Моя работа на краю Света. Трассы Шпицбергена и питомник Баренцбурга.

На Шпицберген я приехала в апреле 2018 года в уже задуманный без меня и начатый проект в качестве руководителя. Проект подчеркивал уникальность расположения Баренцбурга. Сочетание возможностей массового туризма с морских лайнеров и дикие трассы в дикой заповедной природе Арктики. Отсюда надобность какой-то уникальной экспозиции в самом питомнике и хорошей работоспособности упряжек для работы на неподготовленных трассах с приличным (а иногда не приличным) рельефом. Главной задумкой была многопородность, причем не обычные 2–4 породы, а что-то ближе к десятку. Сейчас их 8, на момент нашего с собаками приезда было пять. Сибирские хаски, самоеды, аляскинские маламуты, чукотские ездовые и якутские лайки. И еще подобранный «лайк» Пломбир из московского приюта, «наверно хаски» из проката, тоже с материка и местные «самохаски» - от мамы самоеда и отца хаски. Если коротко, то питомник начался с большим уклоном на собак шоу типа и было в нем момент моего приезда 32 весьма разнообразные собаки. А вот планы на маршруты были не шоу, от 10 км. с очень приличными затяжными подъемами. Кто в теме, тот понимает, что круг в 10 км, заявленный минимальной дистанцией проката, это 3–5 забегов на него в плотный рабочий день. И тут вариантов два. Либо менять собак между группами туристов, а это большое количество персонала при нашем размере групп. В них по 7 человек и на круг выходят сразу 4 упряжки. На трех из них по 2 туриста и один подсадкой на первой нарте гида. Это очень большое количество собак, ведь за раз их в караване 32 головы. Одна смена выходит в 64 рабочие собаки, и к ним десяток запаса. Или использовать собак – лонгеров, которые могут бегать 40 и более километров без замены. Персонал в Баренцбург возить сложно, в сезон лишнего не бывает, но со мной приехало 24 мои лонг собаки (ну как моих, наших семейных). Благодаря им и был отработан сезон 2019 года. И откатка многодневных программ тоже проводилась на них. К этому времени в питомнике стало больше на одну собаку и одну породу, прибавился гренландский ездовой Копен. Со мной приехали приехало еще две породы - аляскинские хаски и таймырский ездовой Алук, к которому позже присоединились внуки. 


На целые упряжки набиралось только чукотских ездовых (с моими), аляскинских хаски (на тот момент только моих) и, с некоторыми оговорками, сибирских хаски (только Треста). Так что упряжки к рабочему сезону предстояло собрать весьма разнообразные. Начали мы какую-то конкретную составную скатку в первом нашем зимнем сезоне на Шпицбергене только в январе, когда лег снег в достаточном количестве под нарты. До этого запрягали в квадроцикл большие составы и супербольшие в микроавтобус. В этот момент определились с лидерами и тяжеловозами, которые зимой будут таскать нарту в затяжные подъемы. Работы на увеличение скорости не предполагалось, поэтому собак только условно поразбивали на группы по скорости. По разнице движения. 


В движении собак выделяют несколько аллюров. На слуху у обывателя галоп и рысь, кое кто слышал про карьер. Но в нашем случае основная трудность была не в них, а в том, что шоу и рабочие собаки имеют очень разную манеру шага. А из-за неслаженной работы упряжка сильно утомляется. А еще быстрые собаки при постановке в медленные составы сбиваются с хорошего, правильного для них ритма. С медленными, поставленными в быстрые составы, еще хуже. Они сначала получают ударную нагрузку на суставы, а потом устают так, что уже не помогают более быстрым собакам. Поэтому первое что я сделала, это разбила собак на две группы по скорости и выносливости. В более медленную группу по первости попали шоу хаски (но не все), самоеды, маламуты и собаки из проката (показывавшие в движении большую изношенность). В группу поскоростей чукотские ездовые, якутские лайки и гренландец. Ну и аляски естественно. Поскоростней, это я имею в виду среднюю скорость, включающую нормальный темп подъема в затяжные горки с грузом. Теперь о трассах. 


Трассы у Баренцбурга непростые. Для своих тренировок это интересно, для работы с туристами требует тройной аккуратности и тонкого расчета. Местные машеры, из тех, кто бегал Айдитород и Финмаркслопет, планируя поездки в наш угол предпочитают предварительно поинтересоваться, поместиться ли на трассе упряжка в 12 собак. От мыса Лайла трассы накатаны только снегоходами. Каждый год в новом варианте. Но снегоходы короткие и поворотливые, их выкаты часто такие резкие, что длинная упряжка не вписывается, да еще в опасной близости от обрывов. Много очень жесткой и ухабистой «стиральной доски» с очень приличными кочками. У Лонгйира достаточное количество километров трасс катано ратраками, но до Баренцбурга ратраки они не добираются. Есть и второй вариант выезда с кеннела, в Грендален и далее через него к Лонгйиру или к мысу Старостина. Это старт через поселок, прямо по общей дороге с несколькими резкими поворотами и крутыми спусками. В общем оба варианта выката с кеннела на длинные трассы под упряжки до восьми собак. С трассами на 10 км почти так же. Только на полигон можно отправить собак послабее, или составы подлиннее. Каньон тоже «поворотливый» - на спуске с малого каньона в большой поворот 90 градусов. Его активно заметает. Со временем спуск в большой каньон становится трамплином с двухметровым обрывом. Не то что на упряжку 8 собак, туриста даже на короткую не поставишь. Переходим к заметам на трассах. 

     обгоны со снегоходными группами на трассах Шпицбергена постоянны

При относительно теплых зимах, на Шпицбергене почти всегда метет понизу. Часто переметает с места на место снег. Едешь на упряжке по жесткой трассе, по которой снегоходный трафик в полсотни в день, и вдруг резко влетаешь в перемет так, что собаки тонут по плечи. Метров через десять выныриваешь опять на жесткую трассу. Верхняя часть каньона у снегоходов популярностью не пользуется. Там мы чаще проваливаемся, чем по нормальной трассе бежим. Снега за сезон много прибавляется, и сверху, обычным путем, и ветром переносит, а еще со склонов сползает. Только какая-то поверхность образуется, ее начинает круглосуточным солнцем подтапливать. Перед туристической группой трассу проходит снегоход. Лопатами поправляются опасные места на надувах. После снегохода остается свежий след, но трасса не встает, собаки проваливаются. А теперь сведем все вместе.


Упряжки не больше 6–8 собак, проваливающаяся трасса. Затяжные подъемы и часто ветер в морду, причем коварный. Частенько в поселке все спокойно, отличная погода. А на прямой от каньона, после подъема, до поворота к Баренцбургу метет встречным так, что снегохода в пяти метрах не видно. Отсюда собачки нужны даже под самые короткие программы упорные, трудолюбивые, сильные. Средняя скорость 11–15 км\ч. Причем скорость стабильная, почти постоянно в данных пределах. Без быстрых стартов с медленным вползанием в подъемы. Хорошая скорость на подъемах, должен быть некоторый накат. В Лонгйире достаточно много помесей алясок с гренландцами. Видела варианты, когда у нарты в составах аляскинских хаски бегают не две, а четыре собаки. Я остановилась на постановке под нарту собак с хорошим тягловым упором. Чукотских, гренландских, таймырских ездовых. Составы напополам с алясками идут как раз со средней скоростью 11–15 км\ч.
По итогам вкатки 2019 сезона (а сезон на Шпицбергене не захватывает декабрь, поэтому считается по одному году) в составы многодневных программ пошли гренландец, чукотские ездовые и аляскинские хаски. Возможно, в эту группу вписалась бы одна из трех якутских лаек. Но она бегает лидером и в момент рейдовых выходов остается «главной» в составах на короткую программу. И в этот момент у нас появилось два термина для обозначения рабочих качеств собаки. Рейдовая – про собаку с неограниченной в нужных нам условиях, способностью работать. И каньонная - про собаку, которая 2–3 раза в неделю может пробегать 1–2 круга по каньону. Рейдовые собаки несут основную нагрузку работы с туристами. Из каньонных мы делаем четвертую упряжку при выходе большой группы на 10 км или подставляем в центр более сильных составов. Но поскольку мы ограничены трассами в количестве собак, слишком слабых в составы тоже не подставить. От каждой собаки упряжки требуется максимальная работа. В 2019 году получилось 20 каньонных и 6 рейдовых собак у Треста и 23 рейдовых моих. 

Ночевка в домике на берегу моря во время отработки маршрутов
Второй раз я заново перетестировала собак в различных сочетаниях в колесном сезоне 2019 года. Пришли летнии карты Troll, появилась возможность почти круглогодичных тренировок и работы с туристами. Вот тогда я уже лично всех собак в составах, аналогичным зимним, и перекатала. На фото как раз момент такого выезда. Впереди два моих лидера, аляска и чукотская ездовая. Далее якутская лайка и самохаски и в колесах две условных хаски из проката.  Это чисто тестовая сборка. Я считаю, что собака должна двигаться с комфортной ей скоростью и не пытаться «сдавать на мастера спорта по тяжелой атлетике». Разово и двухразово и даже трехразово многие из более слабых составов могут отработать и на пределе возможностей. Но, по-моему, лучше пусть работают в своей комфортной зоне и долгие годы.На одних собаках реально покатать только на 2 км. другие и 50 не заметят. Это человек должен все рассчитать заранее, не ставя в дальнейшем перед неподходящими собаками несопоставимых с их качествами задач.

упряжка из текста абзаца выше

У многообразия в 8 пород в питомнике Баренцбурга есть еще интересные стороны бытового проживания собак в Арктике. Но об этом будет отдельный рассказ. За годы работы с ездовыми собаками (с 90-х) у меня по практике со всеми основными вариантами ездовых пород и аборигенных популяций, выработались свои породные предпочтения. Именно таких собак я и держу для себя в моем питомнике "Полярная Звезда" и это чукотские ездовые собаки и аляскинские хаски. Но для того, чтобы посмотреть, как живут на Шпицбергене такие разные современные ездовые породы, стоило приезжать в Баренцбург. Не зря же говорят, что любопытство сгубило ни одну женщину...

 

Оставить комментарий