15:12

На снимке реконструкция могилы Тамерлана. Оригинал расположен в камере этажом ниже.

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
06:00
Тайны подземной жизни. Сокрытое в глубине
07:00
Вокруг света с Ману Фиделем. Мумбаи - Калькутта
07:50
Человек мира. Настоящая Италия. Часть первая
06:00
Звериный репортёр
06:30
Звериный репортёр
07:00
Семь миров, одна планета. Австралия
Я не был везде, но это в моем спискеСьюзен Зонтаг