Роман Кириенко
7 декабря 2019
409

ВРЕМЯ ЖИТЬ И ВРЕМЯ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ. ГЛАВА 14

Глава 14. Ришикеш — столица йоги

Ришикеш — врата в Гималаи, мировая столица йоги. Место, где святая река Ганга выходит из горных ущелий. Этот город овеян славой Beatles и мудростью великих духовных учителей Индии.

Мои впечатления от Индии текли нескончаемым ручьем. Если вчера вечером я был еще в Бодхгае, сегодня утром я покидал Варанаси, а теперь я ищу свой автобус из Дели, который повезет меня в Ришикеш. Часов в 7 вечера я буду на месте, а пока нужно устроиться в автобусе поудобнее.

Я однозначно влюбился в автобусные поездки, для меня это лучшее средство передвижения в Индии. Это не значит, что они должны всем прийтись по душе, совсем наоборот, но мне подходит.

Итак, я занял место у окна в стареньком кондиционируемом автобусе, купил воды и пару журналов. Мне предстояло провести сидя 6—7 часов и поэтому нужно было себя чем-то занять, ведь спать мне совсем не хотелось. Энергия била через край. Я очень хотел попасть в Ришикеш.

Со мной сидел мелкий парнишка, а через ряд его мама с дочкой. Он всю дорогу ел чипсы и пил колу. Я все думал, сколько ж в него влезет, пока ему не приспичит в туалет. Но нет, он спокойно сидел, изредка ёрзая и посматривая на меня, пытаясь понять, чем я был занят. На остановке мама купила ему новую партию еды и он продолжал есть всю оставшуюся часть пути. Крупным, наверное, вырастет, хотя он еще маленький и сто раз все успеет согнать лишние запасы в виде жира.

Я пускал по сотому разу любимый плейлист в плеере, когда уже полностью стемнело и мы покатились в сумерках. В открытые окна стали залетать комары и мошки, пришлось накинуть капюшон.

В салоне зазвучал храп и шепот, казалось, что мы не движемся больше, а находимся в просторном и темном помещении, где люди готовятся ко сну.

Мы еще только-только въезжали в Харидвар, который находится в 25 км от Ришикеша, а значит, что ехать оставалось еще около часа.

Мне тоже хотелось заснуть, но я не давал себе такого шанса, не сейчас, вместо этого я сверился с картой, чтобы заранее выучить дорогу к моему гестхаусу.

И вот через час пути мы легкой поступью пребываем в Ришикеш. На центральном вокзале темно и пусто. Спустя минуту площадь наводняют носильщики и моторишки, продавцы и встречающие.

Подзываю одного водителя и мы договариваемся о плате — по рукам!

Его рикша стоит в 100 метрах от вокзала и нам по пути к ней приходится пересекать всю площадь и оживленное шоссе почти в темноте. Мне почему-то холодно, наверное клонит в сон и тяжелый рюкзак тянет мои затекшие после автобуса плечи. Все течет как в замедленном фильме.

Тут совсем иначе, чем в Дели. Гораздо спокойнее. Мне это начинает нравится.

Мы медленно трогаемся, никуда не спешим. Водитель закуривает сигарету и сплевывает на землю давно пережеванный пан. Минут через двадцать он высаживает меня на перекрестке. Я пытаюсь включиться и сообразить в какую сторону двигать, где я буду жить?

Пометавшись минут 5 пять в темноте, я увидел полицейского, у которого и решил осведомиться, как пройти по нужному мне адресу. Он неохотно ткнул в левую сторону и отвернулся. Оказалось, что мне нужно было свернуть в переулок, где во дворах я нашел мой гест.

Опоздав на 3 часа к заселению, оказалось, что мое место уже отдали другому. Конфликтовать у меня не оставалось сил и было решено, что переночую в любой свободной комнате или кровати, а утром разберусь. Хозяева оказались весьма радушны и сто раз извинились передо мной, но проблемы-то и не было, я всегда допускаю, что может что-то произойти, тем более в Индии.

Скинув вещи на койке, я вышел на улицу на поиски еды, но обойдя все вокруг, не нашел ничего, кроме ларька с фруктами, но и этого было достаточно. Теперь спать, чтобы утром с первыми лучами солнца встречать рассвет на Ганге.

Утро вечера мудренее!

Ночью я так замерз в своей комнате, что только и мечтал поскорее выйти на воздух, на солнце. Я долго выбирал, где буду жить в Ришикеше, но только утром понял, что мне повезло с местом, несмотря на недоразумения первого вечера.

Остановиться в городе получилось неподалеку от реки и подвесного моста Лакшман Джула, подвешенного через нее — одна из главных достопримечательностей Ришикеша. Мост находится ближе к горам, чем к самому городу. Там, правда ниже по течению, есть его брат-близнец — Рам Джула.

Я жил прямо на главное дороге, соединяющей центральную часть города с районом Лакшман Джула. Тут по утрам всегда стоить такая пыль, что хочется побыстрее дойти до поворота, где начинается спуск к самому мосту.

Этот спуск пролегает по небольшой дороге, вдоль которой, то тут, то там расположились торговые лавки. Тут и там зазывалы на любой лад и слог и у всех самый лучший товар в городе, только заходи — качество они гарантируют. Хотя так и было, спорить я не буду. Это даже весело.

Пока идешь по узкой дорожке тебе в спину гудят моторикши и проносятся мимо тебя с бешеной скоростью.

Новый день, новый вызов. Город уже проснулся и я вместе с ним. Я почти дошел до моста Лакшман Джула, как впереди увидел людское столпотворение. На вопрос, что происходит, мне никто не смог ответить, поэтому я решил пробиваться дальше.

На подходе я увидел кучу проводов, генераторы и световой аппарат и сразу понял, что здесь снимают, самое что ни на есть, индийское кино. Каково было мое удивление, когда я увидел, что мост забит битком актерами из массовки, разукрашенных цветами Холи, да-да, они снимали эпизод про празднование Холи на мосту.

Сейчас у них был перерыв перед съемкой финального дубля и я решил протиснуться к ним, и все-таки перейти по мосту на противоположную сторону города до того, как они начнут снимать.

Потом я смотрел за тем, кто снимают этот дубль с крыши храма Траямбакешвар. Слышал эти радостные крики актеров массовки. Было видно, как они обсыпают друг друга цветным порошком и я на миг представил, что нахожусь снова в центре праздника Холи.

Дальше я шел вниз по течению Ганга и думал, что хочу искупаться в нем. Дойдя до моста Рам Джула, я нашел небольшой пляж и на удивление толпы индусов залез в воду. Вода была молочного цвета и очень холодной, но такой приятной, что мне не хотелось вылезать. Я смыл, наконец, с себя бремя прошлого и мог спокойно подумать теперь о настоящем и будущем.

Но еще кое-какая связь с прошлым у меня оставалась, правда не с моим прошлым, а с прошлым самого города Ришикеш. Когда-то давно, сюда в ашрам к Махариши приезжали сами Beatles, а немного позже в этих краях также гостил молодой Стив Джобс. Я очень хотел увидеть эти места, поэтому и направился туда.

Приятно побывать в месте, которое овеяно славой Beatles. Хотя я спокойно отношусь к ним и к их успеху, но от посещения этого ашрама отказаться нельзя. Место, где вся их дальнейшая судьба повернулась в другое русло. Место, где Джон понял, что это начало конца. После такого просто нельзя взять и остаться прежним. Это место силы.

Мне очень хотелось снова и снова вернуться в этот ашрам, хотелось взять с собой побольше энергии оттуда. Еще хотелось разгадать все загадки, которые сохранились здесь с тех времен. В интернете много гуляет информации об истории становления ашрама и его падения. Там пишут всякие домысли и слухи о Махариши.

А вообще, вы только подумайте каким он должен был быть притягательным, чтобы сама Великая четверка Beatles решилась на подобное путешествие в эти края. Ведь в далеком 1968 году здесь по большому счету была дикая местность и небольшое поселение, которое разрослось во времена процветания ашрама.

Но меня волновало сейчас только одно. Я нахожусь в таком месте и просто обязан засесть где-то, включить мой авторский сборник Beatles, закинуть голову к небу и улететь из этого мира на несколько часов.

Я поднялся на 5 этаж одного из двух главных корпусов, вышел на балкон, постелил рюкзак на землю и лег на спину, закинул руки за голову и устремил взгляд в голубое небо.

Из наушников потекла песня Dear Prudence авторства Леннона из Белого альбома.

Кстати, насколько я знаю, Джон написал эту песню здесь в этом ашраме, и что Пруденс и ее дом действительно существовали. Да, тот самый дом Пруденс здесь есть на территории — о чем и гласит памятная табличка.

Я мог видеть его с крыши, где лежал и подпевал словам Джона:

«The sun is up, the sky is blue.

It’s beautiful and so are you.

Dear Prudence, won’t you come out to play?»

Потом у меня в ушах зазвучала Tomorrow never knows, психоделичными эффектами еще дальше отдаляя меня от реальности — звуки текли, облака плыли по небу, мои глаза стали плавно закрываться.

Не замечая времени, я лежал и погружался еще глубже в себя. Я был совершенно один на той крыше. Вокруг ни души и только ветер иногда трогал меня за волосы и лицо.

«Turn off your mind,

relax and float down stream,

It is not dying, it is not dying.

Lay down all thoughts, surrender to the void,

It is shining, it is shining».

Я ощущал счастье и спокойствие. Я чувствовал себя так, будто я нахожусь дома и все, что меня окружает было хорошо знакомо. Будто я уже был здесь. Нет, это не чувство дежавю, а что-то более тонкое по ощущениям.

Если мне когда-то понадобиться представить такое место, где я был счастлив, то я, определенно, подумаю о Ришикеше и ашраме Beatles.

Переживаемые чувства со временем только усиливались, мне хотелось остаться там на ночную медитацию, но я не готовился к этому заранее, поэтому решил это сделать в другой раз.

Тем временем, Джон поет, что есть один ответ на все в этом мире и этот ответ — любовь:

«There’s nothing you can know that isn’t known

Nothing you can see that isn’t shown

No where you can be that isn’t where you’re meant to be

It’s easy

All you need is love

All you need is love

All you need is love, love

Love is all you need.»

Мне вспомнилась одна история, как раз, про любовь, причем с первого взгляда. Речь идет о Джордже Харрисоне и его любви к индийской музыке и, в частности, к ситару.

На съемках фильма «Help!» произошло такое первое знакомство с индийской культурой, где по сюжету была сцена, в которой музыканты из Индии исполняют музыку на этнических инструментах. В перерывах между съемками Джордж брал ситар, принадлежавший тем музыкантам и пытался играть на нем. Впоследствии он решит изучать этот инструмент с наставником, чтобы освоить его в совершенстве.

Как нам сейчас известно, Джордж был первым, кто предложил использовать этнические инструменты в записях Beatles. Например, в песне 1965-го выпуска Norwegian wood очень красиво обыграна основная мелодия на ситаре. Она стала первой в мире западной рок-композицией, где прозвучал этот инструмент.

Beatles еще не раз экспериментировали с необычными инструментами, а Джордж Харрисон пошел дальше и выпустил первым сольный альбом «Wonderwall music», который можно отнести по стилю ближе к индийской музыке, чем к рок'н'роллу.

Любовь Джорджа к индийской культуре и музыке стала расширяться с тех пор. Он стал глубоко изучать все, что с этим было связано, включая философию и религию.

Позже он познакомится с Рави Шанкаром, великим индийским ситаристом, который станет его учителем игры на этом невероятном инструменте.

И вот почти 50 лет спустя я лежу на крыше в Ришикеше и задаюсь вопросом, что же чувствовали «Битлы», когда приехали сюда в 1968 году?» и почему все закончилось так быстро?!

Есть очень сильная взаимосвязь между философией, религией и индийской музыкой. Beatles на тот момент своей карьеры были в поиске высшего смысла существования и, что очевидно, их путь привел бы их сюда. Это произошло бы рано или поздно.

***

Дальше логично будет рассказать подробнее о классической индийской музыке и ее значении для мировой культуры.

Так или иначе, истоки индийской музыкальной традиции связаны с Ведами и религиозными ритуалами индуизма.

Классическая школа музыки — это сложная и многообразная система, воздействующая на внешний и внутренний мир, посредством трактатов из Самаведы (Ригведы) и музыкальных произведений, так называемых, раг.

Настройка инструментов производится исходя сложной системы тонов и ступеней, которые значительно отличаются, от принятой на Западе, системы ладов. Это позволяет насыщать звуковую гамму новыми звуками и нотами.

Спустя многие века индийская музыка продолжает хранить эти традиции и по-прежнему является частью сакральной жизни почти каждого индийца.

Если говорить о популярной индийской музыке, то она значительно уступает сложным рагам, так как в ней сделан уклон на массового слушателя и значительно упрощен звукоряд.

В одном из религиозных направлений Индии, таком как суфизм, есть очень емкое и точное определение термина «музыка» и того, какое она может оказывать влияние на человека: «Музыка у них является способом приведения себя в состояние божественного восторга, способом отказа от двойственности, приближения к Богу, прикосновения к нему, утраты „я“».

Мне тут и добавить нечего. Музыка способна оказывать благотворное влияние на человека и его душу.

Под звуки Beatles и индийских раг в исполнении Рави Шанкара проходили мои дни в Индии, а посещение ашрама Beatles стало особым откровением для меня.

Я, как будто, заново переродился там, а после следующего раза, я, окончательно, прозрел. Ашрам Beatles — место удивительной энергии и гармонии. Место, где мой беспокойный ум встал на место и перестал доставать меня. Я слился с космосом под звуки музыки, которая звучит здесь в каждой частичке пространства.

Во времена древних Вед местность вокруг города облюбовали аскеты и мудрецы. Они занимались духовными практиками здесь и вдоль Ганги. В реке они совершали омовения, обряды очищения, мыли волосы и таким образом освобождали свое сознание от желаний и мирских дум.

Неподалеку в пещерах медитировал великий мудрец Вашиштха. Он известен тем, что своими наставлениями помог богу Раме постичь высшую истину. До нас дошли его трактаты под названием «Йога Вашиштха».

Именно благодаря этим мудрецам, город Ришикеш получил свое название. «Риши» на санскрите означает «мудрец», «кеш» — волосы, которые они погружали в святые воды Ганги прежде, чем совершать практики.

Закончив с туристической частью, оставшееся время я ходил в треки по горам и купался в горных водопадах. Просто сидел и созерцал панораму города сверху. Мне хотелось запечатлеть навсегда в моей памяти эти места, возможно, я никогда не смогу сюда вернуться, но внутри меня они будут жить всегда.

Воспоминания — это все, что остается с нами до конца жизни. Они определяют многое в тот последний момент. Если с нами осталось больше хорошего, то мы сделаем вывод, что жизнь прошла хорошо и мы всем довольны, а если больше плохих воспоминаний, то жизнь сложилась у нас не очень удачно и уже поздно что-то менять.

Нужно быть как герои фильма «Поезд на Дарджилинг» и успеть запрыгнуть в последний вагон уезжающего поезда жизни, чтобы ни о чем не сожалеть.

Мне пришла эта мысль, когда я спускался по лестнице вечером, чтобы купить себе еды, а в итоге так и остался в гестхаусе в общей гостиной, где собралось много людей. Вместе с хозяином геста и его сыном здесь были все-все гости, кто жил тут сейчас. Я тоже остался, потому что не мог пропустить такое, как посмотреть фильм про Индию, находясь в Индии.

Судя по лицам, фильм нравился всем собравшимся людям. Я хоть и знал сюжет, но смотрел как будто в первый раз. В такой атмосфере все воспринимается совсем по-другому. Вот у героев фильма из клетки сбежала кобра, а вот их ссадили с поезда за то, что они нарушили все немыслимые правила, чем разозлили проводника-сикха. Они сидят где-то в пустыне, они в отчаянии — путешествие складывалось совсем плохо, нарушая все их планы.

Не зная, что делать дальше они сдаются и решают, что утром улетают по домам к привычной жизни, а тут они были инородным телом, реальность отторгала их. Отторгала не потому, что они были чужеродным звеном, а потому, что они сами никак не могли принять течение жизни: авария и травмы одного братьев — старшего; рождение первого ребенка и проблемы в семье у другого — среднего; расставание с бывшей-бывшей подружкой у третьего — младшего. Они были мыслями где угодно, но только не тут.

И вот тут начинаются превратности жизни, она взяла штурвал управления в свои руки, стала вести их сама — она устала давать им знаки и решила преподать уроки, последствия которых они запомнят и прочувствуют на своей шкуре. Выдержав эти испытания братья, наконец, сплотились и стали одним целым. Теперь они увидели общую цель, она открылась им. Теперь они знают, что делать дальше. Они решают остаться и довести начатое до конца, теперь у них достаточно сил для этого, теперь у них появилась надежда, что все с этого момента будет хорошо. Так и случилось.

Зрители — кто плакал, а кто тихо улыбался, радуясь за героев фильма, что они смогли победить свои недуги и дойти до победы, а кто-то, как я понял потом, строил свой маршрут до Дарджилинга, причем не в переносном смысле, а в самом прямом. Кто-то из гостей под конец фильма решил, что следует отправится по пути братьев, чтобы найти свой уникальный путь. Да, там были и такие постояльцы, кто только искал свое предназначение в жизни и для них этот фильм стал откровением, путеводной звездой, знаком жизни, которая отныне будет вести их вперед.

Я очень радовался произошедшему в тот вечер. Потом, когда я по какой-то причине заговорил с сыном хозяина гестхауса, его звали Маниш, я поблагодарил их, что они придумали устроить показ этого фильма, они помогли многим ребятам в осознании того «зачем они здесь в Индии».

Я так понял, что они часто устраивали общие показы, причем программа была в основном из фильмов, которые заставляют задуматься. Молодцы!

Задумался и я. Правда уже не в первый раз, а раз миллионный. «Зачем я здесь?». Как только я не крутил этот вопрос, как только не отвечал. Я уже задавал себе и сопутствующие вопросы «где это здесь?» и «а кто это я?», но разгадки ждали меня впереди.

Я стал ценить такие моменты, когда во внешнем мире происходит что-то такое, что заставляет тебя перевести взгляд на самого себя и взглянуть критично. То ли таких моментов становилось больше, то ли я стал на них обращать внимание, то ли дело в том, что это была воля Индии показать мне реальность чуть шире, где я мог бы увидеть и себя, но со стороны. В очередной раз говорю ей спасибо за эти уроки!

Через два часа, как я вышел из номера, я наконец купил фруктов себе на ужин и вернулся назад, чтобы перекусить. Время летело своим чередом, все приобретало особый смысл. Все проявлялось как на лакмусовой бумажке. Событие за событием. Только я войду в ритм, как происходит что-то, что заставляет меня снова проявлять активность. И это правильно.

В один из последних дней я решил, что самым лучшим сувениром из Индии будет бутылка воды из святых вод реки Ганг. Что я и сделал. Я привез небольшую бутылку этой воды домой и спустя полгода она такая же чистая, даже без посторонних запахов. Есть все-таки в ней что-то божественное, что делает ее особенной для миллионов людей.

Среди индуистов река Ганга воспринимается только в одном ключе, как святая река. Туристы и паломники часто наполняют этой водой бутылки и берут их с собой домой, могут даже привезти их в качестве подарка другу или родственнику. Сейчас появились специальные компании, которые занимаются коммерческой поставкой этой воды в другие регионы страны за вознаграждение.

Почти в каждом доме у индусов можно найти сосуд с гангской водой. Она используется во многих религиозных и житейских церемониях, например, для омовения новорождённого, во время свадьбы, перед смертью и во время похорон, когда нет возможности перевезти прах умершего к самой реке.

И что самое удивительное, чего я не знал ранее, эта вода является основой для многих традиционных лекарственных препаратов в Индии. На себе не проверял, но все может быть.

Кроме нескольких миллилитров воды из реки, еще я привез много-много воспоминаний и кое-что из них вы уже читаете в этой книге. Одно из таких воспоминаний точно будет жить во мне еще долго, в любом случае.

***

Однажды я так далеко забрел и совершенно отключился от реальности, что, когда краем глаза увидел впереди странного мужчину, внешне похожего на дикаря, заросшего и в лохмотья, вдобавок он был с топором. Поскольку эта встреча происходила в глухом лесу, то я почти обделался под себя.

Первая мысль, которая промелькнула у меня в голове кричала о том, что он убьет меня и закопает на месте, но собрав волю в кулак, я поравнялся с ним и, обменявшись взглядом, пошел прочь. Оглядываюсь на него, я думал вот я дурак, чего испугался-то, идет себе человек никого не трогает. Да, страшно, да, далеко от цивилизации, в глухом лесу, но ничего — все обошлось.

Почему-то совсем недалеко от самого города, но места тут совершенно безлюдные и машин нет, хотя дорога есть. Я шел просто куда глаза глядят час за часом и, начав уставать, я спустился в город купить воды и еды. Перекусив, стало очевидно, что я хочу забраться еще дальше и двинул вверх на холмы. Через двести метров встретил семью обезьян и родник.

Ноги гудели, дорога шла пока только вверх. Немного дальше я решил подобрать палку, чтобы опираться на нее при подъеме и защищаться на всякий случай. Мне уже несколько минут мерещились какие-то звуки и шорохи, но я упорно отгонял от себя любые мысли, связанные с чем-то плохим и шел вперед.

Через полчаса я поднялся метров на 400 над городом и мне открылся удивительный вид на Ришикеш. Я видел далеко внизу мост Лакшман Джула и Ганг, а справа начинались предгорья Гималаев.

Оффлайн карты показывали неподалеку наличие тропы, которая вела к водопаду и смотровой площадке, а еще дальше должны были быть пещеры аскетов. Спустя час плутаний, я стал понимать, что забываю дорогу назад и вообще тропа стала пропадать. Кустарники были по обе ее стороны, через которые было трудно продвигаться, но я все еще шел. Тут мне стали попадаться какие-то свежие земляные насыпи, сначала маленькие, потом большего размера.

Немного погодя, я стал различать шуршание и чьи-то шаги, но никого не было рядом. Я отчетливо чувствовал присутствие, но глазами никого не видел. Дальше звуки становились громче и у меня по спине побежал легкий холодок, я был уверен, что меня преследуют. Справа снова появились насыпи, совсем свежие.

Дорога, тем временем, совсем сузилась и вывела меня к обрыву — вперед пути не было: слева пустота обрыва, справа стена деревьев и холмы. Я не понимал как так вышло, по карте тут должна быть смотровая площадка и водопад, но ничего не было. Я почувствовал себя в ловушке, причем я в нее попал не сам, а меня завели неведомые силы. Звуки продолжались. Я решил быстро вернуться назад в город.

Снова путь лежал через земляные насыпи и тут меня осенило, что это ничто иное как чьи-то захоронения и мне стало совсем плохо.

Я пытался не накручивать себя и искал какое-то более правдоподобное объяснение увиденному, но тщетно. Не решившись раскапывать, чтобы ни одной секунды больше тут не задерживаться, я рванул бегом назад вниз.

Кусты хлестали меня по лицу, но я продолжал бежать. Палку решил выбросить, чтобы она не тормозила меня и дальше.

Минут через 10 я вышел на небольшую поляну, свет на которую пробивался через массивы больших деревьев. Остановился отдышаться. Прислушиваюсь — звуков больше не слышно, как и таинственного присутствия больше не чувствовалось. Определенно это были духи или какие-то невидимые для моего взора существа, охранявшие это место. Не знаю, что они охраняли и что хотели мне показать или наоборот спрятать.

Факт в том, что я столкнулся с чем-то мистическим, что не тронуло меня и позволило спокойно уйти. Раньше я никогда подобных чувств не испытывал, да и померещиться это мне не могло, определенно. Обычно я не склонен себя накручивать, чтобы не доводить себя до подобного страха. Там точно что-то было и я знаю.

Но теперь это всего лишь воспоминания.

Я понимал, что Ришикеш, скорее всего, будет последней остановкой в Индии, так как моя реальная жизнь напоминала о себе все чаще и чаще. Я не боялся вернуться и начал готовиться к этому событию. Так как мне не нужно было уже никуда спешить, не нужно было ничего планировать, то я максимально расслабился и просто доживал свои дни в Индии.

Я решил, что будет логичным собрать воедино все фото и видео материалы, которые я сделал за это время и перебрать их, обработать и перемонтировать. Поэтому оставшиеся дни я был очень сильно занят этим процессом.

Моя каждодневная рутина выглядела так: утром медитации и длительные прогулки вокруг Ришикеша на природе, днем и вечером же я занимался монтажом.

Такой распорядок дня доставлял мне неимоверное удовольствие, так как я знал, что подвожу черту и мне нужно максимально полно осознать, что со мной произошло за эти полтора-два месяца в моем удивительном путешествии. Я смотрел и перебирал материалы, я фильтровал мысли и воспоминания, я снова проживал те моменты моего «триумфа», говоря образно.

Особую радость в эти дни, кроме выше перечисленного, мне доставляло кормление животных рядом с Гангом. Это были и обезьяны, и коровы, и птицы, и даже рыбы.

Самые резвые в плане «успей проглотить кусок и проси следующий» это, конечно, обезьяны. Я помню это еще с первой поездки в Азию, где довелось кормить стаю диких обезьян в Monkey Forest, что на острове Бали. Они бесцеремонно нападали на всех, у кого были в руках бананы и на тех, кто успел зазеваться. Ровно секунда и целой связки желтых фруктов нет и не было. Они просят еще и так с каждым новым гостем, кто решил пожаловать в их лес.

Поэтому в Индии я был уже более расторопным и кормил обезьян выборочно, в основном маленьких детенышей или их мам, а вот грозным «мужикам» от меня ничего не доставалось, кроме слов сочувствия.

Эти шутники любят сидеть на мосту, иногда хватая прохожих за волосы и одежду. Просят еды и внимания. Люди охотно с ними фотографируются. Еще бы, ведь это прекрасная забава, вот такое живое общение с природой без рамок, перилл и решеток. В этом смысле Индия — настоящий подарок, ведь вас кругом окружают эти милые, слегка диковатые и очень голодные животные. Они веселые и живые.

Коровы тоже иногда забредают на Лакшман Джулу и вот тут начинается веселье. На мосту и так полно людей, еще эти вредные мотоциклисты и бедолагам-коровам ничего не остается кроме как ютиться с краю и все от них шарахаются, а если кто-то решит дать им кусочек еды, то движение на мосту окончательно стопориться, потому что вроде медлительные и вялые, но на самом деле очень резвые коровы начинают преследовать того добряка, кто решил их угостить.

Им мог быть и я, мне нет разницы, где угостить голодное животное и кому надо, тот подождет пока коровы поедят и движение снова возобновится. Голод есть голод, все имеют право на еду, если их любезно угощают. Они заслуживают уважения.

Однажды случилась целая история с глупым мужиком, который решил особо дерзко прервать коровью трапезу и начал пихать ее в бок, потом схватил за рог и начал тянуть ее за собой вперед, на это бедная и разозлившаяся корова решила ему отомстить и погналась за ним. Улепетывая, этот дядька лишь оглядывался и секунду спустя увидел позади себя голову коровы, которая специально пригнулась, чтобы приготовится и боднуть его в пятую точку. Вот было смеху! Все, кто был на мосту громко и долго смеялись. Та еще потеха.

Очевидно, что дерзкий индиец получил свое, ведь он посягнул на святое животное и сразу получил своей кармой в виде бумеранга под зад. А корова выполнив свой долг, довольная пошла прочь с моста. Этот урок мужчина усвоит на всю оставшуюся жизнь: «Не тревожь других по воле своей и отсутствию терпения у тебя, будешь наказан. Уважай других и поступай с ними так, как хотел, чтобы поступали с тобой».

Говоря про животных в Ришикеше, стоит упомянуть смекалку местных жителей, которые находчиво придумали продавать хлебные «колобки» или просто хлебные шарики. Купив такой корм, предполагается, что вы скормите его рыбам в Ганге, ведь так советуют сами продавцы, но я зашел еще дальше и накормил нескольких коров.

Этим действием я вызвал массу негодования на лицах продавцов хлеба, так как они всем говорят, что это только для рыб, а почему не объясняют. Раз так, то рыбам корма хватает, ведь поток туристов здесь обильный и все покупают его на счастье и, чтобы улучшить себе карму. Я решил накормить тех, кому, по моему мнению, этого корма не хватает. Отойдя немного в сторону, я высыпал две бумажные тарелки хлебных шариков на землю рядом с тремя коровами — одной мамой и двумя телятами. Они с полными благодарности глазами стали жадно поедать корм — я был счастлив.

Пусть продавцы были недовольны, ведь сами-то они не очень жалуют коров, считают, что сколько им пищи не дай, все съедят. Я с этим не согласен и поступил по своему. С ними также был не согласен пожилой садху, который видел все это и подозвал меня к себе. Он улыбнулся и протянул мне свою загорелую руку, он сказал, что я поступил правильно и он рад, что и коровам достался корм.

Конечно! Все оказались в выигрыше: продавцы получили свои деньги и продали товар, я купил их корм и накормил голодных, а кто был голодным уже неважно. В другой раз я накормлю и рыб, и птиц.

А еще есть собаки, которые тоже заслуживают пищи. Как и люди, у которых нет денег, чтобы купить себе кусок хлеба. Помогая им, мы помогаем себе. Простой закон вселенной. Однажды посаженное семя, вскоре даст плоды и помощь одного человека станет примером сотням и тысячам другим, ведь главное в мире это всеобщая доброта и забота.

Индия учила меня каждый день, вела меня навстречу моему пути, который рано или поздно откроется мне. Всему свое время.

И вот уже спустя пару месяцев путешествий, за неделю до моего отъезда домой, я пишу эти строки из Ришикеша и пытаюсь выстроить всю ретроспективу моего невероятного путешествия. Всего того, что произошло со мной за эти полтора-два месяца вне дома.

То, что волновало в начале, уже не так волнует меня сейчас. Те первые эмоции, которые меня накрыли, как только я вылез из самолета в Тривандруме, они еще остались в моей памяти, но экстремальными я их назвать уже не могу. Но тогда. О! Тогда у меня был шок и паника.

В дороге же, особенно когда у тебя за плечами 13-тикилограммовый рюкзак, и ты идешь с ним 10 км под палящим солнцем в +35, чтобы успеть на поезд. Вот эти вот мысли, они крутились в моей голове миллионы раз. Я успел вспомнить и прожить снова всю свою жизнь. В дороге у нас есть только время, которого не отнять. Я думал и думал, кто я, где я, почему я здесь, что мне делать дальше. Это будет похлеще Великой теоремы Ферма. Мне еще искать и искать ответы. Но пришло время вернуться домой.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
В эфире
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Моя Планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
Телепрограмма телеканала «Живая планета»
06:00
Солнечные бури. Земля в опасности
07:00
Тайные города. Баку
07:55
Планета вкусов. Корея. Королевская трапеза
06:00
Зверята всего мира. Зверята Юго-Восточной Азии
06:55
Зверята всего мира. Ещё больше зверят Африки
07:50
Недетские вопросы. Школа выживания
Важно не то, куда ты попадешь в конце, но какие приключения встретят тебя на этом путиПенелопа Райли