Тарасъ Логвинъ
19 июля 2015
1586

Trinidad & Tobago - Grenada

Продолжение рассказа округосветном путешествии 2013-2015



За месяц проведенный на Тринидаде много чего произошло. Февраль 2014. До меня доходили тревожные новости из Киева - начали стрелять. Понять что-то из этого за океаном было трудно. Каждый день сонно двигался сквозь палящий зной к вечерней развязке в баре, где собирались застрявшие в этой дыре яхтсмены. Двое молодых исландцев ремонтировали свою яхту. Рукастые, мощные ребята пригодились бы нам в плавании, но, как ни заманчиво было предложение, им надо было разобраться сперва со своими делами. Вместо этого Стив нашел щуплого нагловатого немца, который с первого дня старался двигаться меньше, а заказывать в баре за счет Стива больше. Его звали Йонас и жил он где-то в джунглях на границе Колумбии и Венесуэлы с женой. Решил вырваться в отпуск и приехал в Чагуарамас искать лодку в любом направлении. На "Adventure" он продержался недолго. Однажды между ним и Стивом вспыхла ссора, Йонас собрал вещи и так и не вышел с нами в море. Сварщики заканчивали подлатывать корпус и мы уже проводили спуски на воду, но каждый раз где-то текло и приходилось отправляться снова на сухую стоянку. Февраль подходил к концу, Стив становился все нетерпеливее, а между тем вся наша команда состояла из двух человек: меня, который никогда не работал с гафельной оснасткой и Стива, который никогда не управлял таким тяжелым судном.



В прошлом посте я рассказывал о том, что такое шхуна, теперь в двух словах о гафельной оснастке. Эта устаревшая система требует больших усилий при подъеме и спуске парусов. Если на большинстве современных яхт вы поднимаете парус при помощи линии, которая тянет угол самого паруса, то при гафельной оснастке низ и верх паруса прикреплены к тяжеленным чаще деревянным столбам (без шуток, на нашей шхуне - телеграфные столбы). Нижний называется бум, верхний - гаф (отсюда и название). Чтобы поднять парус надо одновременно тянуть линии прикрепленные к началу и концу гафа. Работа для двух матросов, требующая силы, скорости и слаженности.
Еще одна характерная черта капитана Стива заключалась в том, что время от времени его планы напоминали прыжок из самолета с дырявым парашютом: "По дороге залатаем". В начале марта терпению пришел конец. Мои уговоры остаться хотя бы на один день начинавшегося в Тринидаде карнавала не увенчались успехом. Доваривали яхту уже в авральном порядке. Стив решил выходить даже несмотря на то, что нас было всего двое, хотя в идеале нужно было четверо а то и пятеро.
К тому времени, я собрал кухню, построил заново три койки и выучил некоторые особенности работы дизельного двигателя, генератора, электрики, и насосов. Паутина различных снастей все еще была для меня секретом. Через несколько месяцев я сам буду учить новичков премудростям гафельной оснастки, а пока что я озадаченно смотрел на все эти блоки и веревки. мы не были готовы и на 70 процентов, когда Стив объявил об отходе на следующий день. Если честно, мне и самому поднадоела душная рутина сухопутной жизни. Хотелось в море, снова ощутить соленый бриз и ближе познакомиться с "Adventure". Было и еще одно обстоятельство, которое не давало покоя, жучком засев где то в подсознании. Дело в том, что бухта Чагуарамас находилась на Северо-Западе Тринидада. Через пролив можно было увидеть Северо-Восточное побережье Венесуэлы, имеющее печальную известность своими пиратами. Они атаковали без разбора коммерческие суда и частные и не оставляли никого в живых. По большому счету из-за этого наш маршрут лежал не вдоль побережья Венесуэлы, а сначала на Север к Мартинике, а потом через все Карибское море к Колумбии и Панаме. Были и другие причины, но правда в том, что ни один здравомыслящий капитан не пойдет ближе чем в ста милях от Венесуэлы. Нам предстояло выйти из бухты и около двенадцати часов быть в зоне досягаемости пиратов...



Настал день и час нашего первого перехода. От Тринидада до Гренады - 90 морских миль, около суток хода. Чуть больше понадобилось нам с Рубеном по дороге из Гренады в Тринидад. Это не самые спокойные воды. Волна довольно частая, и нет таких американских горок как в Атлантике, где тебя поднимает на гребень, ты успеваешь приготовиться к сёрфу и посмотреть как спидометр весело разгоняется до 13 узлов. Переход до Гренады это как езда по лежачим полицейским. Во всяком случае, так получилось у нас. Стив решил поставить только один парус - джиб, самый простой в обращении и таким образом слегка помочь дизельному мотору. С самого начала стало понятно, что легкой прогулкой тут не пахнет. Незакрепленные вещи летали по всем внутренностям "Adventure". Все полки вылетели из шкафов и инструменты катались по полу в такт резким рывкам корабля то вправо то влево. Поначалу мы пытались поставить вещи на место, но вскоре оставили эту бесполезную затею, главное урок выучен - все надо хорошенько закрепить. Самое важное было убедиться, что отуствует течь и работают все насосы. К вечеру настал черед моей вахты, я впервые встал за штурвал 100-тонной шхуны. К обычным обязанностям, к которым я привык за Атлантический переход добавились новые в виде почасовых записей в судовой журнал (формальность, которой мы придерживались все 7 месяцев), проверки заряда аккумулятора и включения и выключения генератора при необходимости. Вскоре после начала моей вахты на корабль спустилась непроглядная тьма. Ни один из компасов на "Adventure" не работал, к маленькому GPS навигатору было невозможно подстроиться, я то и дело отходил от курса, а один раз вообще развернулся на 180 градусов. В конце коцов я приноровился ориентироваться по небольшому кусочку луны, который должен был размещаться в определенном углу окна капитанского мостика. Когда луна поднялась слишком высоко, из тьмы на горизонте показались огни нефтяных платформ, которые мы проплывали с Рубеном месяц назад в дневное время. Они служили мне ориентиром оставшуюся часть ночи. В той темноте мне часто мерещились огоньки, которые я, безусловно, принимал за пиратов и с силой прижимал бинокль к глазам, стараясь разглядеть хоть что-то в этом черном космосе.
Утром Стив сменил меня, и долгожданная Гренада замаячила прямо по курсу. Осталось бросить якорь, сойти на берег и как следует отметить первое прибытие. Как я и думал, в последствии оказалось, что это был один из самых наших трудных переходов.
Гренада, а точнее город Сент-Джордж мне запомнились мало. Не хватило времени. Приятная набережная с разноцветными домиками, рынок, на котором продаются разного рода специи (остров известен прежде всего ими, в особенности мускатным орехом).
Вскоре нам предстояло проплыть через Сент Винсент и Гренадины до Санта Люсии...

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
Лишь тот, кто странствует, открывает новые путиНорвежская пословица