Белая Русь 2

Пройдя Беларусь электричками с востока на запад, сделаем последний рывок к самой границе с Польшей – посетим трансграничный природный парк, а затем отправимся назад – на восток, останавливаясь в городах, которые остались за окнами вагонов…

Если вас, как и меня, способен привести в состояние катарсиса лес, вам необходимо посетить национальный парк Беловежская пуща. Попасть туда из Бреста очень просто, даже если у вас нет машины. Инструкция: на автовокзале садитесь в автобус, идущий живописным маршрутом к границе с Польшей, через Каменец, в деревню Каменюки, по дороге обязательно смотрите в окно и считайте аистов, гнездящихся на крышах и вышагивающих по полям (а иначе катарсис может и не случиться!), выходите на конечной остановке и идите немножко пешком, прямо к главному входу. Здесь вам предложат туристические маршруты на любой уровень владения велосипедом или ногами (велосипед тоже предложат).

Мы не стали брать велосипеды, мы и ногами работаем неплохо. Выбрали пеший маршрут «Озерное кольцо». Главное правило посещения парка – не сходить с тропы (не сорить и не разжигать огня – это само собой разумеется). Во-первых, если сойдете с тропы, администрация не несет ответственности за ваше здоровье и жизнь. Не исключены личные встречи и близкое общение с местной фауной, а она, между прочим, разнообразна, некоторые виды крупны, рогаты, зубасты, когтисты и бог знает что еще. По своему опыту скажу – с одним из видов здешней фауны вы точно столкнетесь, и вероятность пострадать от него реально высока. Прихватите с собой литр-другой репеллентов, а то вас съедят заживо комары. При использовании репеллентов – тоже съедят, но не всё, что-то останется и выйдет из леса домой. Во-вторых, если сойдете с тропы, есть хорошая возможность заблудиться, а потом найтись в Польше, откуда вас (или ваши останки, не доеденные местной живностью) депортируют на Родину.

Чтобы описать красоты природы беловежской, надо родиться поэтом. Увы!.. Не найду я слов ни для этих золотистых дубов, ни для синего озера в обрамлении камышей, ни для гигантского можжевельника, ни для заросших ряской изумрудных озер, вытянувшихся среди буйного нетронутого леса, ни для этих сумрачных елей, прячущих удивительные лишайники и мхи, ни даже для вон там пробежавшего какого-то дикого кота… Кажется, будто попал в сказку, тот самый дремучий лес, где живет в укромном уголке всякая волшебная нечисть – в озере наверняка водятся кикиморы или русалки, а за пологом ветвей прячется избушка на курьих ножках. И за каждым твоим шагом наблюдает леший, следит за порядком. Как-то не хочется сходить с тропы, мало ли что. Может, и к лучшему, что в лесу мы никого не встретили, кроме комаров (и того таинственного кота).

Беловежская пуща. Верховое болото

Беловежская пуща. Сосновый лес

Беловежская пуща. Можжевельник

«Озерное кольцо». Озеро Плянта-1

«Озерное кольцо». Озеро Плянта-2

«Озерное кольцо». Озеро Плянта-3

Плянта-3

Беловежская пуща. Еловый лес

Беловежская пуща. Мхи

Муравейник

Больше всего удивительно, что за каких-то пять с небольшим километров можно увидеть потрясающее природное разнообразие – тут тебе и сосновый лес, и еловый лес, и смешанный лес, и посадки красного дуба, и верховые болота, и целая цепочка озер. Будто все красивости специально для тебя уложили компактненько, чтобы ты сумел за короткий период времени и с минимальными трудозатратами все посмотреть и по достоинству оценить.

Дремучий лес

Многих зверей и птиц – обитателей беловежской пущи - можно увидеть в вольерах. Некоторые туристы, кстати, вольерами и ограничиваются. «Ничего мне не надо. Покажите мне зубра и везите обратно!» - фраза, как мы поняли, здесь не особо оригинальная.

Это не совсем зоопарк. Здесь живут животные, которые по состоянию здоровья без помощи человека погибнут. Некоторых вылечивают и отпускают в лес, другие остаются здесь навсегда. Здесь можно увидеть лис, кабанов, оленей, лосей, сов, филинов, волков, медведей, косуль, тарпановидных лошадей, рысей. И почему-то страусов. (Логика встречается в жизни не намного чаще, чем справедливость.)

Благородный олень

Вольеры. Беловежский зубр

Вольеры. Пятнистый олень

Вольеры. Тарпановидная лошадь

Рога

И конечно, здесь есть главная гордость беловежской пущи – зубр. Если повезет, он подойдет совсем близко к ограждению, покажет вам свой лиловый язык, посмотрит на вас большими грустными глазами и даже даст осторожно погладить свою нечесаную косматую челку. Может, он думает о печальной судьбе своего краснокнижного вида и знать не знает о том, что люди, кажется, опомнились и делают сейчас все, чтобы его спасти? Уходя, мы унесли с собой в сердце печальный взгляд зубра, а в рюкзаке – нарисованного на деревянной планке зубрика на память. Через несколько месяцев обнаружилось, что нарисованным зубром дело не кончилось – с нами в родную Казань пробрался, пользуясь свободным перемещением между Россией и Беларусью по внутреннему паспорту, один маленький белорус. Ему, впрочем, паспорт совсем не положен, ведь он – короед. Медленно и с аппетитом он месяц за месяцем ел наш сувенир, пока кучка деревянной пыли на полке за стеклом не стала достаточно велика, чтобы ее заметили. Тогда-то короед и был обнаружен, выруган за порчу имущества и безжалостно выселен вон. Даже жалко немного короеда-путешественника.

А теперь мы отправляемся в прошлое – времена Великого княжества Литовского. Род Радзивиллов жил на этой земле многие поколения и, конечно, оставил следы. Многие Радзивиллы занимались просвещением, благотворительностью, общественной деятельностью и, ясное дело, политикой и экономикой. Мы посетили один из материальных следов – радзивилловский замок в Несвиже. Несвиж – небольшой городок, довольно запущенный (особенно если ты приезжаешь не на туристическом автобусе, а на обычном рейсовом и, как мы, топаешь пешком до главных достопримечательностей от автовокзала). Несвиж – моногород, здесь все крутится вокруг замка и пары-тройки красивостей того же периода – ратуши, костела, монастыря бенедиктинок.

Несвиж. Монастырь бенедиктинок

Несвиж. Ратуша

Несвиж. Слуцкая брама

Замковое озеро

Замковое озеро

Но замок стоит того, чтобы приехать. Окруженный рвом, с крепкими стенами, стоящий неприступной крепостью на берегу живописнейшего пруда, он открыт для туристических посещений. Желающие могут насладиться интерьерами хором, где жили Радзивиллы, мы же предпочли погулять в парке, где Радзивиллы катались на колясках. В отличие от осмотра богатого внутреннего мира замка, прогулка по парку дешевая, а точнее бесплатная. Да, мы бы тоже не отказались от коляски или другого транспорта – парк не просто большой, он огромный. Состоит он из различных тематических частей, есть английский парк, японский сад и прочие изыски ландшафтного дизайна. Мы ограничились Старым парком, по причине нехватки времени и запасных ног. Английский парк, пожалуй, один из моих любимых типов парков. Он слегка запущен, немного дик и потому наиболее приближен к естественной природе. В то же время рука человека накопала здесь пруды и ручьи, заботливо выложила берега живописными камнями, а дорожки – мелкими камушками, построила мостики, а потом расставила в разных уголках скульптуры русалок, разнообразных радзивилловских предков и даже единственной в своем роде любимой радзивилловской собаки. Парк – это замечательное место, где гармонично соединяются творения природы и творения человека (при умелом подходе, конечно), поэтому в них есть особая прелесть.

Несвиж. Старый парк

Несвиж. Старый парк

Замок Радзивиллов

Замок Радзивиллов

Несвиж. Замок Радзивиллов

Двор замка

Получив порцию умиротворения, покидаем сонный Несвиж и возвращаемся в Барановичи, а оттуда – электричка в Минск.

Барановичи

И снова близится полночь, и снова темная станция Институт Культуры. Оказалось, если развернуться не на запад, а на восток и позволить толпе увлечь себя, очутишься в метро, наполненном людьми, светом и всевозможными ларьками-киосками. Всего одна станция – и мы уже в центре города, и вот перед нами переливается огнями сверкающий современный железнодорожный вокзал, ой, простите, чыгуначны вакзал. Здесь, среди роскошных интерьеров, на красивых, но жутко неудобных сиденьях зала ожидания мы протянем время до рассвета, а затем пойдем по широким улицам Минска встречать солнце.

Рассветный Минск прекрасен, чист, свеж, просторен. Архитектурные черты города связаны с его историей. Во время войны этот город-герой был практически полностью разрушен, утрачена большая часть шедевров старинной архитектуры. Когда война закончилась и Минск был снова свободен, многострадальный город пришлось практически строить заново. Прекрасные здания в стиле сталинского ампира составили основу архитектурного облика Минска. Яркая «фишечка» - на крупных улицах, проспектах, площадях часто встречаются зеркально выстроенные здания – левое переглядывается с правым, благодаря этому приему кажется, что тебя встречает почетный караул, как важного гостя. Ощущение, будто ожидается некое торжественное мероприятие. Ворота Минска, ведущие в город от вокзала, не получились - только что проснувшееся солнце светило прямо в объектив фотоаппарата. Вот левая створка Ворот, но воображение легко дорисует правую – они зеркальны.

Ворота Минска. Левая створка

Вторая особенность архитектуры связана с тем периодом, когда Беларусь была частью Великого княжества Литовского и испытывала сильное влияние католичества и униатства. Это нашло отражение в облике храмов. Порою кажется, даже православные соборы были первоначально католическими. Иногда это действительно так – кафедральный собор, например, был сначала храмом монастыря бернардинок. Однако собор Петра и Павла строился именно как православный, что никак не мешает ему выглядеть несколько по-католически. Для привыкшего к традиционному облику русских церквей храмы Минска (и вообще Беларуси) выглядят неожиданно. К счастью, во время войны церкви, как православные, так и католические, мало пострадали и продолжают украшать город.

Минск. Кафедральный собор Сошествия Святого Духа, 1633-1642 гг.

Минск. Собор святых Апостолов Петра и Павла, 1612-1620-е гг.

Архикафедральный собор Пресвятой Девы Марии, 1700-1710 гг.

Минск. Костел святого Симеона и святой Елены, 1905-1910 гг.

Минская духовная академия

Самые красивые города (на мой вкус) украшены не только зданиями, но и зеленью и водой. Первый пункт берет на себя река Свислочь, петляющая по Минску, радуя глаз и давая приют уткам. Именно на Свислочи, кстати, есть маленький островок, где ангелы плачут о павших воинах-афганцах.

Остров Мужества и Скорби, мемориал воинам-афганцам

Остров Мужества и Скорби. Плачущий ангел

Минск. Р. Свислочь

Остров Мужества и Скорби

Пункт второй представлен обилием парков и скверов, больших и прохладных, тихих и чистых. Это радует, ведь, на мой взгляд, исключительным правом не быть зеленым обладает только Петербург. Возможно, подумали мы, после войны большие куски земли решили не застраивать заново, а засадили деревьями, убив сразу нескольких зайцев – красиво, воздух чист и свеж, а людям есть где погулять, поразмышлять, побыть в одиночестве или с друзьями. Разве есть что-либо более противоположное войне, чем уютный парк, где люди отдыхают от суеты каждодневных забот под защитой распростертых над ними рук-ветвей деревьев?..

Музыкальный театр

Театр оперы и балета

Аисты на площади независимости

Есть несчастливые населенные пункты, где пары часов хватает, чтобы понять – возвращаться не хочется. Есть такие города, где, сколько бы времени там ни провел, его не хватает. Минск оказался именно таким: два дня – это катастрофически мало!

Беларусь осталась в голове и в сердце, и цвета ее мне понятны: красный – кровь, пролитая за свободу, зеленый – мирная тишина лесов, белый – чистая, незамутненная память. Мирно, спокойно и светло на душе, когда прощаешься с Белой Русью.

И снова темная платформа, и перед нами рельсы, ведущие на восток, через неторопливый вечерний Смоленск, вечно спешащую дневную Москву, рассветно-волшебный Владимир, полуденно-сонный Ковров, закатно-уютный Нижний Новгород, в такую любимую Казань – домой.

Комментарии
Лариса Новицкая
26 января 2020, в 16:08

Очень красивый и душевный репортаж о моей стране. Спасибо!

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.