Товарищ Хэлл
21 декабря 2016
1914

Тырныаузский горно-обогатительный комбинат (Часть 4)

Четверг. 20.10.2016

- Опаньки! Чья-то хата. Макс, взгляни.
Товарищ вошёл за мной в комнату.
В небольшом помещении вдоль стен стояли две кровати, деревянный лежак и стол. Возле окна притулилась неказистая самодельная «буржуйка», выставив дымовую трубу в форточку. Недостающее остекление заменяли листы фанеры. В углу возле входа стоял большой баллон с газом и плитка. Над столом висел настенный шкафчик, набитый посудой, столовыми приборами и пакетами с лапшой быстрого приготовления. Нехитрый интерьер дополняли три старых стула.
- Хм, неплохо устроено. Кровати, печка, газовая плитка… Кажется, металлисты оборудовали себе промежуточную базу. Жаль, мы тут разместится не могли. Слишком палевное место, - с сожалением вздохнул Макс.



- Да и хозяев ждать долго не придётся. Судя по датам изготовления на продуктах, они здесь часто бывают, - добавил я.
Это была третья и последняя интересная комната в здании управления рудника.
В первой обнаружились многочисленные памятные надписи оставленные бойцами ОМОНа из разных городов России: Пенза, Воронеж, Рязань и прочие. Вероятно, в ноябре 2010-ого на руднике проходили учения.

Ещё в одной комнате на полу толстым слоем лежали документы: ведомости, отчёты, рабочая переписка. Любопытными оказались папки с приказами. Самая «свежая» папка несла на обложке отметку «1999 г.» и нетипичное название для сферы промышленности «по личному составу».

Нашлись также папки за 87-ой, 89-ый, 91-ый, 96-ой и 97-ой годы. Я уделил изучению их содержания некоторое время. Приказы о назначении и снятии с должностей, распоряжения о выплате премий и протоколы о нештатных ситуациях на производстве однозначно свидетельствовали о том, что комбинат вплоть до конца декабря 1999-ого года работал. Хотя снижались объёмы производства, оборудование выходило из строя и возникали проблемы с квалифицированными кадрами (обо всём этом я также узнал из прочтённого), работа шла. И предприятие функционировало по своему прямому назначению.
Далее отправились к разведанному в воскресение входу в шахты.

Прошли до соединения с основным туннелем, который превратился в русло реки, и началось…

Когда-то тут проходила железная дорога. Рельсы срезали, а шпалы раскидали вдоль стен. Теперь они служили своеобразной набережной. Чертовски неудобной из-за «пробелов», которые приходилось самостоятельно заполнять, ворочая соседние шпалы. Иногда приходилось переходить к противоположной стене, тогда один из нас ставил шпалу на попа, продвигал её нижний конец так, чтобы потом достать до него ногой и отталкивал от себя. Тяжёлая чушка падала в воду, поднимая тучу брызг. Вуа-ля! Переправа готова.
Часто попадались «живые» шпалы. Выбрал для следующего шага вроде самую устойчивую… наступил… Нормально. Перенёс вес тела, а эта зараза начинает гулять и вдоль и поперёк. До вынужденного купания не дошло, но пару раз нога всё-таки соскальзывала в воду.

Через полтора часа красный прямоугольник с числом «1600» внутри сообщил, что мы отдалились от входа всего-то чуть больше чем на полтора километра. Медленно. Из темноты доносился шум. Чем дальше мы шли, тем ближе становился его источник.
На пути нам попадались разные ответвления и вентиляционные выработки, но мы строго держались главного туннеля.








Когда пикетажная разметка на стенах дала отметку близкую к трём километрам, открылся источник шума, обосновавшийся в стволе. Им оказался настоящий водопад, хлеставший от самого верха на сколько видел глаз. Это казалось странным. Откуда на не большой по площади горной вершине берётся столько воды, что хватает на целую горную речку? Чудеса, однако…
Дальше руддвора не пошли, а заглянули в сбойку с дочерна закопченными стенами и потолком.

Через неё добрались в параллельный туннель, затем к трансформаторной пещере и гигантской вентиляционной камере.



На обед расположились в копчёной сбойке на некоем подобии лавочки, собранной из досок.
Пока ели, я заметил, что Макс чем-то озадачен. И когда котелки опустели, решил узнать, в чём дело.
- Ничего такого, Хэлл. Просто, я немного разочарован увиденным. Горы, длинные тоннели, целый горно-обогатительный комбинат… Всё это здорово. Но от построек остались в основном руины, а подземные выработки превращены в голые пещеры.
- Согласен, за державу обидно.
- Я не об этом, - возразил Макс. – Когда собирались сюда, я ожидал увидеть нечто большее. На фото и видео двухлетней давности гораздо больше сохранившихся объектов. Помнишь Силикаты? Там до сих пор лежит узкоколейка с деревянными рельсами, а тут… Знаешь, есть ощущение незаконченности. Такое ощущение, что мы не нашли тут что-то важное. Может, нечто уцелевшее?
- Почему бы и нет? Думаю, в затопленных штольнях остались вещи стоящие внимания. Вдруг, металлисты туда пока не дотянулись? Правда, сейчас мы до них тоже не доберёмся.
Товарищ усмехнулся.
- Тогда нужен повторный рейд. Занесём Тырныауз в «домашнее задание»?
Я кивнул.
- Занесём. Кстати, Маф больше всех хотел тут побывать. Вот и повод для второго рейда. Ладно! Пошли обратно. Три километра проскакать по шпалам и кочкам быстро не получится, а нам надо воды заготовить и кое-что из снаряги собрать с вечера. Завтра ранний подъём и дел на утро без того предостаточно.

Отойдя от рудника на приличное расстояние, я вспомнил, что так и не сделал фотографий общего плана. Воскресные фото в вечерних сумерках и тумане не в счёт.





Пятница 21.10.2016

Встали раньше, чем прозвучал призыв муэдзина, и без промедления начали сборы. Встреча с таксистом назначена на девять утра, и надлежало успеть точно ко времени. Машина подождёт, если что. Но самолёт ждать не станет.
В крайний раз окинув взглядом полюбившийся за прошедшие дни ландшафт, покинули дом и вышли на дорогу. Спуск проходил отлично, хотя от интенсивной ходьбы начали «забиваться» ноги.
Снизу долетел рокот двигателя. Через пару изломов дорожного зигзага из-за поворота выполз ЗИЛ сборщиков металла. Водитель не только поприветствовал нас, но остановил машину и осведомился, всё ли у нас в порядке. Наверное, коллеги не успели рассказать ему о двух маргиналах, разгуливавших по горам пешком. Поблагодарив за участие, мы заверили его, что всё отлично и поспешили дальше.
Моё внимание привлекла малозначимая деталь. В полупустом кузове грузовика лежали красные газовые баллоны, и нигде не было синих. Я ещё подумал: «Как же они без кислорода резать станут?», но решил не лезть не в своё дело и промолчал. Мало ли, как у них рабочий процесс построен? И когда нас и ЗИЛ уже разделяли сотни метров высоты, мы набрели на два синих баллона, лежавших прямо посреди дороги. Похоже, их плохо закрепили, отчего они вылетели, когда машину болтало на кочках. Увы, нам оставалось только посочувствовать «металлистам» и пожелать как можно раньше обнаружить потерю, а то весь день пойдёт насмарку.
Сколько раз я упоминал про туман? Знаю, много. Но нас не переставала поражать его плотность и некоторая абсурдность. В средней полосе все вроде привыкли, что туман образуется в пасмурную погоду. Он висит серым покрывалом, а потом развеивается. Есть ещё утренний туман. В долинах рек он бывает плотен и перемещается клубам на подобии облаков. Когда выглядывает солнце, такой туман из серой массы превращается в нечто более плотное и молочно-белое, но совсем не долговечное. Исчезает за считанные минуты.
Мы же столкнулись с новым для нас явлением. Из зоны кристально прозрачного воздуха и яркого солнца, мы словно спускались в другой мир со своей атмосферой. При том, словосочетание «своя атмосфера» имело буквальное значение.

Пожалуй, в этот день туман имел наибольшую плотность. В нём отлично распространялись звуки, но ничегошеньки не было видно даже на десяток шагов. Одним словом – фантастика. На ум пришёл рассказ Стивена Кинга «Туман». Вот, сейчас вынырнет монструозное щупальце и утянет нас в чью-то клыкастую пасть… Словно в помощь разгулявшемуся воображению впереди обозначилось движение. Кто это решил податься в горы пешком спозаранку? На встречу неторопливо брёл пожилой мужчина в старом пиджаке и брюках, кирзовых сапогах и кепке. Я собрался поздороваться, но он опередил:
- Здорово, мужики! Откуда путь держите?
- Здравствуйте. Да, вот… В горы ходили.
- А-а-а… И как там?
- Отлично! Погода ясная и тёплая.
Интерес мужчины к погоде был отнюдь не праздный, ибо кнут в его руке выдавал в нём пастуха. Видимо шёл в горы собирать коров.
- Хорошо… А вы откуда сами будете?
- Из Москвы.
- О как! – заметив нашу спешку, пастух не стал более задерживать разговором, - Ну, бывайте.
- До свидания.
Уже в городе, когда до точки встречи с таксистом оставалась минута ходу, нас остановил наряд ППС. Как выяснилось позже, в этот день проводилась контр-террористическая операция в связи с обнаружением неких душманов в Дагестане, и в соседних регионах мобилизовали полицию. Полицейские хотя и удивились нашему появлению, но вели себя вежливо и корректно, и после быстрой проверки документов отпустили с пожеланием хорошо добраться домой.
Такси стояло на месте. Рюкзаки отправились в багажник, мы разместились в чистом и прогретом салоне. Подумать только! Через три часа самолёт, к вечеру окажемся дома! И трудно будет поверить, что вот ещё утром мы воочию созерцали руины горнодобывающего колосса, которому, по всей видимости, суждено остаться лишь призраком в людской памяти. Призраком, замершим в молочно-белом тумане.
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
06:00
Вокруг света с Ману Фиделем. Гонконг
06:00
Неестественный отбор
06:55
Вокруг света с Ману Фиделем. Токио
14:35
Зверята всего мира. Зверята Латинской Америки
15:25
Недетские вопросы. Живые приборы
15:55
Недетские вопросы. Безрукие строители
Живи, путешествуй, не сожалей ни о чем и благодари судьбуДжек Керуак